Истории успеха

07 мая 2018
Александра Московская, основатель Science.me

Александра Московская, основатель Science.me

«Я RMA безумно благодарна, и считаю, что это обучение погружает тебя в среду, дает понимание и вектор развития. Все, что было в RMA — стажировки, лекции, консультации с куратором, — помогло мне наконец-то оформить свои цели и приступить к конкретным действиям.
Главное, уметь применять полученные знания в соответствии со своими целями, приоритетами и задачами и не отступать от своих замыслов. Вообще, я убеждена, что в жизни важно заниматься только тем, во что ты по-настоящему веришь».

Научный сотрудник Института философии РАН, выпускница факультета «Арт-менеджменти галерейный бизнес» Александра Московская со своей коллегой Верой Масловой год назад запустили образовательный проект Science. me. За это время они сделали больше десяти программ вместе с Третьяковской галереей, Музеем Москвы, галереями «Триумф» и «Ковчег», при этом сохраняя автономность от всех институций. О мультидисциплинарных курсах, научном сообществе, вечных темах и любви к своему делу Александра рассказала нашему сайту.



Александра Московская и Вера Маслова


Как появился проект Science. me?

Наш проект образовался год назад. Мы встретились с моей коллегой Верой Масловой в Институте философии РАН и поняли актуальность образовательной программы в области науки, искусства и философии на разных музейных и галерейных площадках.


А можете рассказать об этом более развернуто? Почему вы, вообще, задумались о создании образовательных проектов?

Курсе на третьем я поняла, что хочу делать образовательные программы. До того, как встретиться с Верой, я уже успела поработать над образовательными проектами в разных местах, в том числе в Еврейском музее и центре толерантности. Исходя из своего опыта работы, я поняла, что есть много новых площадок — новые галереи, меняющиеся музеи, — но уникального интересного контента мало: на разных площадках выступают почти одни и те же лекторы. Да, они интересно рассказывают, но часто темы лекций повторяются. Если так продолжать, то у людей, которые только начали интересоваться дополнительным образованием, быстро пропадет мотивация.

Мы решили, что нужно соединить специалистов из разных областей, которые редко выступают с публичными лекциями, с известными лекторами, чтобы создать новое знание. Поскольку я тогда работала в Институте философии и защищала диссертацию, я много лет была связана с научным сообществом. Я видела много потрясающих лекторов, которые мало выступают публично, и захотела, чтобы их услышали как можно больше людей.

Вера меня в этом очень поддержала. Мы объединили наш опыт для того, чтобы сделать что-то новое в научно-популярной сфере.


Как получилось, что первый свой проект вы делали сразу в Третьяковской галерее?

Это, на самом деле, удивительная история. Когда мы поняли, что хотим делать, начали придумывать, как это реализовать. Мы, конечно, понимали, что приходить на площадки и предлагать программы будет сложно, потому что у нас не было опыта, мы не могли привести пример того, что должно получиться. Это сейчас мы можем приходить на новые площадки, показывать свое портфолио и выстраивать диалог на взаимных интересах. Тогда ничего еще не было.

В этот момент Маша (Мария Мозгунова — координатор факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес») скинула мне ссылку на конкурс образовательных проектов Третьяковской галереи и посоветовала попробовать. Мы предложили полугодовой курс, постаравшись вместить в него сразу максимум всего. Проект оказался слишком громоздким. Конкурс мы не выиграли, и я даже этому рада, мы тогда были не готовы к таким масштабам.

Мы получили гораздо больше — предложение сделать образовательную программу выставки Джорджо де Кирико. Нам помогло то, что мы могли предложить мультидисциплинарный подход с участием искусствоведов, композиторов, философов.

В рамках летней философской школы «Метафизика Джорджо де Кирико» мы провели четыре дискуссии около башни Татлина и четыре беседы внутри экспозиции.



Записи дискуссий Летней философской школы можно посмотреть на сайте Третьяковской галереи


Что такое «беседы внутри экспозиции», это экскурсии по выставке?

