Новости факультета
25 декабря 2018

Лекция Кирилла Фастовского «Управление профессиональным хоккейным клубом»

Во вторник, 25 декабря, в бизнес-школе RMA пройдет лекция, которую для студентов групп «С-45», «С-46» и «С-47» факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» проведет генеральный менеджер ХК «Сибирь» (Новосибирск) Кирилл Фастовский. Тема: «Управление профессиональным хоккейным клубом». Начало в 19.00. Аудитория: Big One/Big Ten. При подготовке к занятию рекомендуем ознакомиться с материалом, написанным по итогам лекции, которую г-н Фастовский прочитал студентам RMA в конце 2016 года.





Энциклопедия русской жизни под редакцией Кирилла Фастовского

Откровенность, с какой генменеджер «Сибири» Кирилл Фастовский побеседовал со студентами факультета «Менеджмент в игровых видах спорта», кое-кого, конечно, способна удивить, причем до глубины души. А по мне, лучше такой откровенности для людей, которые этим самым менеджментом планируют на жизнь зарабатывать, вообще ничего нет. Потому, что не всем же выпадут державное теченье и береговой гранит – ну, или по крайней мере, не сразу всем. Некоторым, очень может быть, на первых порах придется отправиться, извиняюсь за выражение, на периферию и там, по русскому обычаю, из блохи голенище кроить. К этому тоже готовым быть надо, чтобы в профессии не разочароваться. У Фастовского, кстати, я и следа такого разочарования не заметил.


Кирилл Фастовский о первых впечатлениях после прихода в «Сибирь»: «Я вообще-то, так сложилась жизнь, к Сибири отношения не имею, можно сказать, вообще никакого. Я коренной москвич, в третьем поколении. Ну, так получилось, что я здесь оказался, это чистый случай, стечение обстоятельств, а до этого, я девять лет отработал в ЦСКА и еще год в Молодежной хоккейной лиге.

То есть я уже очень долго в хоккее работаю, и вот что вам могу по этому поводу сказать, хотя это, может быть, и прозвучит лукаво: «генеральный менеджер хоккейного клуба» — это на самом деле работа, идеализировать, романтизировать которую ни в коем случае не стоит. Рутины в ней хватает. Хотя, конечно, есть и творческие моменты, которые захватывают, держат в тонусе — все-таки это спорт, соперничество: тут надо стараться выигрывать, и не только на площадке. Надо народ во дворец привести, надо побольше хот-догов продать, атрибутики, шарфиков, в общем, все в таком роде.

Что касается «Сибири», то прежде, чем о клубе говорить, надо понимать, что это за город такой, Новосибирск, где мы базируемся. Он у многих ассоциируется с Академгородком, с профессурой многочисленной — и это действительно все здесь есть, и это облик города, нравы здешние, конечно, во многом определяет. Но при этом — Новосибирск это, надо прямо сказать, красный пояс России. То есть тут и мэр — коммунист, и вообще многие из тех, кто здесь живет, на самом деле живут не здесь и сейчас, а все еще там, в далеком уже Советском Союзе. Так что, например, когда я семь лет назад в клуб пришел, то заставить сотрудников что-то сделать быстро, это была задача невероятной сложности. Говоришь — "это надо сейчас, срочно«, а в ответ слышишь: «Да что ж я, не понимаю, что ли? Конечно срочно сделаем. Вот прямо завтра — обязательно». И все неторопливо так, ведь «любая работа начинается с перекура».

Попросить кого-то сверх положенного времени на работе остаться — это вообще было немыслимое дело. Меня воспринимали как, знаете, такую московскую штучку, которая со своим уставом в чужой монастырь лезет, в настоящей местной жизни мало что понимает. Меня это не то, что задевало, просто я от такого стиля как-то успел отвыкнуть. Тем более, что в ЦСКА работать приходилось под началом Кущенко, а для Сергея Валентиновича рабочее совещание собрать в два часа ночи — это было обычное дело. Разбудить сотрудника, прислать за ним такси и после — на такси же — его домой вернуть. Главное, чтоб все было и по делу, и солидно.

Так вот — первое время в «Сибири» у меня ушло на то, чтобы как-то с советским отношением к жизни, с советским менталитетом разобраться. И в общем и целом, я могу сказать, мне это удалось. Причем даже увольнять людей почти не пришлось, как-то вот так, разговорами, методом убеждения получилось подействовать... Хотя, конечно, не на всех. С некоторыми сотрудниками ледового дворца мы все же расстались...

Да, там так по штатному расписанию получилось, что я, как генменеджер «Сибири», оказался еще и директором ледового дворца. А он, чтоб вы представляли, по бумагам 1969 года постройки, а не по бумагам, так вообще непонятно какого — со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами: причем вытекающими — в прямом и переносном смысле. То есть это — один из самых старых дворцов в КХЛ, второй, если быть точным. Самый старый — Малая арена в «Лужниках», но ее хотя бы несколько раз ремонтировали. А здесь — ледовые установки, мне кажется, они вообще трофейные, ни одной детали, запчасти достать невозможно.

И плюс к тому, нужно было постоянно следить за тем, чтобы свои же чего-нибудь не украли. На пять минут что-нибудь плохо положишь, хватишься потом, а его уже нету, и искать надо идти по каморкам, где сотрудники сидят, каждый в своей, а там во дворце каморок этих знаете сколько — не факт, что найдешь. Поразительные вещи иногда происходили — ну вот стоят, скажем, хоккейные ворота, прямо у площадки, у борта, внутри видеокамеры прикручены для фиксации гола. Ну, кто их отсюда украсть может — не ворота, а камеры!? Кому такое вообще в голову придет?! Это я так думал, на первых порах. Наивный был..."

Читать дальше…
Все новости >