Истории успеха

10 февраля 2017
Арсений Бекешко, координатор выставочных проектов в Музее Москвы

Арсений Бекешко, координатор выставочных проектов в Музее Москвы

«В RMA все занятия проходят с преподавателями, которые рассказывают о своем опыте: как они добивались своего, что получалось, какие были ошибки, где ждать подвохов в этой индустрии. Ценность этих знаний в том, что их дают люди, которые сами прошли через это. Эта программа — одна большая практика, которая дает базу знаний и представлений о том, как работать в дальнейшем. Мне пригодились очень многие лекции, которые изначально могут показаться скучными и неважными: о транспортировке, страховании, техническом оснащении музей и так далее».

Во время интервью телефон выпускника факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Арсения Бекешко вибрировал постоянно, иногда он извинялся и отвечал на звонок, чтобы решить проблемы с пожарной безопасностью, вывозом строительных материалов, доставкой картин. Просто он работает координатором выставочных проектов в Музее Москвы и создание всех выставок в музее зависит от него. Нашему сайту Арсений рассказал, как создается выставка, какие проблемы могут возникать и каким должен быть первый музей в городе.




Как вы начали работать в Музее Москвы?

Когда я начал учиться в RMA, куратор факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Николай Палажченко порекомендовал меня в Музей Москвы.

А почему решили пойти учиться в RMA?

Давайте по порядку… Я работал в Ульяновске руководителем пространства для мероприятий в области культуры «Квартал» и с этим проектом решил поехать на Селигер. Там по итогу недельного курса обучения я выиграл грант факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес». Я решил, что грант — хороший шанс двигаться дальше.

Первое образование у меня хореографическое, и изначально я танцевал в ресторане, потом работал аниматором, хореографом, диджеем и ведущим в отеле под Звенигородом. Потом мне все надоело, и я ушел работать на завод. Хватило меня на два года. Я решил, что все-таки хочу заниматься прекрасным. Моя мама — режиссер-постановщих на основных площадках в Ульяновске, то есть у меня перед глазами постоянно был пример человека, который делает культурные события. Я хотел тоже развивать культуру города. Так я начал работать в фонде «Ульяновск — культурная столица» и стал первым руководителем «Квартала». В общем, я всегда интересовался сферой культуры и искусства, и поэтому решил переехать в Москву и учиться в RMA.

Так как у меня уже был небольшой опыт работы в этой сфере, и я производил впечатление ответственного человека, заинтересованного в работе, Николай посоветовал меня в Музей Москвы. Я пришел на собеседование, потом еще на одно, потом ждал ответа. Уже не надеясь получить ответ из музея, начал работать администратором в студии Айдан Салаховой: встречал гостей, рассказывал о студии, работал со студентами. Через некоторое время мне все же позвонили из музея, а узнав, что я уже работаю, предложили работать неполную неделю. Конечно, я согласился, и полгода работал в двух местах семь дней в неделю, и еще учился в RMA.



Студия Айдан Салаховой


Насколько обязательно профильное образование для работы в музее?

Смотря на какой позиции, если ты хочешь работать хранителем, то, конечно, обязательно, а если в PR-отделе или координатором, как я, достаточно просто хорошо разбираться в искусстве и иметь большое желание работать. Я, например, всегда выполнял больший объем работы, чем от меня требовался, то есть всегда стремился получить больше практики во всех областях работы музея. Только так, мне кажется, можно научиться чему-то новому.

Что входит в обязанности координатора?

Если коротко — всё. После того, как куратор озвучил концепцию выставки, я составляю техническое задание для тендера и заканчиваю работу с выставкой только после ее демонтажа. Информация по выставке стекается ко мне, а ее перераспределяю ее по отделам и сотрудникам: художественный и выставочный отдел, PR-служба, хозяйственный отдел, охрана, бухгалтерия — связь всех служб идет через меня. То есть моя главная задача, чтобы всё работало во взаимодействии.

А вы всегда объявляете тендер на создание выставки или некоторые делаете своими силами?

Всегда, мы государственная организация и не можем отдавать работы, кому хотим. В тендере обычно участвуют 5 — 6 компаний, которые специализируются на выставочной деятельности.

У нас есть, конечно, есть в штате рабочие, грузчики, упаковщики, но на большие объемы работ их не хватает. При застройке в 2000 квадратных метров и сроках на монтаж в две недели, своими силами просто не обойтись.

