Новости факультета
Выбор факультета
15 августа 2022

«Учеба в RMA – это переворот в сознании»

В своем интервью сайту RMA недавний выпускник факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений», лидер группы «Неизвестный Композитор» Илья Денисов рассказывает об early days своей команды, судьбоносном переезде из Архангельска в Москву, концертах с Кустурицей и Бреговичем, триумфальном выступлении в маленьком норвежском баре, отложенном плане покорения мира и действующим – покорения России, а также объясняет, чем учеба в Бизнес-школе может быть полезна профессиональному музыканту.


Илья Денисов. Фото из личного архива


Илья, мы сегодня беседуем с вами как с лидером группы «Неизвестный Композитор». Вы ведь лидер, все верно?

Да, можно сказать, что лидер. Так уж получилось. Поэтому большую часть интервью от имени группы именно я и даю.

Было время, я очень боялся микрофона и адресованных мне вопросов. Но сейчас это время прошло.

Давайте тогда начнем с самого начала: с чего стартовала история вашей группы?

Началось все с того, что мой папа, священник, настоятель одного из архангельских храмов, а кроме того еще и музыкант по одному из своих образований, дома занимался музыкой с нами, своими детьми.

Потом эти занятия продолжились в воскресной школе, там стали собираться какие-то ансамблики, которые можно считать прототипом нынешней группы.

Они собирались, распадались, мы играли какие-то небольшие концерты, выступали, например, на благотворительных вечерах.

И вот настал такой момент, когда один такой ансамблик не развалился, как все предыдущие, а осознал себя группой и постепенно стал тем, что представляет из себя «Неизвестный Композитор» сейчас.


Группа Неизвестный Композитор. Фото: аккаунт группы в VK


Это было в 2011 году, мы тогда учились в 10-11 классах, то есть группе на данный момент 11 лет.

Сами мы считаем отправной точкой истории «Неизвестного Композитора» наш первый концерт в клубе «Колесо».

Мы тогда, несмотря на то, что были еще школьниками, приняли участие в студенческом рок-фестивале, и не просто там отметились, а заняли первое место.

Потом был переезд в Москву…

Да. Но это случилось значительно позже. В Архангельске мы оставались еще довольно долго – учились, репетировали, выступали. В 2014 году записали дебютный альбом.

Потом, в 2015-м, я сходил в армию – год меня не было. А по возвращении, это соответственно был 2016 год, мы снова собрались вместе, и решили, что настало время нам покорять мир, и для начала – переехать в Москву.

План был осуществлен два года спустя, в 2018-м. Это было жесткое решение – мы, те, кто переехали, по сути, бросили все, рискнули всем… Но – мы знали, на что идем и верили в то, что это шаг оправданный…

Потому что в Архангельске, при всей нашей любви к родному городу, у музыкантов есть определенный потолок развития, в то время как в таком мегаполисе как Москва, возможности для профессионального роста, для карьеры представлены гораздо шире.

Сейчас в Москве базируется вся наша группа, в полном составе. А тогда, в 2018-м, первыми сюда перебрались трое из шести участников, и мы еще какое-то время жили на два города.

Репетировать ездили туда, концерты играли и здесь, и там. Что касается меня лично, то я параллельно еще и учился – в Академии имени Маймонида.


Илья Денисов. Фото из личного архива


Как бы вы охарактеризовали вашу музыку? С одной стороны, это фолк, этника, World Music. С другой, в аннотации к вашему последнему альбому «Aurora Borealis», выпущенному на Navigator Records, отмечается, что в этой записи слышны отголоски Apocalyptica, Rammstein, King Crimson, Led Zeppelin… Вы согласны с такой оценкой? Какая вообще музыка вам нравилась и нравится?


Знаете, у нас в группе шесть человек, у каждого своя любимая музыка, и в нашей собственной музыке эти предпочтения, наверное, как-то переплавляются, сливаются и перемешиваются друг с другом.

Если говорить обо мне – в детстве я рос на ирландском фолке. Плюс классика – я же скрипач. Она остается со мной и сейчас.

А вот «Наше Радио», которое очень меня впечатляло в подростковом возрасте, я теперь практически не слушаю.

У клавишницы нашей родители - артисты северного русского народного хора – она выросла в этой среде, басист с детства обожает AC/DC…

Первый наш альбом был во многом вдохновлен творчеством Jethro Tull…

Нетипичное музыкальное увлечение для людей вашего возраста...

