Зарубежные спикеры

Pedro Cunha Ferreira

Pedro Cunha Ferreira, Педру Ферейра, член Совета директоров, генеральный секретарь совета директоров SCP Sporting, директор Академии SCP Sporting

«Для меня, стремление к знаниям – самый похвальный способ достижения своих целей и следования своим мечтам, а преподавание – одна из самых благородных возможностей помочь другим на этом пути. Поэтому я был счастлив поделиться со слушателями бизнес-школы RMA теми знаниями и опытом, которые приобрел за годы работы в SCP Sporting и в частности в футбольной академии клуба. Мне посчастливилось встретиться со слушателями RMA дважды: на лекции в Москве, а также во время их визита в Академию «Спортинга» в рамках зарубежной стажировки «Футбольная индустрия Португалии». Их энтузиазм и многочисленные вопросы были для меня настоящей наградой. И мне кажется, что это говорит не только о профессиональном уровне подготовки студентов спортивного факультета, но о том, с какой страстью и энтузиазмом сотрудники RMA относятся к своей работе к той миссии, которая лежит на их плечах. И те и другие заслуживают высших похвал! Пусть все ваши мечты сбываются! И как я сам убедился, вы на верном пути!»


Чувствую, становлюсь крупным специалистом в области подготовки молодых футболистов, преимущественно португальских. Как никак, уже третий текст сооружаю на заданную тему. Была «Бенфика», потом – «Порту», теперь вот и до «Спортинга» добрались. Вернее, это он до нас добрался. Приехал в Москву, выступил на организованной RMA конференции, а потом еще и лекцию для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» прочитал. Я сейчас поясню: «Спортинг» в данном случае это не кто иной, как сеньор Педру Ферейра. Он у них там в Лиссабоне заведует клубной Академией.


«Примерно миллион евро из 4, 6 миллиона, требующихся на годовое содержание Академии, она зарабатывает сама»

Сеньор Феррейра, в 2008 году ваша Академия, по классификации УЕФА, вошла в первую тройку лучших футбольных Академий Европы – вместе с «Барселоной» и лионским «Олимпиком». Тогда в первую очередь оценивались условия для занятий, предоставляемые клубам своим воспитанникам. Расскажите о них поподробней.

Я могу рассказать вам об инфраструктуре нашей Академии, которая была создана в 2002 году. Однако сразу оговорюсь, что вовсе не ее мы считаем главной причиной тех успехов, которые у нас действительно имеются.

Итак, на данный момент учебно – тренировочная база «Спортинга», где занимаются все команды клуба, начиная с 13 лет и заканчивая главной, имеет площадь 250 тысяч квадратных метров. Здесь у нас есть четыре натуральных поля и три синтетических, одно из которых представляет собой крытый манеж. Кроме того, на территории базы находятся два гимнастических зала, бассейн, медицинский и восстановительный центры, учебные классы с большой библиотекой и жилые корпуса, в которых при максимальной загрузке могут жить до 180 человек, а сейчас, на постоянной основе, живут 77 воспитанников интерната.

Что касается команд младших возрастов, с 7 лет до 13-ти, то они работают отдельно, имея в своем распоряжении спортивный городок, тоже оборудованный всем необходимым для полноценных занятий футболом.

Если говорить о расходах на строительство и содержание, то 10 лет назад, когда Академия была введена в эксплуатацию, ее возведение оценивалось в 15 миллионов евро. Содержание, включая зарплаты тренеров и других сотрудников и вообще все расходы на воспитанников, начиная с питания и заканчивая транспортными, обходится клубу в 4,6 миллиона евро в год.

Я хочу особо подчеркнуть, что примерно миллион евро из этих средств Академия зарабатывает сама – за счет организации летних футбольных лагерей для тренеров и игроков, за счет международных проектов, например, открытия футбольных Академий под маркой «Спортинга» в таких странах как США, Ангола, Польша, Индия и Китай, за счет оказания заинтересованным партнерам консалтинговых услуг по тематике развития и эксплуатации той же инфраструктуры, скаутинга или каким-то другим.

Отдельную статью нашего дохода составляет сеть франчайзинговых футбольных школ «Спортинга» -- сейчас таких по всей Португалии работает около 30. В них занимается примерно 6 тысяч детей. Это, в отличие от Академии, проект сугубо коммерческий: в такие школы принимаются практически все желающие, а не только те, кто явно одарен в футбольном плане, и, соответственно, за детей, которые занимаются там под руководством тренеров, сертифицированных «Спортингом», и по методикам, разработанным специалистами «Спортинга», родители платят. Другое дело, что довольно часто наши скауты обнаруживают в этих школах действительно талантливых ребят, и тогда мы приглашаем их в Академию, занятия в которой проходят уже целиком и полностью за счет клуба.


Когда во время стажировки в Португалии мы были в «Бенфике», нам рассказывали, что их Академия зарабатывает еще и на том, что продает свое имя крупнейшему банку в стране – это отдельный спонсорский контракт, не с клубом, а именно с Академией. У вас такого нет?

