Новости факультета
14 февраля 2020

«Как устроен интернет-магазин на примере The Cave и „Футужама“»

В субботу, 15 февраля, студенты факультета «Менеджмент в сфере интернет-бизнеса» посетят офис компаний The Cave и «Футужама» (Партийный переулок, 1. Центральный вход электромеханического завода им. Владимира Ильича). О практике работы интернет-магазина расскажет основатель этих компаний, выпускник бизнес-школы RMA Максим Димитров. Начало в 12.00.

Перед занятием рекомендуем подготовиться и прочитать интервью, которое Дмитрий дал нашему сайту в 2018 году.

 



Как вы из бизнес-консультанта в Strategy Partners Group стали предпринимателем?

Если честно, хотелось быстро заработать деньги. У меня это с детства: уже в десять лет я продавал на трассе Москва — Симферополь абрикосы и черешню, которые росли у нас во дворе, а в институте мы с партнерами установили автомат с шоколадками.

Я решил, что проще всего заработать, запустив интернет-магазин, — в 2012 году это было модно. Осталось придумать, что продавать. Я перебирал множество вариантов: брендированное белье университетов, энергосберегающие лампы... Однажды, гуляя по сети в поисках идеи, я наткнулся на американский сайт необычных пижам, которые по конструкции были похожи на детские комбинезоны с пришитыми носками. Это называется footed pajamas, на русском мы назвали футужама. Потом я уже понял, что название для русского языка не благозвучное.

Моя логика была простой: пижамы прикольные и необычные, такого товара в России нет, значит нет конкурентов, сейчас начну их продавать и стану миллионером. Это конечно же заблуждение, которое я осознал позже... 




Расскажите об основных вехах развития «Футужамы».

В мае 2012 года я создал группу во «ВКонтакте», дал рекламу и начал ждать заказов. У меня не было ни одной пижамы, я просто хотел оценить спрос. Когда кто-то писал мне: «Хочу пижаму», я покупал нужный товар на американском сайте за сто долларов, ждал две недели доставки и продавал здесь с небольшой наценкой. Когда понял, что спрос есть, решился на оптовую закупку. Нашел фабрику-производитель этих пижам в Китае и заказал партию в сто штук. Пока ждал товар, сделал простенький сайт на Insales. Партия разошлась за полтора-два месяца. В октябре я заказал еще две партии, и они успели прийти к пиковому сезону перед Новым годом. Чтобы успевать обрабатывать и доставлять заказы, в ноябре я ушел в долгосрочный отпуск в Strategy Partners Group.

В Новый год я вошел с пустым складом, который снял недалеко от метро «Серпуховская», и уверенностью, что точно стану миллионером. В феврале у нас уже был новый товар, но тут появилась другая проблема — заказов больше не было. Потихоньку мы распродали партию, но летом мне пришлось вернуться на работу, потому что жить стало не на что.

Интернет-магазином я продолжил занимался параллельно с основной работой. Осенью опять начался всплеск покупательской активности. И тогда я решил окончательно уволиться и полностью заняться своим бизнесом.

В 2014 году все шло неплохо, и я опять начал представлять себе беззаботное будущее. Но осенью 2014 года наступил кризис и рухнул курс. Для нас это было дикое время: представьте, продаешь по фиксированной цене в рублях, а каждая следующая закупка дорожает. Но с точки зрения продаж этот год был хороший: когда рубль начал стремительно дешеветь, люди начали покупать все, не только телевизоры и холодильники, но и пижамы.

В 2015 году мы решили переходить на российское производство. Первая очевидная причина — подорожавшая закупка. Вторая причина — клиенты просили вносить изменения в изделия, а с китайской фабрикой было сложно о них договориться.

В чем была проблема?

Мы заказывали по каталогу. Грубо говоря, я звонил на фабрику и говорил: «Hello, make me 1000 pajamas. 500 red, 500 blue». В такой системе не было проблем. Но как только мы начали пытаться вносить свои коррективы, мы начали получать брак, пижамы с короткими штанинами, например. Если бы мы хотели продолжать работать с китайской фабрикой, надо было отправлять в Китай конструктора и технолога. При крупных объемах так и делают, и получают отличный результат, но нам было дешевле и проще работать с российской фабрикой. Ну, по крайней мере, дешевле...

В 2015 году мы чуть не закрылись из-за того, что начали работать с российскими фабриками. С Китаем как? Сказал: «Пришлите мне 200 красных и 100 синих пижам», и тебе прислали более-менее нормальную вещь со стабильно средним качеством. В России такая схема не работает — здесь практически нет производства одежды «под ключ». Нужно самостоятельно разрабатывать лекала, закупать ткани, фурнитуру и поставлять все это на фабрику. Фабрика только шьет, все. Мы пробовали работать как с Китаем, и фабрики брали заказы «под ключ» (деньги ведь нужны), но выполнить их не могли. Пришла осень, товара нет. Сайт уже знают, заказы идут, а продавать нечего.

В 2016 году с горем пополам научились что-то производить. В 2016 же мы сделали вторую марку The Cave. В 2017 году был рост, в 2018 году растем дальше. 


 

Когда вы начинали всё делать, откуда вы брали знания?

Не могу точно сказать: читал книги, ходил на конференции, общался с людьми. Не скажу, что до RMA как-то целенаправленно учился ведению бизнеса.

Вообще, нужно учиться управлять, а не самому все делать, хотя зачастую самому сделать проще, чем объяснить сотруднику. Я до сих пор учусь этому.

С кем вы начинали компанию?

Начинали мы с Ксенией Антоновой. Она занимается разработкой новых моделей. Потом к нам постепенно присоединялись люди: операторы кол-центра, кладовщики, менеджер по партнерке (Lamoda, Wildberries), менеджер по оптовым продажам, бухгалтер, конструктор, швеи, которые отшивают образцы, человек, отвечающий за вышивку, курьер для внутренних потребностей, два человека работают в шоу-руме. В общем, сейчас восемнадцать человек работает. 

Читать далее...

Все новости >