Новости
24 января 2018

«В ребенке не надо видеть будущего профессионала, в нем надо просто разбудить любовь к игре» (ФОТО и ВИДЕО)

Александр Хахилев — еще один выпускник RMA, после обучения не просто трудоустроившийся по полученной специальности, но запустивший собственный проект. Приехав в Москву из Сибири, он за несколько лет построил здесь баскетбольный клуб «Стремление», в котором на данный момент тренируются и играют более 700 детей и подростков. О том, как ему это удалось и какую роль в становлении клуба сыграла учеба Александра на факультете «Менеджмент в игровых видах спорта», он рассказал в интервью сайту бизнес-школы.





Александр, для начала такой вопрос — почему, собственно, баскетбол? Не самый это вроде популярный вид спорта у нас в России...

Тут дело исключительно во мне, в моих личных симпатиях, а они у меня всегда, с детства еще, были на стороне именно баскетбола. Я сам из Кемеровской области, из города Прокопьевска. Там и начинал заниматься, потом, в возрасте 16-17 лет играл за местную «Жемчужину» — это была профессиональная команда, она в тогдашней Высшей лиге выступала. Вернее как сказать — «играл», скорее «тренировался», «был в составе»: больше, конечно, по молодости лет, смотрел за тем, как другие играют, сам нечасто на площадку выходил, но все-таки кое-какой ценный опыт мне пребывание в этой команде дало.

Потом, после школы, поступил в Кузбасский государственный технический университет: естественно, во время учебы постоянно выступал за его команду — в областном первенстве, в чемпионате Сибирского федерального округа. А затем, с 3-го курса, параллельно стал еще и детей тренировать в местной ДЮСШ. Начинал с 15-летних, а через несколько лет дорос до руководителя команды Кемеровской области — я там был и игроком, и тренером, и менеджером по работе со спонсорами.
С ней мы играли в Первой лиге чемпионата России, в дивизионе «Сибирь», однажды дошли даже до финала, и там уступили Новосибирску — совсем немного, одно или два очка, сейчас уже не помню точно.


Амбиций стать профессиональным игроком у вас к тому времени уже не было?

Ну, как сказать... Игрок, думаю, я был неплохой, наверное, мог бы при определенных обстоятельствах и профессиональную карьеру сделать... Просто надо понимать, что в Кемерово с баскетболом и тогда, и сейчас все было не здорово — у нас гораздо популярней хоккей с мячом, волейбол. А баскетбол — нет, даже той же «Жемчужины» прокопьевской в какой-то момент не стало... Да и в масштабах Сибири в целом профессионального баскетбола у нас немного — есть «Новосибирск» в Суперлиге, есть красноярский «Енисей», они в Единой лиге ВТБ выступают и у них полсостава — легионеры.

В общем, шансов у меня в этом смысле было немного. Когда университет закончил, тренер команды студенческой мне предлагал за них продолжить играть, но мне это уже неинтересно было, так что я решил сосредоточиться на тренерской деятельности. Мне этим нравилось заниматься, да и чувствовал, что получается — у меня к тому времени уже довольно много идей было, в том числе касающихся создания собственного баскетбольного клуба. Хотя как эту мечту в реальную жизнь воплотить я тогда еще не очень представлял.


А как вы в Москве оказались?

Тоже из-за баскетбола. Тут есть такая Любительская баскетбольная Академия. Они разместили вакансию тренера. Я заинтересовался, выполнил несколько их тестовых заданий, потом приехал в Москву, мы с ними встретились, поговорили — как они мою работу видят, чего бы мне от нее хотелось. И вскоре они мне подтвердили: «Да, мы хотели бы вас у себя видеть».

Вот так я в Москве и оказался. Другое дело, что сотрудничество наше продлилось недолго, всего около года. Почему? Скажу так: потому, что я от этой работы не получил того, чего ждал. У меня вскоре после переезда в Москву был разговор с руководством Академии, я им изложил свое видение того, как и что нам нужно поменять, чтобы улучшить ее работу — потом, кстати, многие эти идеи были нами реализованы уже в «Стремлении». И они на словах со многими моими предложениями согласились, но реально что-то делать не стали, я думаю, и не собирались. В общем, мне пришлось уйти.


Прежде, чем мы перейдем к разговору о тех самых идеях, задам один вопрос, может быть, нескромный — а что, зарплаты детского баскетбольного тренера в принципе хватает на то, чтобы прожить в Москве?

