Истории успеха

01 апреля 2019
Марина Оганян, ведущий специалист отдела внебюджетного финансирования ГМИИ им. А.С. Пушкина

Марина Оганян, ведущий специалист отдела внебюджетного финансирования ГМИИ им. А.С. Пушкина

«Я получила в RMA даже больше, чем я ожидала, потому что за это время поняла, что такое современное искусство и как это всё работает. Когда я пришла учиться, я уже работала в Пушкинском и думала, что разбираюсь в искусстве, но сейчас мне кажется, что тогда я знала очень мало.
Еще RMA помогает завести знакомства в этой среде и не остаться за бортом. И не только в Москве: например, мы вместе ездили на Уральскую биеннале современного искусства, а еще я была волонтером на viennacontemporary»

Выпускница факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Марина Оганян получила высшее экономическое образование, хотя всегда знала, что хочет работать с искусством. Так и получилось: сейчас она работает в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и искренне любит свою работу. О том, как заниматься делом по душе и что дало обучение в RMA, Марина рассказала нашему сайту. 




Откуда у вас интерес к искусству?

Мои мама и тетя всегда любили искусство и прививали ее мне: показывали картины, читали книги, рассказывали о художниках. Я училась и в художественной, и в музыкальной школе, и, вообще, могу назвать себя творческим человеком. Но одно дело интересоваться искусством, и другое — заниматься чем-то профессионально.

Когда в 17 лет нужно было выбирать профессию, решила пойти учиться на экономиста, хотя заранее знала, что работать по профессии не буду. Я, вообще, считаю, что детям в школе рано выбирать дело всей жизни. Я пошла рациональным путем и выбрала то, что точно пригодится: умение разбираться в финансах нужно в любой сфере.

Я поступила на факультет мировой экономики во Всероссийскую академию внешней торговли (ВАВТ). Заканчивая бакалавриат, поняла, что магистерскую степень хочу получить уже в области искусствоведения. Это был идеальный план — иметь практическое экономическое образование и профессионально разбираться в искусстве. Но я не успела подать документы в Высшую школу экономики на интересующий факультет и продолжила обучение в ВАВТ. Но идею научиться работать с искусством не оставила, и позже по совету знакомой пришла в RMA. 




Как вы попали в Пушкинский музей?

У меня была идея фикс — работать в этом музее. Когда я увидела новость о наборе стажеров в отдел маркетинга, очень хотела туда попасть, но все лето была в разъездах и не смогла принять участие в отборе. Тогда начала узнавать у знакомых, как бы мне пристроиться хоть на бесплатную позицию, главное, чтобы в Пушкинском. И как-то так меня взяли помощником в отдел внебюджетного финансирования.

Помощником кого?

Всего отдела! В ноябре 2016 года я пришла на стажировку, а потом еще год ждала, пока освободилась вакансия. Теперь я работаю в ГМИИ официально.

Чем занимается отдел внебюджетного финансирования?

Мы отвечаем за всю деятельность, которая приносит доход помимо государственного бюджета и спонсоров: коммерческие мероприятия, музейные магазины, продажа авторских прав, организация съемок в музее.

Какое соотношение между государственными и заработанными деньгами?

Пятьдесят на пятьдесят. Половина — бюджетные деньги, половина — спонсорские, продажа билетов и все, чем занимается наш отдел.

А именно вы чем занимаетесь?

Сейчас я занимаюсь только продажей прав на изображения и организацией съёмок внутри музея.

Если вы хотите опубликовать где-то — в каталоге или на стаканчике для кофе — изображение, которое находится в Пушкинском музее, вы должны приобрести права на использование. Когда поступает заявка, я первым делом узнаю у хранителей, можем ли мы ее удовлетворить. Иногда, когда предмет находится в плохом состоянии и его нельзя сфотографировать в хорошем разрешении, приходится отказывать. У нас есть штат фотографов, которые могут сделать цифровое изображение любого качества, но если картина не отреставрирована и ее нельзя вытаскивать из рамы, то они ничего не поделают. Еще мы можем отказать, если публикация в этой книге или на этом предмете могут скомпрометировать музей. Когда в музее проводятся коммерческие съемки и в видео попадает изображения картин, мы тоже прописываем в договоре пункт об авторском праве.

Иногда заказчик не знает какое именно изображение ему нужно и просит подобрать, и я начинаю выбирать что-нибудь яркое и небанальное. Я люблю рассматривать картины в нашей информационно-справочной системе.

Сколько стоит право на использование изображения?

На цену влияет много показателей: качество, формат, цель использования. Начинается от 1200 рублей — столько будет стоить печать картины в книге тиражом до тысячи экземпляров. В ближайшее время планируем уровнять все цены, чтобы все было просто и прозрачно, и сделать возможной покупку изображений онлайн.

Как отслеживаете, если кто-то использует изображение музейного экспоната без согласования?

Специально не отслеживаем. Если случайно увидели такой случай или нам кто-то о нем сказал, то связываемся и заключаем договор. Если отказываются работать с нами по правилам, то обращаемся в суд.

Насколько вы реализовали свое желание работать с искусством, все-таки вы в основном занимаетесь документами?

