Истории успеха

09 декабря 2019
Дарья Кулик, менеджер Therr Maitz

Дарья Кулик, менеджер Therr Maitz

«Идти учиться нужно именно для того, чтобы получить знания. В RMA их действительно много: больше половины из того, что я услышала на лекциях, я использую сейчас в своей работе. Например, мне пригодились курс авторского и смежного права, самостоятельно тяжело изучить этот предмет. Еще полезным оказался курс по SMM и интернет-маркетингу, хотя у меня уже был большой опыт в этих направлениях. Вообще, даже то, что во время обучения казалось чем-то бесполезным, сейчас я применяю».

Если думаете, что менеджер артиста — это очень творческая работа, которая сулит тусовки со звездами и свободный график, то советуем прочитать интервью Дарьи Кулик. Выпускница факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» рассказала, как променяла стабильность на хаос и стала менеджером группы Therr Maitz, а также дала несколько советов начинающим артистам.




Когда вы впервые столкнулись с шоу-бизнесом как организатор, а не как зритель?

Я ходила на уроки вокала, и моя преподавательница еще писала и исполняла песни. Она создала свой музыкальный коллектив и поняла, что не справляется с менеджментом. Артист, в принципе, не должен заниматься организаторской работой. Меня попросили помочь с продвижением, потому что я работала в рекламе и разбиралась в социальных сетях. Так как опыта ни у кого особо не было, мы вместе сидели и разбирались, как привлекать людей. Организовали один концерт, он прошел очень хорошо, казалось, что дальше будет только лучше. Но потом все пошло наперекосяк, группа распалась, а я начала думать, что делать дальше.

Мне, на самом деле, очень нравилось работать в рекламном агентстве, я быстро развивалась и работала с крупными клиентами. Но в один день мне резко стало скучно, хотя работа у меня была не монотонная. Мне не хватало драйва, хаоса, непредсказуемости. Еще я поняла, что реклама всех раздражает, а я не хочу делать то, что бесит людей. Вот музыка людям нравится: я вспомнила, как выступала, и поняла, что хочу видеть сцену, счастливых зрителей. Даже не как артист, а просто как часть всего этого.

Почему не в роли артиста?

Может когда-нибудь и буду выступать сама. Я написала одну песню, но она мне быстро разонравилась. Мне очень многого не хватает, чтобы делать качественную музыку. А сейчас надо делать либо бомбу, либо вообще не заниматься музыкой. Рынок перенасыщен, современные артисты конкурируют не только друг с другом, но и с невероятным объемом старой музыки от непревзойденных звезд. Я сама могу целыми днями слушать Queen, и мне особо не нужна новая музыка.




Мне не хотелось выпускать второсортный продукт, поэтому я решила сосредоточиться на другом аспекте шоу-бизнеса и заняться организационной работой. Если я все-таки стану певицей, знание музыкального менеджмента мне очень пригодится. Любой артист должен понимать, откуда деньги берутся, на что тратятся, как организовать концерт и так далее.

Выше вы говорили, что артист не должен заниматься менеджментом.

Все верно. Я считаю, что артист должен заниматься только творчеством, но разбираться в основах важно, хотя бы для того, чтобы тебя не обманули. Вспомните того же Элтона Джона, которого обманул собственный менеджер, казавшийся близким другом. Поэтому между творческими поисками и светской жизнью стоит хотя бы иногда спрашивать свою команду: «А почему мы делаем именно так, а не иначе?».

Итак, вы решили, что хотите работать в музыкальной индустрии, и что делали дальше?

Походила на какие-то стажировки, например, на Bosco Fresh Fest, и поняла, что кроме практики и контактов нужна минимальная база знаний о том, как работает эта индустрия. Собственно, поэтому я пошла учиться на факультет «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений».

Почему выбрали RMA?

Я искала, где получить недостающие знания. Смотрела онлайн-курсы на Coursera, особенно мне там понравились программы от музыкального колледжа Berklee, даже начала изучать его сайт, но это все-таки слишком дорого. В итоге выбрала RMA, поскольку у вашей школы большая история и много отзывов.

Во-первых, я шла за знаниями, как я уже говорила, а во-вторых — за полезными контактами. В итоге получила и то, и другое. Точно не стоит идти за трудоустройством. Только потому, что вы где-то учились, вам не дадут классную должность в музыкальном агентстве с шестизначным гонораром. Это так не работает.