Это были не экскурсии, а именно беседы — мы приглашали разных исследователей творчества де Кирико, и они уже внутри экспозиции читал такие небольшие лекции. При этом все было мобильными, то есть люди со стульями переходили, рассаживались около каждой картины, слушали и задавали вопросы. Мы создавали внутри экспозиции жизнь.

Вообще, поиск формата, как поиск уникального контента, является для нас очень важным моментом. Мы всегда пытаемся предложить альтернативу традиционным форматам. Конечно, есть более традиционные форматы лекций, дискуссий, бесед, но мы стараемся сделать их легче для восприятия, не такими академичными. Еще делаем формат закрытых ужинов, для аудитории, которая прослушав весь цикл, хочет в более камерной обстановке узнать больше информации. Еще были «Пьяные чтения», где за бокалом вина разбирали произведения известных авторов, которые обращались к теме алкоголя.



«Пьяные чтения» с поэтом и литературным критиком Львом Обориным


А какой отзыв вы получили от зрителей философской школы?

Программа получилось удачной. На первую дискуссию, которая проходила в выходной летний день, к нам пришли 130 человек. Третьяковская галерея, наверное, сама не ожидала такого внимания к этой программе.

Людям понравилось, они хотели продолжения. К нам многие подходили и говорили, что ничего подобного они никогда не встречали. Нам было важно получить этот отклик, это стало катализатором для всех будущих проектов. Мы начали формировать свою собственную лояльную аудиторию: собрали первые контакты для рассылки и социальных сетей.


А как вы дальше выбирали площадки? И почему вы проводите лекции в музеях или галереях, хотя далеко не все курсы связаны с искусством?

Просто мы больше связаны с арт-сообществом: мы понимали, к кому можно обратиться и что-то предложить. На начальном этапе важно обращаться к тому, кого ты хорошо знаешь и кто знает тебя и имеет какой-то кредит доверия.

Так нашим следующим проектом стал цикл лекций «Советский дизайн как проект „нового человека“» в Музей декоративно-прикладного искусства, у которого тогда открывалась площадка «Центра моды и дизайна». Их заинтересовало то, что мы можем делать междисциплинарные вещи, и позвать архитекторов, дизайнеров, философов, искусствоведов. Вообще, это был интересный опыт, потому что в принципе соединить всех этих людей вместе непросто. Каждое профессиональное сообщество закрыто: исследователи не всегда готовы выстраивать междисциплинарный диалог на публичный площадке.


Как вам все-таки это удавалось?

Помогло, что мы с Верой — сотрудники Института философии, к нам есть доверие. Для лектора наша включенность в научную среду гарант того, что мы не позовем участвовать в каких-то сомнительных встречах. Тем не менее, сначала было тяжело: много времени занимали уговоры спикеров общаться друг с другом, например, списаться и обсудить тезисы лекции. Это была череда проб и ошибок, не сразу все было идеально, но через это надо было пройти, чтобы понимать, как правильно выстраивать отношения со всеми участниками вообще всех образовательных программ.

И изначально мы формировали темы очень широко, чтобы каждый мог высказаться с разных позиций, чтобы каждому было интересно участвовать, чтобы рождался диалог. В ДПИ у нас это получилось. Жаль, что мы не делали видеозапись того мероприятия, потому что вышли совершенно уникальные беседы. У нас была хорошая посещаемость, то есть, было больше 50 человек на каждой лекции, что хорошо для буднего дня на новой площадке.

Этот курс помог нам окончательно убедиться, что мы движемся в правильном направлении. Сами площадки не всегда могут своими силами сделать междисциплинарные дискуссии.


За год вы сделали много курсов, есть ли площадки-партнеры, с которыми работаете чаще остальных?

Мы сейчас готовим курсы с совершенно разными площадками, и, думаю, что в ближайшее время мы выйдем из сферы только музеев и галерей. На данный момент «Триумф», «Третьяковская галерея» являются нашими хорошими партнерами, потому что нам взаимно интересно работать друг с другом. Тем не менее, для нас важно, несмотря на теплые партнерские отношения, сохранять собственную автономность.