Полностью реализовала! Я же работаю в ГМИИ имени А.С. Пушкина. Наш офис находится недалеко от главного здания, я часто туда хожу, бываю на всех открытиях. К тому же у меня есть удостоверение музейного работника и я могу бесплатно ходить почти во все музеи России, а если сделать карту международную ICOM, то — и в мировые музеи. Еще для сотрудников иногда проводят специальные события: например, проводили экскурсию по усадьбе Голицыных, которая сейчас на реконструкции. Интересно, что года полтора назад там сидели наши сотрудники, а сейчас такая масштабная стройка! 

Как вы сами относитесь к созданию музейного городка?

Очень жду, когда все будет готово, пока ожидаемое завершение проекта в 2025 году. Я прямо жду того момента, когда построят музейный квартал, чтобы я в свой выходной могла прийти и целый день провести в музее: смотреть выставки, читать книги, посидеть на травке, выпить кофе. Это мечта Ирины Александровны Антоновой, дай Бог, чтобы она это увидела.

Мне кажется, что это классная идея — сделать так, чтобы посетителям было приятно проводить свой досуг в музее, не только потому, что надо просвещаться, но и потому, что просто приятно.

Какие у вас есть любимые места в Пушкинском?

Когда я еще здесь не работала, очень любила рассматривать мумий в египетских залах. Сейчас я по-другому на музей смотрю: у меня нет любимых залов и мест, потому что для меня музей стал слишком родной. Даже обидно немного, что то волшебное чувство от встречи с итальянским двориком, ушло. Сейчас уже все примелькалось, как дома, что недалеко от истины — иногда так много работы, что я почти ночую в музее. 




Есть ли глобальные планы по развитию карьеры?

Когда я училась в RMA, у меня была идея создания центра армянской культуры в Москве. В прошлом году я даже в первый раз съездила в Армению, ходила по музеям и знакомилась с художниками, там вообще много креативных, умных, творческих людей. Мне всегда нравилось армянское искусство, люблю эту энергию и яркие краски. Я бы хотела, чтобы в Москве было место, которое наполнено этой энергетикой, чтобы молодежь приходила смотреть выставки, фильмы, слушать лекции, практиковать язык, общаться. 




Что вы уже сделали для развития проекта?

Пока хочу делать отдельные выставки, уже договорилась с одним художником, который специально нарисует серию работ. Естественно, для реализации моего проекта нужно искать средства, пока все очень размыто. Надеюсь, скоро получится защитить диплом в RMA, и я напишу бизнес-план, который мне помогут улучшить. К сожалению, из-за обстоятельств я не смогла защищаться со своей группой.

Раз уж мы заговорили об RMA, расскажите, что вам дало обучение.

Это, может, по-детски звучит, но главное, что дала мне RMA — новых друзей.



Студенты группы «А-11» на занятии в центре ЗИЛ


А вообще, я получила даже больше, чем я ожидала, потому что действительно за это время поняла, что такое современное искусство и как это всё работает в России и за рубежом. Когда я пришла учиться, я уже работала в Пушкинском и думала, что разбираюсь в искусстве. Но сейчас мне кажется, что тогда я знала очень мало, особенно, о современном искусстве. Было очень интересно слушать лекции об истории искусства Кирилла Алексеева. Еще понравилось авторское право, которое давал Александр Кондратенко, мы обсуждали с ним профессиональные вопросы, так как тогда я уже работала с правами. Вообще, я старалась по максимуму приходить, слушать и впитывать в себя всю информацию.

Еще RMA помогает завести знакомства в этой среде и не остаться за бортом. Такое дело — если ты не в тусовке, значит, ты не в искусстве. Кроме прямого контакта с преподавателями-практиками, выездных занятий, во время обучения мы посещали много классных мест. Например, RMA организовал поездку на Уральскую биеннале современного искусства вместе с куратором факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» Николаем Палажченко — это было потрясающе.




Виктория Кондрашова (директор русского офиса viennacontemporary) читала лекци. про устройство арт-ярмарок, и когда я собиралась на ARCOmadrid, я попросила ее рассказать, на что обратить внимание в первую очередь, с кем знакомиться, куда ходить. Виктория мне все объяснила, дала контакты и даже сделала вип-карты. Потом через нее же я устроилась волонтерить на viennacontemporary. А еще стажировалась на Cosmoscow.

Как здорово! Расскажите подробнее о вашей работе на ярмарках.

В Cosmoscow я успела принять участие только в подготовительной части в офисе. Моей задачей было обзванивать вип-гостей, уточнять информацию. Работа элементарная, но помогает отработать навык общения с разными людьми. Во время самой ярмарки я уже постоянно работала в ГМИИ.

А в Вене всё было гораздо интереснее, тем более, что Вена — мой любимый город. На ярмарке я помогала с организационными вопросами, с проведением для вип-гостей, водила экскурсии по стенду Aksenov Family Foundation. Вообще, это было настоящее приключение: новые люди, невероятные события, супернасыщенная программа, встречи с коллекционерами и художниками. Неделя практически без сна пролетела незаметно. 



Марина с Александром Петрелли (галерея «Пальто») на viennacontemporary


Не было желания продолжить работать с ярмарками?

Когда мы приехали из Вены, я была на таком подъёме, что прямо хотела бежать в фонд Аксенова и умолять взять меня на работу. Но потом остыла и поняла, что я пока не готова покинуть Пушкинский. Я черпаю знания и опыт из своей работы, общаюсь и дружу с ребятами и художниками, хожу на открытия. Я считаю, что работаю в лучшем месте на сегодняшний день.