Идти учиться нужно именно для того, чтобы получить знания. В RMA их действительно много: больше половины из того, что я услышала на лекциях, я использую сейчас в своей работе. Например, курс авторского и смежного права мне очень пригодился, он помогает разговаривать с юристами на одном языке и понимать, что написано в договорах и запросах на лицензирование музыки. Самому такой сложный предмет изучить тяжело, должен быть человек, который вдолбит тебе в голову все эти законы и объяснит термины. Александр Кондратенко умел объяснить все так, чтобы понял даже новичок. Еще, как ни странно, полезным оказался курс по SMM и интернет-маркетингу, хотя, казалось бы, я со своим опытом работы должна была уже все знать. Но продвижение авиалиний и музыканта совсем разные вещи, и нужно применять другие инструменты. Даже то, что во время обучения казалось бесполезной ерундой, сейчас я применяю в своей работе.

И нетворкинг, конечно, важная составляющая процесса. Многие, с кем я сейчас работаю, — это мои преподаватели из RMA, и очень удобно, что у нас с ними уже есть что-то общее.

В общем, если говорить о кост-эффективности, то обучение на факультете музыкального менеджмента точно стоит своих денег. Уж не знаю стоило ли обучение в Berklee тех космических сумм, но я ни капли не жалею, что оказалась в RMA.

А на стажировки вы ходили?

Если честно, то почти нет, только на одну вроде попала. Работа в рекламном агентстве не позволяла везде успевать. К тому же я довольно быстро начала работать с Therr Maitz, и необходимость в стажировках отпала. Моя работа — одна большая стажировка.

Давайте тогда перейдем к Therr Maitz. В своем блоге вы писали, что, услышав на концерте Антона Беляева, вы сказали: «Единственный российский артист, с которым мне бы хотелось работать, — это Therr Maitz». Это была конкретная, осознанная цель или просто посыл в космос?

Нет, конечно, это не была цель, я не стремилась к ее реализации. Но это была абсолютно искренняя фраза: тогда я уже мечтала о карьере в шоу-бизнесе и на этом концерте поняла, что ни с каким другим российским артистом я работать не хочу. Я не говорю, что в России нет других достойных исполнителей, просто для меня Антон Беляев и команда — лучшие.




В общем, я сказала это и забыла, но потом начали происходить забавные вещи. В разделе с вакансиями на сайте rma. ru я увидела, что в команду Therr Maitz ищут smm-специалиста. Я отправила резюме, но мне никто не ответил. Я написала в директе Инстаграма лично Антону, он на удивление ответил и попросил отправить резюме еще раз на другую почту. Мне опять никто не ответил. Это все происходило осенью 2018 года. А в декабре Therr Maitz планировали выступать в Мумий Тролль Music Bar. Перед концертом проводили конкурс, в котором нужно было опубликовать в социальных сетях фотографию с билетом. Я опубликовала, а под фотографией написала, что хочу работать в команде. Мне опять написал Антон, и на этот раз меня пригласили на встречу. Я ехала на встречу с трясущимися ногами и колотящимся сердцем, несколько раз порывалась развернуть такси и ехать домой. Когда я зашла в студию и сказала: «Я Даша», а он ответил: «Я Антоша», я поняла, что мы точно будем работать вместе. Это всё странное стечение обстоятельств, и так чаще всего в жизни и бывает. 





Расскажите про первые дни работы.

Это был просто ад. О том, что меня берут, сообщили перед моей поездкой в Будапешт, так что работать я начала прямо из отпуска. Нужно было писать много постов перед большим концертом, а там еще сбоил интернет — в общем, я понервничала. Мне часто звонил Антон, и я каждый раз брала трубку с мыслью, что вот сейчас меня точно уволят. Но он просто комментировал мои тексты, говорил, что хорошо, а что нужно исправить.

Я начинала даже не как smm-специалист, а как контент-менеджер: писала тексты к развлекательным постам. Составлением контент-плана, рекламными и информационными постами, таргетингом занимался smm-менеджер. Потом он уволился, и меня взяли на эту позицию. Работы оказалось очень много, и оставила рекламное агентство. А потом из команды Therr Maitz ушли еще несколько человек, и мне стали предлагать другие обязанности — я-то была только «за». Так, постепенно я стала менеджером. Хотя, честно признаюсь, когда мне предложили эту позицию, я сначала отказалась, потому что испугалась: мне казалось, что я морально не готова к такой ответственности.

