Новости факультета
16 июня 2017

Лекция Олега Нестерова «Музыкальное продюсирование в студии» (ВИДЕО)

В пятницу, 16 июня, занятие для студентов группы «ШБ-36» факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» проведет известный продюсер, лидер группы «Мегаполис», глава лейбла «Снегири» Олег Нестеров. Тема: «Музыкальное продюсирование в студии». Начало в 19.00. Аудитория: Orr. При подготовке к занятию рекомендуем ознакомиться с отчетом о лекциях, которые Олег Нестеров прочитал в бизнес-школе RMA в марте 2013 года.

Так говорил Рой Орбисон

Что нужно знать продюсеру о своих музыкантах прежде, чем отправляться с ними в студию. Как выбрать единственно верную форму, темп и тональность потенциального хита. Почему демозапись не должна быть совершенной. Зачем на свете существуют сессионные музыканты и как не ошибиться в их выборе. Обо всем этом и многом другом речь шла во время лекции «Продюсирование в студии», которую для слушателей программы «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» прочитал генеральный директор и саунд-продюсер продюсерского центра «Снегири» Олег Нестеров. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию первую часть отчета об этом занятии.

Олег Нестеров о знакомстве с музыкантами и подготовке к записи: «Неправильно, когда продюсер близко знакомиться с музыкантами, с которыми ему предстоит работать в студии, за пять минут до начала сессии. Ничего хорошего из этого не получится. Нужно их всех узнать заранее. Побывать на репетиции, если речь идет о группе – постараться понять, кто и какую роль в ней играет. Что из себя представляет гитарист? Барабанщик? Кто у них фронтмен, который пишет песни – как правило, это делают именно фронтмены, а кто – заведующий музыкальной частью, так называемый завмуз. Этим словом мы обозначим самого продвинутого, самого талантливого и глубокого музыканта: такой есть в каждой группе; во время записи продюсер в значительной степени будет опираться именно на него.

Что необходимо сделать во время репетиций, предшествующих сессии звукозаписи? Необходимо в первую очередь определиться с формой песни, которую мы собираемся записывать. Необходимо понять, сколько она длится, из скольких куплетов состоит, где у нее припев, где – проигрыш, чем она заканчивается, резким обрывом или плавным затуханием звука. Необходимо выбрать темп, тональность, набор инструментов, которые мы планируем использовать при записи. Наконец, необходимо помнить, что для настоящего хита все это – и форма, и темп, и тональность – существует в единственном, наиболее предпочтительном именно для этой песни варианте: любое изменение, пусть даже едва заметное, того, другого или третьего сразу делает вещь совсем другой, совсем не такой хитовой.

Определившись с этими параметрами, необходимо сделать черновую запись. Просто для того, чтобы зафиксировать то, о чем мы до сих пор договаривались, проверить, работают ли наши идеи. Подумать над этой записью, пожить с ней. Конечно, до сих пор мы имели представление о том, каким должен быть результат – эта музыка, еще не будучи ни в каком виде записанной, где –то у нас головах уже звучала. Но – одно дело знать, и совсем другое – уметь. Есть война, где солдаты именно воюют, а есть – маневры, во время которых они учатся. Точно этим же демозапись отличается от той, которую вы делаете для того, чтобы ее издать. Но – зная об этом, не стоит забывать того, о чем говорил Рой Орбисон, помните такого дядьку в темных очках, он еще Pretty Woman cочинил? Так вот, он говорил: «Никогда не пытайтесь сделать демозапись совершенной, потом не к чему будет стремиться».


Об уникальном звучании и работе с сессионными музыкантами: «Вам наверняка приходилось слышать применительно к разным группам и исполнителям: у него, дескать, уникальное звучание. И это то, что действительно очень важно, что делает артистов, музыкантов на сто процентов узнаваемыми, что может обеспечить успех и популярность. Но кто задумывался над тем, что это такое, уникальное звучание, и за счет чего оно достигается? А достигается оно очень часто за счет вещей странных, никем специально не спланированных.

Почему этот гитарист звучит так необычно? А потому, что в детстве в доме его родителей случился пожар, он бросился спасать козленка, сильно обжег руку, и из-за этого играет теперь только двумя пальцами. А этот барабанщик? А он, оказывается, раньше был вполне нормальный, но потом перекачал в спортзале правую ногу и теперь бьет в бочку левой и вообще играет на левую сторону, а это – другие брейки, другая моторика, и так далее, и тому подобное. Что с вокалистом? Ну да, он, конечно, как –то не по человечески поет, как-то подвывает. Но – в сочетании с беспалым гитаристом и левоногим барабанщиком, это то, что нужно, это то, от чего людей прёт, что их заводит. То есть, это оно и есть, уникальное звучание.