Да, у нас было такое. До прошлого года нашу Академию спонсировала Puma, и мы соответственно назывались. Сейчас тот контракт истек. Ведутся переговоры по поводу новых предложений.


«Философия важнее инфраструктуры»

Вы сказали, что не считаете главной причиной успеха Академии «Спортинга» имеющуюся у вас инфраструктуру? Что тогда?

Главной причиной нашего успеха я считаю философию, концепцию отбора футболистов, которой придерживается Академия. Автором ее является человек по имени Аурелио Перейра. В 1988 году он фактически создал в «Спортинге» скаутский департамент, который занимается поиском молодых талантливых игроков и в котором на данный момент работает около 150 человек. Но самое главное, он сформулировал основные принципы, в соответствие с которыми эта работа велась и ведется до сих пор.



Аурелио Перейра

Я считаю, что именно благодаря этим принципам нам удалось найти и воспитать тех футболистов, которые сейчас составляют славу нашего клуба и нашей Академии. Таких, например, как Футре, Фигу, Роналду, Симау Саброзо, Куарежма, Нани. Я думаю, что приверженностью этим принципам объясняется то, что с 2002 года Академия подготовила 30 игроков для основной команды «Спортинга», а продажа ее воспитанников в другие клубы принесла нам 100 миллионов евро.

Вот данные по нашим игрокам в сборной Португалии: в период с 2008 года в нее привлекались 14 футболистов, окончивших Академию. А вот – по титулам, выигранным нашими детско юношескими командами разных возрастов за те же десять лет: 14 региональных чемпионств из 26 возможных, и 18 национальных из 21…

Это действительно очень впечатляющая статистика. Но не могли бы вы разъяснить, в чем заключаются упомянутые вами принципы?

Если формулировать сжато, то суть в том, что, просматривая молодых игроков, наши скауты всегда стремятся оценить не то, насколько они хороши на фоне сверстников, а увидеть перспективу, заглянуть на несколько лет вперед, понять, на какое развитие, на какой прогресс ребенок в принципе способен.

Вы знаете, ни Фигу, не Роналду не были абсолютно лучшими в свои 12-13 лет, когда они попали к нам в Академию, некоторые из игроков тех команд, в которых они начинали, в этом возрасте котировались выше.

Или взять Нани: нельзя сказать, что о его существовании никто, кроме нас, не догадывался. Прежде чем оказаться в нашей Академии, он проходил просмотр в «Бенфике». Но они, в отличие от нас, его таланта не разглядели.

А каким образом это сделали вы?

Отвечу коротко. Помимо многого другого у нас есть специальная система тестирования.

Тогда, в расчете на более пространный ответ, поставим вопрос так: на какие качества молодого игрока вы обращаете внимание прежде всего?

Прежде всего, когда речь идет о детях, мы обращаем внимание на то, что называется игровым интеллектом, на способность нестандартно мыслить, принимать на поле оригинальные решения. Затем – техника обращения с мячом, скорость, и только потом – физическое развитие.

Когда наши детские команды встречаются со сверстниками из других клубов они часто уступают им в росте, зато, как правило, превосходят в понимании игры. По мере взросления футболистов, лет с 14-15, мы, разумеется, уделяем все большее внимание и физической подготовке, и тактической, но – до того мы не мешаем им просто получать удовольствие от футбола. Мы помним, с кем мы работаем, мы понимаем, что они – дети, и не стараемся сделать так, чтобы детство для них закончилось как можно быстрее…

Да, и еще. Просматривая ребенка, мы всегда обращаем внимание на то, насколько ему присущ дух соревновательности, насколько важно для него быть лучшим в деле, которым он занимается. Для того же Роналду, наверное, ничего важнее этого вообще не было. Он стремился побеждать всегда, везде и во всем. И когда проигрывал, скажем, в пинг-понг, рыдал так горько, что было видно: этот парень так хочет быть чемпионом, что когда –нибудь и впрямь им станет.


«С тех пор Роналду никогда больше такого поведения себе не позволял»

Вопрос по поводу условий, которые созданы для воспитанников Академии, живущих в интернате.

Я думаю, в этом отношении мы мало чем отличаемся от других Академий, принадлежащих серьезным клубам. Те, кто живет в нашем интернате, обеспечены всем необходимым. Они учатся в школе, по мере необходимости с ними проводятся дополнительные занятия по общеобразовательной программе, естественно, они играют, тренируются. Их питание, их медицинское обслуживание организовано на очень высоком уровне, с учетом самых современных тенденций, имеющихся в этих областях.

Мы оплачиваем им дорогу, когда они уезжают на каникулы и возвращаются обратно, точно также как и транспортные расходы родителей, которые два раза в году имеют право навестить своих детей за счет клуба: живут во время таких визитов они в специальном гостевом корпусе на нашей учебно – тренировочной базе.

Что касается того, как наши воспитанники проводят свое свободное время, то в общем тут тоже все достаточно обычно, хотя надо понимать, что свободного времени у наших детей значительно меньше, чем у обычных их сверстников: это жертва, которую должны принести все, кто мечтает стать профессиональным спортсменом, и наши дети приносят ее абсолютно сознательно.