Сколько человек в менеджерской команде?

Четыре человека: директор, я, ассистент, тур-менеджер. На аутсорсе еще работают юрист и бухгалтер. Команда совсем небольшая, но сейчас у нас в планах серьезный проект, поэтому мы ищем новых людей. Для нас важны энтузиазм и искреннее желание работать с Therr Maitz, а не опыт. Вакансии уже можно посмотреть на сайте rma.ru (раздел с вакансиями). 

Расскажите подробнее, чем вы занимаетесь? Я так понимаю, что список обязанностей у вас очень обширный.

Это, наверное, прозвучит странно, но я занимаюсь просто всем. От самой простой работы вроде вызова такси и заказа еды до разработки стратегии выхода на зарубежные рынки. 




Можете привести какие-то конкретные примеры того, что вы делаете каждый день?

Например, телевизионный канал приглашает Антона принять участие в передаче. Мне нужно оценить, насколько это интересное предложение, просчитать, поможет ли это действие нам в увеличении охватов. Потом мне нужно все организовать, проследить, чтобы Антон вовремя приехал на съемки, в подходящей одежде. Нужно проконтролировать, чтобы в эфир не вышли несогласованные материалы.

Сейчас, как я уже говорила, мы готовим крупный проект — музыкальную передачу на интернет-платформе с Антоном в роли ведущего. Это шоу, не имеющее аналогов на российском рынке. Большая часть организации съемок на мне, и это меня пугает ужасно, потому что приходится очень быстро разбираться в новых для меня вещах.

Когда группе предлагают выступить где-то, наш директор Юлия согласовывает площадку и гонорар, а дальше все переходит ко мне: подписание договора, согласование промо-материалов и рекламной кампании.

Еще я отвечаю за сайт: слежу, чтобы на нем всегда была актуальная информация по концертам, наличию мерча. А еще я продолжаю вести все социальные сети. Занимаюсь рекламой: и в области продвижения группы и концертов, и в области сотрудничества с брендами, которые приглашают Антона рекламировать их товар. Последним, кстати, занимаюсь, с наибольшим удовольствием: видимо, сказывается прошлый опыт работы.

По каким параметрам вы выбираете с какими брендами сотрудничать?

Во-первых, должен быть интерес к продукту. Мы не хотим, чтобы социальные сети Антона превратились в рекламный проспект. Поэтому Антон старается рекламировать только то, чем сам пользуется. Простой пример: в последней рекламной кампании Uniqlo участвовало много звезд, но, кажется, только Антон действительно носит одежду этой марки.

А если это формат амбассадорства, то Антон точно должен любить бренд, лицом которого он выступает. Потому что здесь уже важны не столько рекламные посты, а то, как артист взаимодействует с брендом в офлайне. Например, Антон — амбассадор бренда российских оправ Harry Cooper, у него даже есть своя линейка оправ, и он на самом деле всегда в них ходит, всем про них рассказывает и дарит. Также Антон и Юля — представители автомобилей Cadillac, и на все светские мероприятия они приезжают именно на этой машине. В общем, бренд должен быть близок, чтобы не получилось, как с Собчак, которая была амбассадром Samsung, а фотографировала все на iPhone.


Коллекция очков и оправ от Антона Беляева


Вы упоминали про работу с иностранными рынками, расскажите об этом поподробнее.

Мы пока не очень ярко представлены за рубежом. Мы не хотим приезжать в условный Берлин и собирать на концерт русских экспатов и эмигрантов. Мы хотим завоевать иностранную аудиторию, а это очень сложно, поэтому двигаемся постепенно. Большой преградой для выхода за рубеж оказался наш большой состав команды и вес оборудования. Одно дело, когда три мальчика с гитарами сели в самолет и полетели за моря, и совсем другое, когда нужно доставить центнеры света и звука, а также двенадцать человек.

Сейчас собираемся развивать азиатские рынки. Ездили с директором Юлией на фестиваль шоукейсов в Корею, где познакомились с представителями разных музыкальных индустрий, как азиатских, так и европейских. У всех разные подходы, разное видение, какая музыка хорошая, а какая — нет. И, конечно, там мы поняли, что сложно говорить просто о выходе за рубеж, надо очень четко понимать, куда ты хочешь выйти. Способы выхода в Америку и способы выхода в Китай — это вообще разные вещи.