Мы не хотим, чтобы Science. me ассоциировался с какой-то конкретной площадкой. Это вообще самое страшное и сложное было в первый год — не стать частью крупной институции, не превратиться в менеджеров образовательных программ при музее. Для нас принципиально важно делать разные программы с разным контентом и исследователями. Потому что именно это делает нас интересными, прежде всего, для самих себя, а во вторую очередь, для рынка.


Как вы выбираете темы проектов?

У нас есть несколько способов построения курсов. В первом варианте нас приглашает площадка, тогда у нас есть конкретный запрос. Так мы работаем в основном с музеями, например, делаем курс под выставку.

Во втором случае мы сами придумываем программу и потом думаем, кому ее можно предложить. Так мы, например, работаем с «Триумфом». Такой же формат работы есть и с музеями. Скоро запускается предложенный нами цикл «Смерть, одиночество и свобода» в Еврейском музее. У нас уже прошел цикл «О Любви, дружбе и счастье» в Музее Москвы. Это был популярный курс. Думаю, людям не хватает чего-то простого и вечного. Слишком много сейчас дискурса, теоретических высказываний, дискуссий на тему современного искусства. Для широкой аудитории это не всегда понятные и интересные темы. А любовь, дружба и счастье, как и смерть, одиночество и свобода, найдут отклик в душе каждого человека. Потом мы планируем сделать и третью часть, а потом — снова вернуться к тем же темам, пригласив других спикеров, потому что именно эти темы неисчерпаемы и по-настоящему важны.



Цикл «О Любви, дружбе и счастье» в Музее Москвы 


Как вы ищете преподавателей?

Здесь нам опять-таки очень облегает жизнь наш научный бэкграунд. Мы взаимодействуем с ведущими вузами Москвы: есть партнерское соглашение с философским факультетом МГУ, есть много дружественных контактов с Высшей школой экономики, в Российской академии народного хозяйства и государственной службы и других.

Мы сначала формируем тему, а потом ищем специалистов, исследователей этого вопроса, которые бы смогли интересно и живо рассказать.


А как вы понимаете, что человек не только разбирается в теме, но и способен захватывающе рассказывать?

Мы всегда слушаем, как выступает преподаватель. В научном сообществе есть проблема — ученые подают информацию сложно, с лишними подробностями и терминами. Мы заранее проговариваем с каждым спикером наш формат.

Нам очень важно, чтобы слушателям было интересно, чтобы они не ушли разочарованные. Информация должна быть классно подана — и это чуть ли не ключевой момент. Хотя у нас все моменты ключевые. Мы хотим, чтобы нашим гостям было хорошо на каждом этапе: понятный сайт, удобная покупка билетов, приятное место, возможность выпить вина или кофе, наклейки на память, комфортные места, легко воспринимаемая информация, возможность задать вопросы. Во всей этой цепочке не должно быть сбоев. Всё, что мы делаем, мы делаем для аудитории.


У вас есть онлайн-лекции?

Недавно мы запустили онлайн-трансляции, во время которых ученые, художники, кураторы раскрывают какую-то одну тему. Мы решили, что каждый четверг у нас будут разные специалисты в гостях. У нас уже была исследователь по интернет-технологиям Оксана Мороз, мы с ней говорили про анонимность в интернете. А вчера Вера была в Малаховке в мастерской художника FineArtGallery, записывала с ним прямой эфир, показывала работы. Аудитория, кстати, активно включилась, было много просмотров и комментариев.


Как вы привлекаете зрителей?

Это очень важный вопрос. Раньше мы исходили из аудитории площадки, но потом поняли, что аудиторию должны приводить мы сами, именно это даст нам необходимую степень свободы и независимости, к которой мы стремимся.

Каждый курс направлен очень точечно на определенную аудиторию, следовательно, каждый раз нам нужно привлекать новых людей, заново выстраивать таргетинг. У нас в команде есть консультанты по аналитике и SMM — они занимаются привлечением зрителей.




Несмотря на то, что на каждый курс вы привлекаете новых людей, вы же представляете себе общий портрет вашего зрителя, кто ваша целевая аудитория?

