Истории успеха

26 января 2018
Анастасия Омельченко, арт-директор Omelchenko Gallery

Анастасия Омельченко, арт-директор Omelchenko Gallery

«В RMA я получила знания, которых не хватало, сформировалось понимание российской арт-сцены, познакомилась с главными представителями рынка. А еще у меня появилось много новых друзей среди одногрупников, и я понимаю, что вряд ли встретила бы их в обычной жизни — мы же все из разных сфер: кто-то пришел из бизнеса, кто-то — из PR, кто-то — из юридической сферы. Нас всех объединила любовь к искусству и RMA. Мой брат, например, по образованию юрист, тоже начал учиться в RMA, потому что это лучшее место для погружения в арт-бизнес в Москве».

Арт-директор Omelchenko Gallery, выпускница факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Анастасия Омельченко рассказала нашему сайту о том, как запустила галерею, об организации выставок, а также о художественном образовании и культуре потребления в сфере искусства.




Вы учились в МГАХИ им. В. И. Сурикова, почему сделали выбор в пользу академической живописи?

Вообще, искусство — это моя главная страсть, моя жизнь. Хотя в семье никто с этим не связан.

Я училась в школе № 1188 с углубленным изучением изобразительного искусства и, когда пришло время выбирать, где получать высшее образование, между МГХПА им. С. Г. Строганова, Британской высшей школой дизайна и МГАХИ им. В. И. Сурикова, я выбрала третье. Я решила, что дизайнерские навыки легче наложить на академическую школу.

В школе или институте было что-то про современное искусство?

Было, но крайне мало. По программе российского академического образования в 20 веке не было искусства кроме советской живописи. Я занималась самообразованием и ходила на лекции в «Гараж», в Музей современного искусства и внимательно следила за происходящим на арт-сцене Москвы.

Вы сейчас пишете картины?

К сожалению, в данный момент времени очень не хватает. У меня есть мастерская, но большую часть своей энергии я посвящаю галерее. Постараюсь в этом году изменить ситуацию и уделять больше внимания своему творчеству.




Почему между работой художника и галериста вы выбрали второе?

Мы с семьей решили открыть галерею, и я взяла на себя роль ее руководителя. Начинали мы всего с одним сотрудником, поэтому первые полгода я почти все делала сама. Времени на творчество было очень мало. Сейчас процесс более-менее налажен, поэтому, я надеюсь, что вскоре вернусь к холсту.

Почему решили запускать Omelchenko Gallery?

Мы хотели сделать хорошую, современную площадку, которая будет делать акцент на творчестве интересных, молодых художников, потому, что в Москве таких пространств почти не было.



Выставка «Нефть» Юлии Малининой

Расскажите, о процессе создания галереи: почему выбрали именно это пространство, кто занимался архитектурой, с какими сложностями столкнулись?

Мы выбрали площадку в историческом и культурном центре города, в легендарном районе Старого Арбата. Здесь царит по-настоящему творческая атмосфера, здесь многие годы творят художники, музыканты, поэты. И хотя изначально в помещении ничего не было, место подкупило нас своим духом.

Идеальный дизайн галереи складывался постепенно: я ходила по галереям, музеям, общалась с профессионалами, вовлеченными в индустрию людьми — все это меня очень вдохновило. В результате мы разделили пространство на выставочные залы, зону для хранения и мастерскую. Долго думали над освещением, так как это один из самых главных аспектов в дизайне галереи. Остановились на двух варианта света: потолочном и точечном, их можно варьировать в зависимости от экспозиции.




Вы кого-то привлекали в качестве экспертов? Или все делали сами?

Все делала сама. Например, цвет пола выбирала на протяжении трех месяцев: ездила на завод в Химки, брала выкрасы, примеряла, думала. Так как я сама художник, то понимаю, как может повлиять цвет пола и стен на восприятие произведения искусства. Поэтому и стены решили делать чисто белыми, хотя сейчас это уже не самый очевидный вариант для выставочного пространства. А пол решили сделать деревянным, глубокого серого оттенка — так, на мой взгляд, более уютно.

Откуда вы брали знания по обустройству галерейного пространства?