Да, папа постарался…

А сейчас что у вас в наушниках?

О, это вообще кошмар, нереальная смесь…

Один день я слушаю Prodigy и Gorillaz, второй – Рахманинова, третий день – могу Земфиру – под настроение, четвертый – Royal Street Orchestra и Metallica.


Еще цитата из аннотации к последней пластинке «Неизвестного Композитора»… В ней вы представлены как «любимцы Бреговича и Кустурицы». Это что за история?

Это абсолютно реальная история… Мы познакомились с ними в 2018 году, в Архангельске, они там играли концерт – вообще-то, конечно, это просто удивительно, как организаторы смогли затащить их к нам, на край света!

Мы выступали у них на разогреве, а потом смотрели их шоу, стояли сбоку от сцены. И вдруг их менеджер взял и вытолкнул туда нашу аккордеонистку – джемить вместе с Кустурицей…

Затем, уже после концерта мы с ними до утра гуляли по архангельским барам, потом они улетели, и вдруг через паузу – звонок.

Нас зовут на фестиваль – выступить вместе с Бреговичем. Потом – приглашают в «Главклуб», сыграть на разогреве у Кустурицы…

В общем, мы действительно подружились, отношения продолжаются до сих пор, и они и в самом деле о нас всюду отзываются очень тепло…


Как вы работаете над своей музыкой? Я знаком, конечно, с легендой о том, что темы для ваших произведений пишет некий Неизвестный композитор, который, оставаясь незамеченным, передает их вам в буквальном смысле слова под покровом ночи… Но все-таки, кто является реальным автором? Или автор не один, и эта музыка – плод коллективного творчества?

Автор – один. Это Неизвестный Композитор…

Вот как… То есть, вы настаиваете на этой версии?

Конечно. Он приносит ноты, наброски.

Но мы, само собой, к этим наброскам тоже прикладываем руку – доводим до ума, делаем аранжировки.

Мы вовсе не чужды творчества. Но – основные музыкальные темы исходят от него.

Как ваша музыка изменилась за 11 лет существования группы?

Она изменилась. У нас, как у Metallica – каждая новая музыка отражает наше текущее состояние.

Если вы спросите, например, нравится ли мне тот материал, что был записан на нашей первой пластинке восемь лет назад, я отвечу: сама музыка нравится – я ее недавно переслушивал.

Но – сегодня мы бы записали ее по- другому, аранжировку сделали бы иначе. С учетом того багажа, тех знаний и навыков, которыми мы обладаем теперь и не обладали тогда.

Вообще, мы постоянно растем, узнаем много нового про звук, про исполнение, даже про психологию.

Я могу сказать, что на старте нашей карьеры мы были озабочены тем, чтобы наша музыка была интересна прежде всего нам самим – и стремились играть все сложнее и сложнее.

А теперь мы стремимся к балансу, стремимся к тому, чтобы музыка захватывала не только нас, но и наших слушателей, чтобы она качала, грубо говоря.

Чтобы нам было в кайф играть, а им – слушать.


Ваш состав сейчас – это…

У нас в группе, как я уже говорил, шесть человек. Барабаны, бас, гитара, клавишные, скрипка и флейта. Это – основа.

Но есть и расширение – саксофон, она же – кларнет. Или канун – это алжирский инструмент, очень классный музыкант у нас периодически на нем гостем играет.

А с недавнего времени у нас появилась еще и вокалистка: с ней у нас отдельная программа, это дополнительная опция, еще одна грань нашего творчества.

Мы можем включать ее в концерт, а можем не включать. В зависимости в том числе и от того, что собираемся играть – тяжелую музыку, или более прогрессивную, или полный фолк…


Сколько концертов вы сейчас играете?

В среднем, около пяти в месяц. Думаю, это неплохой результат. Особенно по нынешним временам.

Ваши слушатели, кто они?

Они очень разные. На концерты в регионах ходит публика в основном в возрасте от 27 лет и старше, 35-40-летние, где – то так. В Москве достаточно много более молодых.

А если смотреть на прослушивания в интернете, то там аудитория преобладает, можно сказать, даже юная – 18-20 лет.

Я думаю, это именно потому, что у нас достаточно широкий диапазон стилей.

Лучший концерт, который вы до сих пор сыграли?

Один из самых запоминающихся концертов состоялся в Норвегии. Мы там выступали по приглашению – на нескольких фестивалях, в нескольких городах. И все эти выступления, они были такие очень чинные, очень сдержанные – потому, что играли мы чуть ли не в кирхах.

