Новости факультета
10 июля 2017

Елена Куприна-Ляхович – о том, почему она решила связать свою судьбу с современным искусством

В очередном материале цикла «Монологи», подготовленном культурологом, журналистом, автором и ведущим радиопрограмм о современном искусстве Сергеем Чебатковым, основательница «Е. К. АртБюро», преподавательница факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Елена Куприна-Ляхович рассказывает о том, почему она решила связать свою судьбу с современным искусством и как это произошло. Текст публикуется в «Артгиде» в авторской редакции.

Впервые о современном искусстве я услышала в годы перестройки. В конце 1980-х мне довелось сотрудничать с экспериментальной съемочной группой, снимавшей сюжеты в том числе и о художественных выставках — в галерее «Беляево», например. В 1988 году во время съемок сюжета для проекта «Огонек-видео» мы оказались в сквоте в Фурманном переулке — это было место, где современные художники устроили гибрид галереи, выставочного зала, клуба по интересам и дискуссионной площадки. После съемок у меня осталось сильное впечатление, будто я побывала в другой реальности: людям не нужно было вскакивать с утра на работу, над ними не было режиссера, как в театре, или дирижера, как в оркестре, и при этом все они занимались интереснейшим делом. Я начала искать пути, чтобы попасть в эту уникальную сферу, но было совершенно непонятно, с чего начать.

В конце 1980-х — начале 1990-х не существовало никаких арт-школ, где могли подробно рассказать о том, как устроен этот мир, поэтому я пошла работать продавцом в первый подвернувшийся под руку художественный салон. Он находился в гостинице «Космос» и торговал абсолютно всеми видами изобразительного искусства — от гравюр с видами столицы до работ Леонида Пурыгина.

Через некоторое время мы с администратором салона решили сделать свою выставку. Для нее мы выбрали трех хороших, но достаточно традиционных художников, занимавшихся тогда экспериментами в области модернизма, и поехали с ними в Прагу. Нам повезло с официальной поддержкой российского посольства — нас стали знакомить с представителями чешского художественного истэблишмента. Конечно, единственное, что мы тогда могли, — это ходить и вежливо улыбаться, поскольку совершенно не понимали, что происходит. В одно прекрасное утро мы оказались в Национальной галерее, где познакомились с легендарным Миланом Книжаком (конечно, в то время я о нем ничего не знала). Книжак спросил меня, знаю ли я что-то о Мастерской кураторов под руководством Виктора Мизиано, которая открывается в Москве и в которую, его, Книжака, зовут прочитать несколько лекций. Милан спросил, иду ли я туда учиться. «Конечно», — ответила я. Помню, мне тогда еще толком не было знакомо само слово «куратор».

Вернувшись в Москву, я принялась искать Мастерскую кураторов Мизиано. На дворе — начало 1990-х, интернета и каких-либо профильных изданий не было и в помине. Наконец я узнала, что мастерская находится в Центре современного искусства на Якиманке, но прием к тому моменту был закрыт, а занятия уже начались. По счастливому стечению обстоятельств я жила по соседству с известным искусствоведом Еленой Курляндцевой, которая как раз входила в состав приемной комиссии Мастерской кураторов. Я поймала ее прямо на улице и попросила помочь. Елена посоветовала обратиться непосредственно к Виктору Мизиано. Придя к нему, я совершила чудовищную наглость, но это сработало. Я сказала: «Здравствуйте, меня зовут Елена. Я была в Праге, и Милан Книжак мне порекомендовал пойти в вашу мастерскую», — и Мизиано согласился меня принять.

Я до сих пор считаю, что наш, первый, набор был просто уникальным — из 15 человек практически все сейчас присутствуют в художественном поле. Еще более уникальным был набор наших преподавателей — зарубежные спикеры рассказывали такие секреты профессии, которые многие из нас тогда просто не были готовы воспринять. Все знания, которые мы тогда получали, были словно совершенно из другой вселенной, и мне, например, многое становилось понятным гораздо позже. Я очень хорошо помню выступления Пригова и рассказы Кулика о том, как он пришел в искусство. К нам приезжали невероятные люди из-за рубежа, по-моему, был даже Харальд Зееман. В те годы всем на Западе была очень интересна Москва, и ее охотно посещали. Можно добавить, что при всем этом наше обучение было бесплатным.

Переоценить заслуги Виктора Мизиано просто невозможно. Он первый в нашей стране сделал попытку сформировать хоть какую-то систему образования в области современного искусства и фактически воспитал второе поколение российских кураторов. Если к первому поколению можно отнести самого Виктора Мизиано, а также Иосифа Бакштейна, Леонида Бажанова, Андрея Ерофеева, то себя и своих коллег я отношу ко второму.

Читать далее…

Все новости >