Когда мы думаем про наших слушателей, то представляем себе людей, которые в разной степени связаны с культурным контекстом Москвы, соприкоснулись с областью искусства, науки и философии, и хотят разобраться в этом. Скорее всего, это люди с гуманитарным образованием от 25 до 55 лет.

Они нас очень ценят за то, что мы стараемся создавать уникальный контент, которого нет в открытом доступе в сети.


Для тех, кто вас еще не знает и не ценит, объясните, почему все-таки приезжают к вам, тратя свое время и деньги, когда практически все можно найти онлайн? Да и дело не только в образовании, вы же конкурируете с сотнями других способов провести досуг. Сейчас все борются за время.

Мы, безусловно, это понимаем. Если сегодня человек тратит свое время и платит за это деньги, он хочет получать не только новые знания, но и эмоции. Мы пытаемся уловить этот важный момент и соединять в наших мероприятиях в правильных пропорциях образовательную и досуговую составляющие. Мы чувствуем свою ответственность за то, как человек потратит свое время, поэтому нас ценят.



«Восток-Запад: диалоги и семинары к выставке Василия Верещагина»


Как вы считаете, есть сейчас тенденция на образовательный досуг?

Тренд на образование сейчас является одним из ключевых, и, думаю, он еще несколько лет будет набирать свою активность, но, в целом, уже приближается к своему пику, и через какое-то время мы будем наблюдать спад этого явления.

И, как я уже говорила, несмотря на перенасыщенность образовательного рынка разными программами, есть нехватка мероприятий, которые были бы доступны не только узкому профессиональному сообществу, но и более широкой аудитории. По крайней мере, мы это ощущаем на своей практике.

Мне кажется, что именно обращение к простым и понятным темам, которое бы при этом давалось на высоком уровне, дает ощущение с пользой проведенного времени, осознания того, что ты не впустую тратишь свое время.


Сколько стоят лекции?

В музеях чаще всего бесплатные или за какие-то символические деньги, например, 200 рублей. С музеями мы заключаем договор, и они платят нам, как организаторам и координаторам.

Лекции, которые мы проводим сами, стоят по-разному. Например, лекции курса «Запрещенка» в «Триумфе» и «Пьяные чтения» в «Ковчеге» стоят 1150 рублей. Если обобщить, то платные курсы стоят от 800 до 1500 рублей за мероприятие, можно покупать и целый курс сразу, а скоро запустим абонементы, по которым можно будет посещать любые лекции любого курса. Мы любим проводить параллельно платные и бесплатные мероприятия или онлайн-трансляции, чтобы у людей был выбор.



Курс «Запрещенка» в галерее «Триумф»


Есть запрос на корпоративные курсы?

Да, и запрос большой. Например, после цикла про любовь, дружбу и счастье нас пригласил «ЛеруаМерлен», чтобы мы для их сотрудников рассказывали о том, как важно заниматься любимым делом.

Люди из разных областей бизнеса хотят понять, как философия может помочь мыслить по-другому, расширить границы, нестандартно подходить к рабочим задачам. Мы заметили этот тренд, будем работать над развитием этого направления.


Проект окупается?

Мы никогда не были в минусе. Всё, что мы зарабатываем, мы вкладываем в наше развитие. У нас есть стратегические направления развития, четко прописаны финансовые цели, мы масштабируем наш проект. У нас есть ментор, который консультирует нас по бизнес-составляющей. В ближайший год мы выйдем на тот заработок, который мы, собственно, и ставим себе в целях.


У вас на сайте есть раздел «Спонсоры». Как вы их нашли и как они вам помогают?

У нас есть спонсоры и партнеры. Например, часовая компания Oris будет частично финансировать оплату лекторам. А есть информационные партнеры или партнеры-площадки, которые очень нам помогают не финансово.

А как мы их нашли... Знаете, мы никого не искали, просто к нам разные слушатели ходят, и кто-то может предложить спонсорство или партнерство, так вышло с Oris. У нас очень благодарная аудитория, нам часто предлагают сами помощь, даже когда мы этого не просим.


Мне кажется, это хороший знак, что вы делаете правильные вещи.

