Новости факультета
10 августа 2018

Конрад Дедоббелер: «Экспозиция — это сцена, а зрители на ней актеры»

В конце июля фонд V-A-C и Московский музей современного искусства запустили третий акт выставки «Генеральная репетиция», сценарий которого сочинила поэт, прозаик и эссеист Мария Степанова. «Артгид» решил выяснить, какую роль в этом проекте играет архитектура выставочного пространства. Бельгийский художник Конрад Дедоббелер, который вместе с Крисом Кимпе работал над сценографией выставки, рассказал Татьяне Сохаревой о том, как сделать видимыми взаимоотношения между объектами и пространством музея.




Татьяна Сохарева: Составляя скульптурные композиции, над которыми вы работаете как художник, вы акцентируете внимание зрителя на проблеме репрезентации. Удалось ли вам развить эту тему посредством архитектуры выставочного пространства?

Конрад Дедоббелер: Не могу сказать, сумел ли я это сделать. Создание произведения и его репрезентация, как и заложенный в нем смысл и последующее прочтение, — это разные вещи. Уж за что я не беру на себя ответственность, так это за интерпретацию. Это целиком и полностью задача зрителя. С другой стороны, у меня есть свои цели, и я хочу, чтобы они были предельно ясными. Мы с Крисом Кимпе стремились создать легко прочитываемый маршрут через довольно сложно организованное пространство с коридорами, лестницами и непохожими друг на друга выставочными площадками.


Т.С.: На выставке «Генеральная репетиция» встретились произведения разных эпох и направлений. Вы работали с контекстом или, наоборот, стремились его перекодировать, нейтрализовать?

К.Д.: В первую очередь нас интересовало здание музея. Как я уже сказал, оно довольно сложно устроено: одни его элементы отреставрированы, другие — нет, в каждом помещении разное освещение и, собственно, уровень музеографического вмешательства. Мы предложили внедрить элементы, которые бы функционировали как самостоятельная структура внутри этого сплава ранее принятых решений относительно здания. Вместо того, чтобы закрывать на них глаза, мы решили сделать эти предыдущие вмешательства видимыми.


Т.С.: Проект постоянно меняется — это его главная формальная особенность. В названии выставки заложена метафора театрального действа. Получилось ли у вас создать такое же видоизменяющееся, текучее пространство, как вам кажется?

К.Д.: Я думаю, что архитектурно ограниченное пространство само по себе не может быть текучим. Мы можем настаивать на этом, но является ли текучесть на самом деле качеством пространства или это вопрос моды? Поскольку мы не принимаем участия в каждом из трех действий, мы решили создать пространственный парадокс: оставаться статичными и акцентировать внимание на определенных точках и местах. Наша конструкция, так сказать, стоит на страже границ проекта. В течение всех трех актов она находится там, где была с самого начала, оттеняя движение произведений-актеров.

Читать далее…

Все новости >