Как уже говорила, я собирала информацию из разных источников, смотрела много выставочных пространств, и, конечно, много читала.

Сколько сотрудников в галерее и что это за должности?

У нас есть три универсальных сотрудника — я и еще две девушки, есть технический директор, который отвечает за свет, технику, монтаж. Вместе мы готовим выставки, пишем пресс-релизы, ведем сайт, занимаемся продвижением, общаемся с художниками и так далее. Также есть люди на аутсорсе: видеограф, дизайнер, и те, кто иногда помогают с пиаром и текстами.

И конечно, есть мои родители, без которых этого всего просто не было бы — они помогают мне финансово и морально, и принимают активное участие в жизни галереи.



Александр и Галина Омельченко

Расскажите о ваших художниках.

Есть художники, с которыми мы работаем на постоянной основе: Юлия Малинина, Виталий Копачев, Алена Федоткина и другие. А есть художники, с которыми мы делаем отдельные совместные проекты, например Андрей Гросицкий, Наталья Толстая, Кирилл Кипятков.

Как вы находите новых художников?

Так как я сама из художественной среды, с поиском художников проблем нет. Скорее есть большое количество художников, с которыми мне интересно и хотелось бы поработать — со временем будем реализовывать.

Какое направление искусства вам больше нравится? Что вы хотите выставлять в галерее?

Мне близко актуальное, отвечающее времени искусство. Также мне не безразличны проекты, имеющие социальную направленность. Я бы хотела показывать больше видео и инсталляций. Было классно реализовать выставку студентов Института проблем современного искусства, представить социально значимую выставку Полины Синяткиной «Вдохнуть и не дышать», посвященную борьбе с туберкулезом… Хочется дальше работать в этом направлении.

На какое время вперед вы планируете выставки?

Как раз вчера мы обсуждали выставочный план на текущий год.

В феврале у нас будет очень классный проект Алены Федоткиной, посвященный V-Day и пьесе «Монологи вагины», которая написана в 1996 году. V-Day проходит каждый год в феврале, он посвящен борьбе против насилия над женщинами, и все собранные средства пойдут в специальные организации, такие, как фонд «Сестры». Мы надеемся, что у нас получится сделать этот проект громким, потому что это очень важная тема.




Сколько времени занимает подготовка к выставке?

Идея выставки может прийти задолго до ее реализации, изначально нужно познакомиться с художником и понимать, что именно вы хотите вместе создать. Например, к выставке в рамках биеннале, Юлия Малинина начала писать картины за год.

Иногда проект «рождается» за два месяца, но оперативно нужно многое продумать и решить: продумать концепцию, отобрать работы, написать тексты, провести пиар-кампанию, пригласить гостей, организовать открытие.

Также мы проводим экскурсии, образовательные лекции и паблик-токи с художниками и кураторами. Например, по воскресеньям, у нас читает лекции по истории искусства Кирилл Алексеев. И в наших планах расширять образовательную программу дальше, сделать ее более широко направленной.



Лекция Кирилла Алексеева


Мероприятия в рамках образовательной программы платные?

Паблик-токи, конечно, нет — мы их делаем, чтобы зрители больше узнали о художнике, познакомились с выставкой.

Лекции в галерее платные, но мы на них не зарабатываем, потому что мы платим лектору, устраиваем фуршеты. Мы проводим лекции, чтобы наши посетители развивались и росли вместе с нами. Образовательная функция — важная составляющая каждой уважающей себя галереи, которая стремится развивать своего зрителя.


Сколько стоит лекция?

От 1000 до 2500 рублей за лекцию, зависит от программы. К примеру, мы недавно делали вечер «Два Прокофьева», в который входили экскурсия по выставке нонконформиста Олега Прокофьева, концерт музыки Сергея Прокофьева в исполнении потрясающего пианиста Дмитрия Шишкина, фуршет — получился душевный рождественский вечер.



Вечер «Два Прокофьева»

Вы печатаете каталоги?

Изначально мы печатали каталоги ко всем выставкам, сейчас делаем выборочно — к примеру, к последней выставке Юлии Малининой мы напечатали календарь на 2018 год.