Одной, конечно, нет. Но я никогда на одну зарплату и не жил — ни в Прокопьевске, ни в Москве. Я об этом просто до сих пор не упоминал, но вообще-то до недавнего времени я на протяжение 10 лет помимо тренера работал еще и школьным учителем физкультуры. Без этого, конечно, прожить трудно было бы. Тем более, в Москве, тем более с женой, которая тоже со мной сюда переехала и к тому же в то время была беременна.

Так что с точки зрения финансовой тот эпизод с увольнением из Любительской академии по нашей семье ударил довольно сильно. Но с другой стороны, он меня подстегнул, он меня буквально заставил перейти, наконец, к работе над собственным проектом. Вскоре после того, как я ушел из Академии, я попросил у директора колледжа, где в то время преподавал физкультуру, разрешения набрать детскую группу для занятий баскетболом на платной основе, и он согласился. Вскоре мне поступило предложение из другой школы, я перешел учителем туда и там тоже стал собирать платную секцию. Человек, который в этой школе отвечал за дополнительное образование, в эту затею не сильно верил — ему казалось, что нет у нас людей, готовых платить за баскетбольные тренировки. И мне, надо сказать, удалось его сильно удивить, доказав обратное — за очень короткое время я собрал не одну группу, а целых две — по 25 человек в каждой.





Тренировал их по три раза в неделю. Плюс вел по шесть–семь уроков в день. Приходишь в школу в районе восьми утра, с уроками заканчиваешь в 15:15 — короткий перерыв, в 15:30 первая тренировка, сразу вслед за ней — вторая, которая примерно в 18:30 завершается. В тот год, когда я в RMA учился, к этому всему еще вечерние занятия добавились трижды в неделю, так что бывали дни, когда я из дома уходил в шесть утра, а возвращался в одиннадцать вечера. Такой график — непростой, конечно, но если ты свое дело любишь, то ничего страшного в этом нет. А я свое дело люблю.





Я так понимаю, что из тех первых групп нынешний клуб «Стремление» и вырос. Что он представляет собой сейчас?


Да. «Стремление» было основано в октябре 2013 года, начиналось все с колледжа на Севастопольском проспекте. А сейчас, четыре с небольшим года спустя, мы работаем на 33 школьных площадках, к концу нынешнего учебного года рассчитываем дорасти до сорока. У нас занимаются 700 с лишним детей и подростков, они не только тренируются, но и играют друг с другом — то есть у нас фактически на данный момент сформирована собственная детско-юношеская баскетбольная лига, всего 40 команд в разных возрастных категориях. Плюс к тому в летние и зимние каникулы мы организуем в Подмосковье баскетбольные лагеря — их прошло уже 12 смен, общее количество участников — больше 400 человек.







Недавно параллельно с баскетболом мы начали работать еще и с шахматами — в школах на этот вид есть устойчивый спрос: сейчас у нас набраны группы в пяти разных школьных комплексах, а в прошлом ноябре мы организовали и провели открытый шахматный турнир в центре образования «Царицыно». Что касается собственно компании: в штате «Стремления» сейчас работают 25 человек — помимо 15 баскетбольных тренеров и двух шахматных, есть спортивный директор — он, кстати, тоже сейчас учится у вас, в RMA. Есть директор по развитию, менеджер по работе с клиентами, руководитель отдела кадров, главный бухгалтер...


Действительно, впечатляющий рост. И каким образом это масштабирование происходило?

Происходило так: когда в первом колледже у меня получилось, я решил, что можно этот опыт распространить и дальше. Стал ходить по другим школам, колледжам — договаривался с директорами, доказывал, что дело хорошее, полезное. Так мы постепенно доросли до нынешних своих размеров, и собираемся расти дальше. Только я хотел бы оговориться — слово «масштабирование» в данном случае мне не очень нравится. В том смысле, что речь не идет о каком-то механическом укрупнении, при котором рост бизнеса является самоцелью.





Рост это хорошо, конечно, но для меня, как для основателя и руководителя «Стремления», не менее важно, чтобы он не шел в ущерб качеству: поэтому я очень внимательно слежу за тем, чтобы все, кто приходит на работу в наши вновь запускающиеся подразделения, в наши вновь набирающиеся группы строго придерживались нашей философии, чтобы они ее разделяли и ей следовали. В первую очередь это, конечно, относится к тренерам, которых я всегда отбираю лично и работу которых курирую.

