Новости факультета
10 июля 2017

«Ложка дёгтя в бочке мёда российского шоу бизнеса» (интервью главного редактора InterMedia Евгения Сафронова, часть 3)

Осенью 2015 года корреспондента портала Soundrussia Юлия Теуникова встретилась с генеральным директором InterMedia, преподавателем факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» Евгением Сафроновым. Причиной встречи послужили непрекращающиеся размышления о непростой судьбе российской музыки. Ведь Евгений Сафронов — настоящий кладезь знаний и опыта. Евгений Анатольевич начинал работу ещё в Министерстве культуры СССР, выпускал первые в России музыкальные печатные издания, создавал первые чарты, участвовал в запуске и работе практически всех профессиональных музыкальных конференций и выставок. Первые две части интервью были уже опубликованы. Но время шло, мир менялся, и прежде чем публиковать третью часть, Soundrussia в лице Юлии Теуниковой пришлось еще раз встретиться с Евгением Сафроновым для того, чтобы уточнить мельчайшие детали в описаниях событий, ранее в прессе не описанных, но сыгравших серьёзную роль в истории отечественной музыки. И вот теперь Soundrussia, наконец, ставит точку в этой актуальной беседе.

Первая и вторая часть.




Это, прямо скажем, необычно для нашего музыкального бизнеса, привыкшего рассчитывать максимум на полгода-год вперёд. Но, возможно, это связано с тем, что Вы когда-то начинали свою карьеру в Министерстве культуры СССР?

Это Вы верно заметили. Посвященные знают, что принципы работы Информационного агентства InterMedia были заложены еще в конце 80-х — в ходе подготовки к выпуску одного из первых в стране независимых журналов, который тогда получил название «Турне». Эта идея возникла и была реализована в головной концертной организации Министерства культуры СССР — Всесоюзном гастрольно-концертном объединении «Союзконцерт» при молодом и прогрессивном руководителе Николае Ивановиче Бутове, — как вполне адекватный ответ на бурно формировавшийся спрос на информацию о культурной индустрии. Не все помнят, что тогда в СССР не было ни интернета, ни FM-радио, а телевидение жестко контролировалось; поэтому мы начали с печатной прессы. Полиграфия издания была, прямо скажем, жутковатой, да и журналистскую подачу только начали отрабатывать, но уже в первых номерах журнала под обложкой с прекрасным раритетным клавесином можно было найти то, чего тогда еще нигде не было, — профессиональные обзоры, практические советы для организаторов концертов, рецензии на альбомы, чарты, контакты артистов, описания площадок… Многие из тогдашних героев наших публикаций давно уже перешли в ранг классиков. Целью проекта была информационная и организационная поддержка нашего шоу-бизнеса — и сейчас эта же цель стоит перед InterMedia, только в многократно расширенном виде.


Шоу-биз в тоталитарной империи

В СССР был шоу-бизнес?

Естественно, причем очень мощный. Иначе мы не знали бы ни Пугачевой, ни «Машины времени», ни Кобзона, ни «Песняров», а песни, созданные 50 лет назад, не пели бы по всей стране до сих пор. Ведь блистательные звезды и бессмертные хиты — это результат работы не только самих творцов, но и отлаженной системы, в которой парадоксально соединились жесткая командно-административная система и самое что ни на есть прогрессивное частное предпринимательство. Мне выпала редкая возможность изучить систему изнутри — дело в том, что я тогда работал в отделе организационно-творческого контроля Союзконцерта, которому, собственно, и было поручено создание информационного фундамента нашего шоу-бизнеса. Однако следует всё же заметить, что официально главной задачей отдела был тщательный и детальный контроль за всем, что происходило на сценах страны.


Так это Вас, получается, следует винить в бедах нашей популярной музыки? Вы всё запрещали и «не пущали»?

Всем бы пожелал таких «запрещателей». Система была устроена намного сложнее. Попробую кратко изложить, не вдаваясь в детали и нюансы.

Концертная отрасль, как, впрочем, и все остальные в СССР, с 30-х гг. была монопольно централизована. Головной концертной организацией СССР был Союзконцерт, зарубежными гастролями ведал Госконцерт, за республики отвечали головные концертные организации (к примеру, за РСФСР — Росконцерт, за Латвию — Латгосфилармония и т. д.), за каждую область отвечала облфилармония, и никто, кроме перечисленных организаций, официально не имел права организовывать концерты в этих регионах. Как известно, в развитых странах термином «филармония» называют музыкально-просветительскую структуру (как правило, общественную), основой которой являются симфонический оркестр и концертный зал. А вот в СССР с 30-х гг. под этим названием функционировали госучреждения — звенья жесткой культурно-идеологической системы, в которой также находились музеи, цирки, библиотеки и др. Правом организовывать концерты обладали и другие государственные организации — концертные залы, самостоятельные коллективы, театры — но, как правило, согласование конкретных концертов с головными концертными организациями было обязательным.

В системе не допускалась значительная концентрация полномочий — говоря простым языком, ответственность распределялась в бюрократической пирамиде так, чтобы все ее участники постоянно подстраховывали и перепроверяли друг друга, а все важные решения принимались коллегиально. Сейчас публике часто демонстрируют различные страшные запретные «советские черные списки артистов» — так вот хотелось бы пояснить: все эти безумные списки принимались на региональных и ведомственных уровнях, т. е. были практически местной чиновничьей самодеятельностью. На союзном уровне никаких «черных списков» не было, это вымысел (интересно, что как раз в США «черные списки» деятелей культуры официально утверждались на федеральном уровне).

Контроль, разумеется, был крайне жестким, а вот в «черных списках» просто не было необходимости. Все артисты официально получали зарплату в государственных организациях, т. е. были госслужащими, их программы перед показом утверждались сразу несколькими госинстанциями. Остальные считались художественной самодеятельностью и выступать в афишных концертах официально не имели права. Министерством культуры СССР утверждались списки исполнителей, которым было разрешено давать афишные концерты на гастролях по стране, — назовем их «белые списки» (один из таких списков приведен в конце интервью. — Прим. ред.). Не попавшие в списки профессиональные артисты и коллективы могли выступать только в пределах своей республики, под надзором местных проверяющих. Ну и, конечно, под особым контролем были концерты в Москве — без утверждения Союзконцерта в столице не могли выступать даже коллективы из регионов России. Упоминание провинившегося исполнителя в негативном ключе в постановлении коллегии МК СССР (или ином серьезном документе) также могло сильно помешать организаторам концертов и артистам.

Каждый концерт предварялся подготовкой специального документа — гастрольного удостоверения — и пачкой документов с десятком подписей, включая обязательную рапортичку ВААП (Всесоюзное агентство по авторским правам, предшественник РАО). Если бы ответственный чиновник разрешил гастроли артисту, не указанному в «белом списке», то он мог запросто вылететь с работы — но, учитывая двойную-тройную проверку, даже при желании сделать это было сложно.

Читать полностью…

Все новости >