Какая посещаемость галереи?

На открытия приходит около двухсот человек. И это хорошая цифра для небольшой галереи. Мы находимся вне арт-кластера, значит люди приезжают именно к нам.

Ежедневно, приходит человек десять-двадцать, иногда больше — все зависит от конкретной выставки. На выставку, посвященную борьбе с туберкулезом, приходило очень много людей, я даже не ожидала. Про эту выставку сделали репортажи «Дождь» и The Village, мы, наверное, сами не понимали, насколько глобальную тему затронули.



Полина Синяткина на своей выставке «Вдохнуть и не дышать»

Какой уровень цен на работы?

Цены варьируются: от 200 евро и выше. Зависит от художника, техники, материала. В целом, мы уверены, что каждый посетитель сможет найти для себя произведение, которое не только найдет отклик в его душе — но и которую сможет себе позволить.

Галерея окупаема?

Честно скажу, я на галерее не зарабатываю. Это как наркотик: ты начал делать и все. Но к окупаемости стремиться нужно.

Как вы привлекаете новых коллекционеров?

Многое построено на личных контактах; также важный вклад — развитие своей аудитории, ее вкуса и насмотренности. Много факторов влияет на то, приобретет ли человек произведение искусства или нет. Дело в том, что в нашей стране нет культуры покупки произведений искусства. Зачастую, просто не хватает знаний: люди не понимают, чем крут Малевич, или не знают, кто такой Марсель Дюшан. Это должно идти из детства: да, многие были в Третьяковке, но пытались ли тогда детей заинтересовать искусством? Нет, это было просто для галочки. Да и водили-то только на основную коллекцию в Лаврушинском переулке, про искусство 20 века на Крымском Валу почти никто не знал.

Сейчас ситуация меняется к лучшему, люди стали больше путешествовать, больше смотреть на то, как бывают оформлены квартиры, кафе. Растет интерес к дизайну интерьера — а какой хороший интерьер без искусства? На «Винзаводе» недавно проходил принт-маркет — это прям супер, приходишь, покупаешь классные принты и вешаешь на стены. Интерес к искусству должен начинаться с малого, самое главное — видеть его в жизни.




К сожалению, у всех разное понятие искусства, которое должно висеть на стенах…

Да, часто можно увидеть аляповатые картины маслом в богатой раме или роскошные панно из янтаря. У нас многие любят, чтобы выглядело дорого. Но сейчас понятие «дорого» поменялось — ценность небольшой графики молодого художника выше, чем картины на набережной у ЦДХ.

Все зависит от образования и окружающей действительности. Нужно, чтобы людей окружал хороший дизайн. Парк Горького, Третьяковка на Крымском валу — хорошие примеры, они изменились, стали красивыми, начали привлекать людей.

Почему решили участвовать в Cosmoscow?

Где еще в России можно посмотреть все новое и интересное, сравнить, познакомиться с новой аудиторией, другими галеристами? Это значимое событие, и если есть возможность участвовать, то не стоит ее упускать. Это повышает узнаваемость, добавляет галерее статуса.

Сразу скажу, участвовать могут не все, и если галерея прошла на Cosmoscow — это определенный уровень качества.





А вы планируете участвовать в других международных ярмарках?

Я, конечно, этого бы очень хотела, мы к этому стремимся. Подготовка к зарубежной ярмарке — серьезный и сложный процесс: нужно понимать, какой у страны вкус, что будет интересно конкретному зрителю — это нужно изучать. Обязательно нужно продумать логистику, транспортировку, страховку, и многие прочие расходы.

Вы регулярно проводите мероприятия с фондом «Дети Марии», расскажите про него подробнее.

Раньше моя помощь людям ограничивалась пожертвованиями, но в прошлом году я познакомилась с потрясающей семьей Марии Елисеевой и ее фондом «Дети Марии».

Мария организовала художественные студии, в которых с детьми-сиротами рисуют, занимаются рукоделием и музыкой. При этом занятия искусством не являются самоцелью, главная цель фонда — помочь ребятам выразить себя через творчество и социализироваться. Также в расписании есть занятия по кулинарии, английский разговорный клуб, беседы о психологии, киноклуб и многое другое.