А в последний день – решили оторваться по-настоящему. Нашли небольшой бар, где как раз шел джем местных музыкантов. Поучаствовали в нем, сыграли несколько своих вещей. Нас несколько раз на бис вызвали, принимали просто великолепно!

Там, в этом городе как раз в это время какой-то форум проходил международный, поэтому в баре был биток – и испанцы там были, и китайцы, и сами норвеги, и кого там только не было!

И вот играем мы уже очень долго, уже с голым торсом, потому что в помещении жара, пот глаза заливает, играем все, что можем и не можем, и свое, и каверы – а народ нас очень активно поддерживает, кричит, танцует изо всех сил…

Наконец, все закончилось времени уже за два часа ночи. Клуб закрывается, уже выключается музыка, свет гасят, мы уже идем к выходу, и в это время диджей вдруг врубает гимн России.

Мы выскакиваем на сцену, и, обнявшись, его поем. А зал скандирует: «Русский! Русский!»

Вот, лучше концерта у нас не было, по крайней мере пока… У меня до сих пор мурашки по спине, когда я об этом вспоминаю или рассказываю. Хотя народу там было, в общем-то, немного. Человек семьдесят…

А нам приходилось и перед большим количеством играть. На «K!nRock» в Калининграде, например, играли перед «Крематорием» - там несколько тысяч зрителей было.

А если сольники брать, то самый большой был в Архангельске, в начале 2020 года. Филармония. На сцене 20 музыкантов, расширенный наш состав, так называемый «НК Оркестр». Плюс камерный оркестр Архангельского музыкального колледжа. И в зале – 400 человек.

Очень эпично было!

Скажите, а кто ведет дела «Неизвестного Композитора»? Менеджер у группы есть?

У нас были попытки сотрудничества с менеджерами.

Но практически никто из тех, кто пытался работать с нашей музыкой, продвигать ее, толком не понимал, как это нужно делать: потому, наверное, что наша музыка - это не поп, это не мейнстрим ни разу, с этим вообще мало кто умеет работать.

А кто умеет, какие-нибудь уж совсем глыбы, до тех мы, видимо, сами еще не доросли.

В общем, в какой-то момент мы поняли, что лучше нас самих нас и нашу музыку не знает и не понимает никто, так что сейчас все свои дела ведем самостоятельно.

Кстати, целью моего поступления в RMA как раз и было желание взглянуть на наше творчество именно как на бизнес, то есть с той стороны, с какой обычно музыканты на свою профессию не смотрят.

В общем, я понимал, что для того, чтобы моя карьера, карьера «Неизвестного Композитора» развивалась успешно, мне необходимо произвести определенный переворот в собственном сознании.

И, поступив в RMA, отучившись здесь, я его произвел.


Чего конкретно вы ждали от обучения?

Мне нужны были новые знания и новые знакомства, деловые связи. Все это учеба в RMA мне дала.

Я могу сказать, что это действительно было очень полезно, причем именно с практической точки зрения.

На каждой лекции я получал информацию, которая уже вскоре могла быть применена, что называется, в живом деле.

Пример?

Пример – лекции по авторскому праву.

Мне знания, полученные во время этих занятий, очень пригодились при заключении договора на выпуск «Aurora Borealis» с «Навигатором».

Вы упомянули об имевшемся у вас плане «покорения мира». Расскажете?

Ну, сейчас – после пандемии, после объявления спецоперации – этот план, наверное, стоит признать неактуальным. Но рассказать о нем я могу.

Стартовать покорение мира должно было с большого совместного тура с Кустурицей.

Это вот как Мадонна с Gogol Bordello выступала, так мы должны были с ним, и это было уже договорено, это было более, чем реально…

Конечно, это огромное было бы для нас подспорье – съездить в тур со звездой такого масштаба.

Мы, готовясь к этому событию, вкладывались в пиар, наняли агента, который работал с иностранными чартами.

Но, повторюсь, сейчас это все заморозилось. Теперь мы собираемся покорять Россию.


Фото: Аккаунт группы Неизвестный Композитор в VK


Когда у вас ближайшие выступления?

Договоренностей о концертах сейчас довольно много. Ближайший из тех, что уже подтверждены – 13 августа, в Санкт-Петербурге. Это будет фестиваль Музыки мира.

Потом там же, 4 сентября, сыграем на фестивале «ЭтоЭтно».

Приглашаете?

Приглашаю. Приходите. Будет весело.
Все новости >