Мне кажется, тут мы, наконец, подошли к главной теме интервью. Разверните, пожалуйста, тезис о философии «Стремления». В чем она заключается?


У нас на сайте есть «Спортивный блог», его я веду сам, и там о нашей философии написано достаточно много и подробно. Если же излагать вкратце, то суть состоит в том, что наше представление о том, с чего должно начинаться и как происходить обучение детей баскетболу, абсолютно противоположно тому, как этот процесс представляют в подавляющем большинстве других наших баскетбольных школ, в том числе работающих при профессиональных клубах.





Там с самого раннего детства детей нацеливают на результат, там растят не игроков, а команды. Там для того, чтобы этого, по большому счету никому в таком возрасте не нужного результата добиться, тренеры делают ставку на физически мощных ребят, значительно превосходящих сверстников в росте, в мышечной массе, способных выиграть подбор, оттереть соперника от мяча, но кроме этого, по большому счету, мало что умеющих. Да, на детском уровне для того, чтобы побеждать, этого бывает достаточно, но на взрослом — точно нет. На взрослом, тем более профессиональном уровне, многое решает наличие в команде игроков техничных, тонких, умных, креативных — таких как Кириленко, таких как Швед. А они же — посмотрите на них — и взрослые-то выглядят как тростинки, а представьте себе, какими они были детьми!





И вот мы, исповедуя такой подход, делая с самого раннего детства ставку на спортивный результат, гнобя совсем юных игроков за неудачи, вдалбливая не слишком физически одаренным детям в головы, что ничего у них не получится, что никогда им не стать профессионалами, многих таких умных, тонких, техничных игроков, которые при другом к ним отношении могли бы со временем расцвести, просто теряем. Потому, что далеко не всякий ребенок, который находится под таким психологическим давлением, на которого постоянно орут за допущенные ошибки, которого чуть что объявляют бездарным, бесперспективным, способен все это пережить и не разлюбить баскетбол, остаться в нем.





У нас в «Стремлении» работа организована совершенно иначе. Самое главное — мы изначально не преследуем цели вырастить из своих воспитанников профессиональных баскетболистов. Я считаю, такую цель, когда ты работаешь с детьми, вообще никогда не стоит преследовать. То есть не надо, чтобы это происходило искусственно, для этого сначала должны появиться предпосылки. К такой цели человек должен придти в значительной степени самостоятельно. Он должен этого захотеть, он должен к этому начать стремиться. Иногда на это требуется значительное время.





Очень показателен в этом смысле пример — хоть он и не баскетбольный — Алексея Черемисинова. Я читал его большое интервью: он до 18 лет фехтованием занимался в общем-то на любительском уровне, тренировался дважды в неделю, и не был уверен в том, что будет продолжать. А потом что-то произошло, он начал сам себе ставить задачи — хочу выиграть Москву, хочу выиграть Россию, и в итоге, в 30 лет, победил на Олимпиаде в Рио.

Или взять Рамунаса Шишкаускаса. Великий игрок! При том, что в баскетбол пришел только в 15 лет — да сейчас бы «дебютанта» в таком возрасте ни в одном нашем профессиональном клубе даже на порог зала не пустили бы! Это я говорю к тому, что даже глядя на подростка, а не то, что на ребенка, бывает очень трудно определить, что из человека в дальнейшем получится и как он себя сможет проявить.





И поэтому мы, по крайней мере на начальном этапе тренировок, ни о каком профессионализме даже не задумываемся: мы принимаем всех — и совсем маленьких, и не очень, и высоких, и низких, и ловких, и неуклюжих, и худых, и с лишним весом — главное, чтобы противопоказаний по медицине не было. И стараемся для начала просто заинтересовать детей баскетболом, если хотите — влюбить их в эту игру, стараемся сделать тренировки максимально увлекательными, уделить внимание всем и каждому: то есть у нас нет такого, что тренер проводит разминку, а потом занимается исключительно с теми, кого считает наиболее перспективными, а остальные просто за этим делом наблюдают, у нас в процесс вовлечены все.





И еще: мы можем указать ребенку на какие-то ошибки. Но мы никогда никого не ругаем, не отчитываем, ни на кого не орем. Зато улыбаемся, хвалим — при первой возможности. А уж когда ребенок баскетболом по-настоящему увлекся, когда он им уже горит и хочет совершенствоваться, и готов ради этого к какому-то, может быть, даже иногда и монотонному труду, вот тут мы можем такого ребенка пригласить в летний или зимний лагерь, и сказать: «Ты уже неплохо бросаешь, но для того, чтобы бросок довести до совершенства, бросать надо по 500 раз в день»... Возможно, в такие моменты кто-то из них и начинает задумываться о профессиональной карьере...