Расскажите подробнее, пожалуйста, как строится работа?

Куратор еще раз объясняет, какой должна быть выставка, и мы обсуждаем детали с выигравшей тендер компанией. Я выстраиваю логистику: отвечаю за завоз строительных материалов, за работу строителей, за страхование предметов искусства, за доставку туда и обратно.

Если работы не из собственного фонда, а берутся из другого музея или частной коллекции, оформляется страховка — это обязательный пункт. Сейчас у всех страховых компаний почти одинаковые требования. Мы заполняем facility report, то есть полное описание нашего объекта: какого года здание и когда оно ремонтировалось, какая система кондиционирования и видеонаблюдения, сколько человек работает в охране и по какому графику, также отправляем отчеты влажности и температуры. От этих параметров во многом зависит, дадут ли нам то или иное произведение или нет.

Далее на специальном транспорте для перевозки искусства с упаковщиками и грузчиками, мы приезжаем забирать объект, подписываем акт приема — передачи, в музее делаем опись и акт о сохранности. Если работы привозятся из-за границы, происходит все примерно то же, только добавляется еще работа с таможней. В принципе, на каждую выставку все работы страхуются от двери до двери.

Ну и в целом, в самом начале подписывается приказ, в котором прописана работа всех служб: время застройки, монтажа и демонтажа, графики работы и инструкции для всех смотрителей и сотрудников охраны и далее по списку.

Подготовка к выставке Семена Файбисовича


А решение непредвиденных ситуаций тоже в вашей ответственности?

Конечно. Таких ситуаций может быть много, но разделить их можно условно на две категории: форс-мажор и внезапное желание куратора или художника.

Есть какие-то примеры?

Форс-мажоры случаются часто, конкретный вспомнить не могу. А со второй категорией… Смотрите, под каждую выставку мы выравниваем свет, чтобы он правильно и на нужном расстоянии освещал картины. И вот, в помещении с потолками 6 метров и площадью 2000 квадратных метров несколько рабочих в течение недели опускают шину со светом на несколько сантиметров ниже. Все это видят и довольны результатом. А потом приходит художник и говорит: «Мне кажется, что свет желательно поднять. Да, точно, необходимо поднять». И тут вступаю я и договариваюсь с застройщиками, убеждаю, что им нужно потратить еще неделю и все переделать.

А возможно убедить куратора или художника, что не нужно этого делать?

Иногда получается, но понимаете, художник и куратор хотят выставку сделать идеальной. И, если это возможно, мы идем на встречу. Как показывает практика, нет ничего невозможного. Мы можем вносить изменения в экстренных случаях даже в ночь перед открытием.

Сколько выставок проводится в год?

Если по всем музеям, то пятьдесят примерно, точно не скажу, в наше музейное объединение входит Музей археологии Москвы, Старый Английский двор, Музей Усадьбы Влахернское-Кузьминки, Музей истории Лефортово, Музей гармоники им. А.Мирека, Музей Дома на набережной.

В главном корпусе в Провиантских складах — в среднем двадцать.

Сколько координаторов работает в Музее Москвы?

Сейчас координацией всех выставок в корпусах на Зубовском бульваре занимаюсь только я. Честно говоря, сам напросился — когда полностью отвечаешь за все выставки, удобнее работать: точно знаешь, кто, где занят и что может сделать. Но, конечно, на отдельных проектах у меня есть помощники.

Работы много, но она мне нравится. Я люблю искусство, поэтому моя работа — это мое хобби.

От чего зависит успех выставки?

От куратора, я думаю… Да, все-таки куратор — царь и бог на выставке. Безусловно, важны все составляющие: и застройка, и продвижение, и охрана и еще миллион пунктов. Но, в первую очередь, все идет от куратора. Он дает видение, архитектор его материализует, команда музея и подрядчиков воплощает. Но, конечно, изначально должен быть хороший музей, с грамотным директором и профессиональной командой. А потом уже можно говорить об успехе конкретной выставки.



Двор Музея Москвы

Расскажите, почему Музей Москвы — хороший музей?

Музей Москвы — это место, в котором интересно самим жителям города. Для этого мы проводим выставки, экскурсии, образовательные, кинопоказы, фестивали, блошиные рынки, фуд-маркеты. Мы делаем то, что интересно на данный момент горожанам. И этим, наверное, и привлекаем. По результатам прошлого года наше музейное объединение заняло пятое место по посещаемости среди всех музеев Москвы и Санкт-Петербурга. Хотя до прихода Алины Николаевны, все было совсем не так.