Да, тоже так думаю. Просто мы делаем важный для нас самих проект. И хотя он коммерческий, он еще и социальный. Мы помогаем ученым выходить к людям и доносить важную информацию, по результатам наших мероприятий выходят статьи. Для нас важны эти вещи, потому что мы в первую очередь научные сотрудники, нам важно делать мероприятия, за которые не было бы стыдно.

Мы сейчас очень аккуратно выстраиваем бизнес-модель, чтобы формат, который дает нам возможность зарабатывать на жизнь и развитие проекта, не навредил нам, не опошлил науку и искусство. Мы хотим давать информацию одновременно и увлекательно и на очень высоком уровне. Для нас это является главным моментом, который соединяет и всю команду и всех людей, которые ходят на мероприятия.



Курс «Science.me — это сериал»


Расскажите про команду.

У нас прекрасная команда, просто невероятная. Сейчас у нас пять сотрудниц, плюс три человека на аутсорсе — дизайнер и технические специалисты.

Для нас очень важно, чтобы все внутри команды разделяли одни цели. И тот факт, что все наши сотрудницы написали и предложили работать нам сами, показывает степень заинтересованности и вовлеченности в процесс. За год мы вместе прошли большой путь и стали немного другими людьми.

Изначально у нас не было конкретных должностей, просто постепенно распределялись зоны ответственности. Например, Лена Теплова, студентка философского факультета, полностью занимается нашими социальными сетями — страницей в Инстаграме и на Фейсбуке, — а также подготовкой презентаций к мероприятиям и координацией работы на площадке.

За год у проекта появилось несколько инфопартнеров: «Ваш досуг», Sygma, сейчас общаемся со Снобом и разными блогерами. И, конечно, просто необходим отдельный человек, который бы этим занимался. Этим человеком стала прекрасная Алина.



Сотрудницы о том, что для них Science.me


Для ваших сотрудниц Science.me — основная работа или по совмещению?

Они совмещают с учебой. А для нас с Верой — основная, и занимает она у нас семь дней в неделю.


Спасибо за интервью. Напоследок расскажите, почему вы решили получать дополнительное образование в области арт-менеджмента и как нашли бизнес-школу RMA?

В RMA я пришла после того, как защитила диссертацию по философии. Я всегда хотела быть связанной с областью искусства, но именно как ученый и исследователь. Когда я поступала в RMA у меня в голове уже был какой-то образ того, что я хочу, но еще не сформулированный.

За время обучения мысли оформились, и я захотела писать диплом на тему образовательного проекта в сфере философии, культуры и искусства. Я обсудила это с Николаем Павловичем (Николай Палажченко — куратор факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес»), и он высказал опасения, что я не смогу на этом проекте зарабатывать и что я быстро потеряю автономность и стану частью какой-нибудь институции.  Я Николаю очень благодарна за эти предположения, потому что мы столкнулись с этими двумя моментами, как только начали работать, и они стали для нас очень сложными. Думаю, что именно благодаря тому, что нам дали правильный вектор в наших страхах, мы были к ним готовы и могли придумать способы их решения.

Лиза (Елизавета Факирова — в 2013 году была координатором факультета) помогла устроиться мне в Еврейский музей и центр толерантности, где я тоже работала над образовательными проектами. Я проходила все возможные стажировки, которые предлагались в RMA, например, четырехмесячную стажировку в Политехническом музее, где вместе с Наташей Фукс мы делали программу «Polytech. Science. Art: Наука. Искусство. Технологии» на Стрелке.

Все это помогло мне наконец-то оформить свои цели и приступить к конкретным действиям. Это был правильный важный опыт, не пройдя всего этого, я бы, наверное, не понимала этой тонкой грани и баланса между философией, наукой и искусством, которые просто необходима. Поэтому я RMA безумно благодарна, и считаю, что это обучение погружает тебя в среду, дает понимание и вектор развития. Главное, уметь применять полученные знания в соответствии со своими целями, приоритетами и задачами и не отступать от своих замыслов. Вообще, я убеждена, что в жизни важно заниматься только тем, во что ты по-настоящему веришь. Я верю в Science. me и уже не могу заниматься чем-то другим, потому что себя и свои цели предавать нельзя.