Такой подход работает, я в этом убеждался неоднократно. Был у меня, когда я сам еще тренировал, такой случай: ко мне на тренировку пришел папа с 10-летним мальчиком. Говорит: «Хотим попробовать у вас заниматься». Я спрашиваю: «Опыт какой-то есть? Уже занимались где-то?» «Нет, — отвечает. — Нигде, никогда». «Ну, — говорю, — давайте попробуем». И вот идет тренировка, и я вижу, что парень, особенно на фоне моих только-только начавших заниматься детей, выглядит как-то слишком уж здорово — он с мячом умеет работать, он быстрый, пластичный, координированный. В общем, чувствуется уже некая школа, которой взяться вроде бы неоткуда. Ну, думаю, не иначе, вундеркинд, самородок...





А оказалось, все проще. Когда тренировка закончилась, отец мне все-таки признался, что сын его уже полтора года занимается в «Тринте» — это баскетбольная школа при Москомспорте — и там у него проблемы как раз такого рода, о которых я только что говорил — тренер ему не уделяет достаточного внимания, считает бесперспективным, объявила, что никогда из него ничего путного не вырастет, и так далее. После всего этого парню на нашей тренировке, естественно, очень понравилось, и он к нам в течение 2-3 месяцев ходил. Но самое главное — не это, а то, что когда он после этих нескольких месяцев снова поехал на сборы с «Тринтой», он там себя так проявил, что даже та тренер, что раньше его в упор не видела, отцу сказала: «Ну вот, может же, когда захочет! Почему ж он раньше-то у вас так не играл?!» А ведь понятно, почему...





Сколько стоят занятия в вашем клубе?


Сейчас это 5 пять тысяч рублей в месяц. За эти деньги ваш ребенок будет тренироваться три раза в неделю, он будет обеспечен формой, мячами, другим необходимым инвентарем. Что касается участия в летнем или зимнем лагере, то это на данный момент стоит от 44 до 49 тысяч рублей за 10 дней. Сумма достаточно серьезная, но в нее входит проживание в охраняемом пансионате с универсальным спортивным и тренажерным залами и бассейном, а также трехразовое питание.

Хотя главное в этих лагерях, конечно, не питание, а собственно тренировочный процесс, который мы стараемся максимально индивидуализировать — достаточно сказать, что у нас во время этих мероприятий задействованы все тренеры клуба. Их, как я уже говорил, 15 человек, а на смену мы берем 50 детей, так что на каждого тренера приходится в среднем по три ребенка — пристальное внимание уделяется каждому участнику.





Напоследок, вопрос относительно вашей учебы в RMA. Почему вы нас выбрали? Насколько полезен для вас был этот опыт?


Я помню, что в RMA впервые оказался, получив по рассылке приглашение на какой-то круглый стол, связанный с баскетбольной тематикой. И вскоре после этого заключил договор на обучение. Это было время, когда я решил окончательно перебраться в Москву — продал квартиру в Кемерово, и часть вырученных денег потратил как раз на оплату контракта. Тогда, в начале 2014 года, я уже ставил перед собой задачу преобразования по сути школьной баскетбольной секции в разветвленную клубную сеть, но четкого понимания, как это сделать, и, что самое главное, как этот процесс обеспечить финансово, как обойтись без госфинансирования, вообще без сторонних вложений, я не понимал, и очень рассчитывал на то, что обучение в RMA мне ответы на все эти вопросы подскажет.

Так оно, в общем, и произошло. Достаточно сказать, что в итоге мой диплом, который я писал под руководством Сергея Нечувилина, был посвящен именно теме построения баскетбольного клуба, и содержал конкретные денежные расчеты, реальный бизнес-план, который потом и был приведен в исполнение. Помню, на разработке этого плана очень настаивал Дмитрий Былинкин, преподаватель, который убедил меня в том, что без этого самая креативная, самая прикольная, на первый взгляд, идея, скорее всего, останется нереализованной. В итоге такой план был составлен. И он, как вы, наверное, уже поняли, сработал. Так что — спасибо, RMA. Все было не зря.

Беседовал Петр БРАНТОВ

Все новости >