Сейчас у нас проходит пять выставок: они все о Москве, но все совершенно разные, для разной аудитории, то есть мы стараемся сделать так, чтобы любой человек нашел что-то интересное для себя. В том числе и туристы — мы же музей города, поэтому хотим, чтобы люди, приезжающие в Москву, посещали наш музей одним из первых. Мы сейчас активно движемся в эту сторону.

Как вы считаете, что для этого нужно?

Мы хотим добавить в музей современности и мультимедийности и показывать больше экспонатов из собственного фонда. У нас более миллиона единиц хранения, выставлялся из них маленький процент. Мы хотим сделать открытое хранение и все время обновлять постоянную экспозицию. Чтобы у людей не было ощущения, что они в нашем музее уже все видели и ходить стоит только на временные выставки.

Сейчас же у вас нет постоянной экспозиции?

Сейчас есть длительная выставка — «История Москвы для детей и взрослых». Она будет работать до того, как главный (первый) корпус уйдет на реконструкцию. После реконструкции в первом корпусе и будет постоянная, но регулярно дополняющаяся, экспозиция.

Как пополняется коллекция музея?

Существует закупочная комиссия, которая решает, чем нужно пополнять фонд. Также работы передают художники и коллекционеры. Сами москвичи приносят свои вещи, среди которых есть очень ценные, которые действительно должны храниться в музее. Хорошо, что много сознательных граждан, которые наследство своих бабушек и дедушек не оставляют пылиться на антресолях, а приносят нам. Это может быть как картина, так и фарфоровая посуда.




А объекты современного искусства есть в фонде?

Да, последние года три мы регулярно пополняем коллекцию работами актуальных художников. Пока не буду рассказывать, что именно мы насобирали. Надеюсь, скоро сделаем хорошую выставку современного искусства из фондов Музея Москвы.

Расскажите про выставку «Московская оттепель», которая сейчас у вас идет в главном корпусе.

Эта выставка — первая часть масштабного фестиваля «Оттепель: лицом к будущему», в рамках которого пройдут выставки еще в Третьяковской галерее, ГМИИ им. А. С. Пушкина и Парке Горького. На нашей выставке представлены произведения искусства, достижения науки, шедевры кинематографа, литературы, музыки и явления городской общественной жизни Москвы эпохи Оттепели — тех 15 лет жизни, когда люди начали создавать что-то новое, когда верили, что светлое будущее уже близко. Наконец-то занавес рухнул, и это начало отображаться во всем: в фильмах, в работах, даже в посуде. У человека уже было видение, что вот оно — будущее, к которому мы шли долгие годы, и оно уже совсем близко. Наша выставка отображает то, как в одно время люди немного поменялись.



Выставка «Московская оттепель»

И напоследок, давайте немного поговорим об RMA. Что вы можете сказать об обучении?

В RMA все занятия проходят с преподавателями, которые рассказывают о своем опыте: как они добивались своего, что получалось, какие были ошибки, где ждать подвохов в этой индустрии. Ценность этих знаний в том, что их дают люди, которые сами прошли через это. Эта программа — одна большая практика, которая дает базу знаний и представлений о том, как работать в дальнейшем. Мне пригодились очень многие лекции, которые изначально могут показаться скучными и неважными: о транспортировке, страховании, техническом оснащении музей и так далее.

Знакомства, конечно, очень важны. Сейчас встречаюсь в музее с галеристами, которые были преподавателями, и мы вместе делаем проекты. Еще пример — моя одногруппница Татьяна Богус познакомилась во время обучения с Сергеем Поповым, и в итоге стала соучредителем галереи pop/off/art. В арт-индустрии такая структура — построена на знакомствах. Поэтому надо больше знакомиться с людьми, общаться и предлагать свои идеи, и тогда все будет получаться.

Были и практические задания, которые давал Николай Палажченко, например, посетить выставку и написать отчет. В первый раз я почему-то не выполнил задания, мне тогда Николай сказал: «Давай соберись. Так нельзя. Не подведи меня, в общем». И я вот по сей день стараюсь не подводить.

Удачи вам! И спасибо за интервью.


Дарья ХАУСТОВА