Каждый год студия организовывает благотворительный бал. К этому балу выбирают самые яркие произведения воспитанников студии. Мы, со своей стороны, договариваемся с современными художниками, которые предоставляют свои работы, организуем выставку в нашем пространстве, проводим «тихий» аукцион. Все вырученные деньги идут в фонд.

Два года подряд во время этой благотворительной выставки к нам приезжают клоуны с Патчем Адамсом в главной роли, про него даже есть голливудский фильм с Джимом Керри. А потом эти клоуны идут развлекать детей в больницах, и я тоже ходила в этом году. Мне так нравится. Это те дни, которых я очень жду. Столько любви и смеха вокруг.



Анастасия с Патчем Адамсом

Если бы прямо сейчас вы могли сделать одну вещь: сделать галерею больше или перенести ее в другое место или пригласить суперпопулярного художника — что бы вы сделали?

Знаете, иногда мне очень хочется переехать на «Винзавод». Там даже хотели сдавать помещение студии Айдан Салаховой, в котором я была заинтересована, но там сделали «Открытые мастерские» — классно получилось, кстати. Больше мест в Москве, куда я хотела бы переехать, нет. Площадь галереи меня устраивает…

Я думаю, если бы у меня была одна возможность, то я бы делала больше экспериментальных проектов, без оглядки на финансовые, политические и прочие аспекты.

Расскажите про RMA: зачем вы пошли учиться и почему выбрали нас?

Я смотрела на программу «Арт-менеджмент» в Sotheby’s, потому что в Москве ничего подобного не могла найти. И тут мне попалось на глаза объявление о наборе в бизнес-школу RMA, факультет «Арт-менеджмент и галерейный бизнес». Увидев спикеров и описание образовательной программы решила, что это то, что нужно. К тому же, всегда мечтала учиться на Артплее — там атмосфера классная.

В RMA я получила знания, которых не хватало, сформировалось понимание российской арт-сцены, познакомилась с главными представителями рынка. А еще у меня появилось много новых друзей среди одногрупников, и я понимаю, что вряд ли встретила бы их в обычной жизни — мы же все из разных сфер: кто-то пришел из бизнеса, кто-то — из PR, кто-то — из юридической сферы. Но нас всех объединила любовь к искусству и RMA. Мой брат, например, по образованию юрист, также начал учиться в RMA, потому что это лучшее место для погружения в арт-бизнес в Москве.

Что радует, многие выпускники идут работать дальше в сферу искусства — в Центр искусств «Москва», в Мультимедиа Арт-музей, в галерею 11.12, Artis gallery… Люди остались в искусстве.



Выпускной группы «А-6» в Omelchenko Gallery

Запомнились какие-то конкретные лекции или преподаватели?

Я фанатка Ольги Ващилиной, она меня безумно вдохновила, ее лекции и опыт были по-настоящему полезны. Мне были важны и интересны походы по галереям, было интересно посмотреть, как работают другие галеристы. Кирилл Алексеев очень классно рассказывает о сложных, глубоких аспектах искусства простым языком.

Важно, что куратор факультета Николай Палажченко давал нам много практических знаний и заданий, учил делать исследования и искать ответы на вопросы, ответов на которые нет. Благодаря этому учишься принимать решения, даже когда задача сложна и не до конца однозначна.



Занятие Ольги Ващилиной на ярмарке Cosmoscow, 2016 год

Последний вопрос: какими качествами нужно обладать арт-менеджеру, чтобы он был успешным?

Здесь все просто — слово «арт-менеджер» состоит из двух частей: «арт» и «менеджер». Поэтому ты должен обладать качествами, необходимыми менеджеру — внутренняя организация, быть четким, быть везде и всегда, продумывать наперед, ничего не бояться. А что касается арта… нужно просто любить, интересоваться, учиться разбираться в искусстве и воспитывать свой вкус. Нужно понимать, что сейчас есть на рынке, уметь поддержать разговор, знать художников, знать направление — как в любой другой сфере. Тогда все точно получится!