В общем, всё замечательно. Но – есть одна проблема. Это звучание из-за недостаточно высокого уровня музыкантов силами их самих в студии воспроизвести очень сложно, если вообще возможно. На живом концерте они работают сносно, но к записи – другие требования, на записи все их исполнительские огрехи, на которые на концерте никто внимания не обращает, сразу вылезают с нездешней силой. То есть ситуация такая: оригинальные музыканты для работы в студии не годятся, а присущее им уникальное звучание нам, тем не менее, сохранить необходимо, без него нам никуда. А это значит, что продюсеру нужно звать на помощь сессионников, то есть таких специальных, породистых музыкантов, которые, как мы надеемся, все сыграют как нужно, и проблему решат.

Хорошо. Но тут сразу встает вопрос о том, как, по каким принципам этих людей выбирать? Я сейчас назову основные. Во- первых, конечно, это должны быть люди с опытом работы в студии. Во-вторых, они должны подходить вам по стилистике. У меня был случай: я продюсировал запись группы «Точка Росы» -- это такие нежные мелодии, акварельные голоса. Пригласил в студию ритм-секцию «Морального Кодекса». И в какой –то момент поймал себя на мысли, что запись у нас получается абсолютно монструозная – этакое слоновье туловище с комариной головой. Пришлось все менять, приглашать джазовых музыкантов, мягких, деликатных – только тогда все срослось.


Третье. Сессионные музыканты должны быть гибкими, в смысле – готовыми к компромиссам. Нам не нужен, условно говоря, басист, который, вместо того, чтобы просто сыграть предложенную партию, начинает рассуждать о том, что бас-гитара, дескать, так не играет, и ему это известно как никому другому, поскольку он пятнадцать лет отработал у Аллы Пугачевой. Не нужен нам такой музыкант, и все тут: уже потому хотя бы, что такие споры – вещь долгая, а время в студии оплачивает не он, а вы. Четвертое. Очень хорошо, когда у сессионных музыкантов есть музыкальное образование, то есть, попросту говоря, они знают ноты. Вы помните, что мы говорили об уникальном звучании? Так вот: музыкант, не знающий нот, пусть даже хороший и опытный, при попытке воспроизвести это самое звучание, может с задачей не справится. А человек с образованием, он просто разложит партию на ноты, запишет их на бумажку, и сыграет по ней.

Помните, в «Воплях Видоплясова» был такой басист, Шура Пипа? Строго говоря, если ориентироваться на какие-то классические каноны, то музыкант он тот еще. Но – в «Воплях» никого на его месте просто представить себе было невозможно, при том, что, я считаю, в Восточной Европе они – лучшая концертная группа. И вот, когда Пипа от них ушел и сделал «Борщ», «Вопли» без него страшно мучились. Пока не взяли басистом музыканта с консерваторским образованием – он просто мимикрировал под Пипу, и проблема была решена. Это – к вопросу о пользе знания нот.


Наконец, пятое. Сессионный музыкант должен быть готов к репетициям. Вы должны услышать, понять, как он сыграет ту партию, которую вы для него приготовили, не за пять минут до начала записи, а заранее. Разговоры типа: «Да здесь нечего играть, приду и сделаю…» вас в заблуждении вводить не должны. Главное в записи, это готовая песня. То есть – конечный результат. Он ни в коем случае не должен быть непредсказуемым.

Заканчивая тему сессионных музыкантов, перечислим плюсы и минусы работы с ними. Итак, к плюсам относится то, что эти люди не опускаются ниже определенного уровня и способны гарантировать качество. Второе: именно в силу высокого профессионализма сессионников, вы получаете экономию времени, работа в студии идет быстрее. К очевидным минусам можно отнести, то, что приглашение сторонних музыкантов увеличивает расходы на запись. А также то, что их привлечение к работе в студии может расстроить отношения в оригинальном коллективе.

У меня не так давно был случай: я продюсировал запись пластинки одного очень популярного сейчас артиста. Некоторые музыканты, которых он сам набрал в свою группу, меня не устраивали. Я предложил заменить их сессионниками, и в ответ услышал: «Понимаешь, я уже их позвал. Мне перед ними неудобно». Я вам честно скажу, я тогда пошел на поводу у этого артиста, и я об этом жалею до сих пор, да и он, я думаю, тоже. Это была самая худшая сессия в моей жизни. Это просто ад какой –то был! Мы провели в студии 250 часов. И за это время записали две песни.

Так что – с одной стороны, да, отношения в группе, конечно, важны. Но иногда приглашение сессионных музыкантов для достижения намеченного нами результата бывает совершенно необходимым…».

Петр БРАНТОВ

Читайте также:


Так говорил Джими Хендрикс

Так говорил Владимир Иванов
Все новости >