Почему вы выбрали азиатский рынок?

Там музыкальный рынок не так перенасыщен. В Америке, Англии, Франции очень много своих музыкантов в разных направлениях, свободных ниш не осталось. Сейчас, как ни странно, Венгрия — хороший вариант для музыкантов. Но что такое Венгрия по сравнению с Китаем? Территориально они просто не сравнимы.

Почему вы не работает ни с одним лейблом? Это довольно необычные кейс, по крайней мере, для России.

Когда я пришла, так уже было, поэтому могу только догадываться о причинах этого решения. Думаю, что это из-за желания сохранять полную независимость и не испытывать давления. Лейблы устанавливают сроки сдачи альбомов, а Антон — перфекционист, и ему нужно много времени, чтобы выпустить идеальный продукт, исправить все неточности, которые другие, может, и не заметят. Поэтому он работает медленно и не хочет вписываться ни в какие дедлайны.

И, конечно, с юридической точки зрения это удобно: мы владеем всеми правами на музыку, можем давать права на использование, кому и когда хотим. И с финансами выгодно: нам не нужно ни с кем делиться прибылью. Мы сами всё контролируем. 





А группам, которые только начинают, посоветуете работать с лейблом?

Мне кажется, сейчас всё это отмирает потихоньку. Наступает эпоха людей, которые все делают сами. И сейчас есть все возможности сохранять независимость: рынок открыт, ты можешь найти нужные контакты в Фейбуке или Инстаграме, договориться, о чем угодно.

Можно работать с лейблами как с дистрибьюторами контента, которые помогут распространить вашу музыку. Ну и конечно, если решите подписывать с кем-то контракт, очень внимательно его читайте, просто вспомните все недавние громкие скандалы.

А как вообще молодой группе без лейбла или продюсерского центра продвигаться? Если нет денег вообще ни на что?

Сейчас столько интересных кейсов, как клипы, снятые за сто долларов, взлетали в топы ютуба, так что возможно все.

Но не буду говорить, что все так просто. Если нет богатых родителей или других родственников, то начинающему артисту в России придется иметь параллельную работу. В этом, кстати, есть разница между российским и корейским рынками: в Корее платят настолько весомые гонорары даже небольшим группам, что они могут существовать исключительно за счет музыки.

Но нельзя просто сидеть и ждать, когда на тебя свалятся миллионы. Нужно двигаться, выступать. Есть много площадок, с которыми можно договориться о концерте, не имея никаких связей. Подавать заявки на фестивали, есть много различных шоукейсов, где могут выступить совсем никому не известные группы. Так вы постепенно наращиваете количество своих слушателей. А когда уже есть лояльное комьюнити, можно и к концертным площадкам стучаться, и краудфандинговую кампанию запускать.

И напоследок расскажите про блог Music Date: почему решили вести блог о музыкальной индустрии?

Сначала, я просто чувствовала потребность выражать свои мысли, потом поняла, что лучше всего заходят интервью с представителями музыкального бизнеса, и решила сосредоточиться на них. Вообще в России не хватает профессионального издания о музыке: не со сплетнями о жизни звезд, а о том, что на самом деле происходит в индустрии. Мне было интересно говорить с теми, о ком еще не написано десяток статей в самых разных СМИ, — с начинающими артистами или работниками закулисья. У меня часто спрашивают, почему до сих пор нет интервью с Антоном, но с ним же уже сотни материалов на любой вкус, что я у него спрошу нового? «Антон, когда у меня будет отпуск?» разве что.

А как вообще с отпуском и графиком работы, кстати? Я так понимаю, очень напряженно.

Времени на себя очень мало, в блог тот же давно ничего не писала — не успеваю просто. У меня нет возможности уехать куда-то и выключить телефон, я всегда должна быть на связи. Я все пытаюсь придумать, как отделить работу от личной жизни, но, кажется, это невозможно, и я так и буду подскакивать на семейных праздниках, чтобы ответить на звонок. Это самый негативный момент этой работы, о котором все должны знать, особенно те, кто хочет работать с большим артистом. Нужно понимать, что, соглашаясь быть менеджером артиста, вы соглашаетесь на жертвы.




Беседовала Дарья ХАУСТОВА