По поводу собственно развлечений: они могут ходить в кино, в боулинг, еще куда-то, они могут общаться с друзьями, с девушками. Но, естественно, все это контролируется: мы должны знать, куда, с кем и насколько они пошли, что собираются делать, когда вернутся, и так далее.

Разумеется, в самой Академии действуют строгие меры безопасности, осуществляется жесткий пропускной режим. Само собой, у нас есть сотрудники – педагоги, воспитатели – которые находятся с детьми постоянно, 24 часа в сутки. И, конечно, к нарушителям дисциплины, режима, внутреннего распорядка Академии применяются различные наказания.

Какие, например?

Я вам расскажу об одном случае из жизни Роналду. Воспитанником, надо сказать, он был не самым дисциплинированным. Однажды он совершил довольно серьезный проступок, повел себя неправильно: я не буду сейчас уточнять, как конкретно. Это случай произошел незадолго до матча, который его команда должна была играть на Мадейре. Криштиану очень ждал этой поездки: вы знаете, он там родился, так что для него эта игра была дополнительной возможностью побывать на родине, повидаться с родными. Но руководство Академии, зная о его проступке, приняло решение его в эту поездку не брать. Таково было наказание, которое, кстати, одобрила и поддержала мать Криштиану.

И что, больше он так себя не вел?

Никогда.


«Нам нужно лучше мотивировать наших тренеров и разъяснять воспитанникам, что переход в зарубежные топ-клубы совсем в молодом возрасте чреват карьерными проблемами»

До сих пор вы рассказывали о достижениях Академии, о том, за счет чего вы добиваетесь высоких результатов. Но есть, вероятно, и какие –то проблемы, какие-то недостатки, которые вы хотели бы устранить?

Безусловно. Обо всех наших недостатках, которые, я вас уверяю, мы прекрасно видим сами, я говорить не стану. Скажу о некоторых. Ну, например, я считаю, что мы слабо мотивируем наших тренеров. Я имею в виду чисто финансовый аспект: все они получают зарплату, и – ничего больше. Бонусы за подготовку игрока, доросшего до основной команды, выплаты за продажу воспитанников в зарубежные топ –клубы, это все у нас пока отсутствует как система. За десять последних лет было единственное исключение: трансфер Роналду в «Манчестер Юнайтед», тогда работавшие с ним тренеры действительно получили какие-то премии.

Потом, что касается зарплат: исторически у нас как-то так сложилось, что тренеры, работающие со старшими возрастами, получают больше тех, кто работает с младшими. На мой взгляд, это неправильно, поскольку начальный период занятий, когда игрок постигает самые основы футбола, когда закладывается база, совершенно точно не менее, а может быть даже более важен, чем все остальные. Соответственно, нам необходимо изыскивать средства для того, чтобы избавиться от этого перекоса, и мы их изыщем.

Наконец, нам нужно усилить среди наших воспитанников разъяснительную работу по поводу моментов, связанных с переходами в другие клубы. Я уже упоминал о том, что за 10 последних лет продажа игроков, подготовленных нашей Академией, принесла клубу 100 миллионов евро. Так вот, я считаю, что в принципе мы могли бы выручить за этих ребят гораздо больше.

В чем проблема? С одной стороны, в том, что мы не можем удерживать своих воспитанников, не можем платить им таких зарплат, которые предлагают европейские гранды. С другой, игроки часто уходят от нас совсем молодыми, не до конца сформировавшимися, и, следовательно, не достигшими пика своей цены. Увы, многие из них затем не оправдывают тех надежд, которые на них возлагались: к примеру, из большого количества футболистов, проданных нами в клубы английской Премьер-лиги, по-настоящему успешную карьеру там сделали очень немногие.

Думаю, нам надо прилагать все усилия для того, чтобы внушать нашей молодежи мысль о том, что соглашаться на суперпредложения необходимо с большой осторожностью. Нужно, чтобы они понимали, что два -три лишние года, проведенные в клубе, их воспитавшем, дадут им возможность окрепнуть, раскрыться во всей красе и в конечном итоге получить еще более выгодные предложения – выгодные и для них самих, и для клуба.


«Между «Спортингом», «Порту» и «Бенфикой» существует джентльменское соглашение: игроков Академий мы друг у друга не переманиваем»

Вы сейчас говорили об игроках хотя и молодых, но все-таки достигших возраста, в котором заключаются профессиональные контракты. А каким образом «Спортинг» старается обезопасить себя от того, чтобы конкуренты не уводили из клуба талантливых детей и юношей?

Во-первых, я должен сказать, что в Португалии самыми престижными футбольными Академиями являются, естественно, наша, а также Академии «Порту» и «Бенфики». Между руководством этих клубов, между самими Академиями существует джентльменское соглашение о том, что молодых футболистов мы друг у друга не переманиваем.

Во – вторых, в Португалии действует отличная от многих других стран Европы контрактная система, которая позволяет нам избегать таких ситуаций, как, например, в Испании, где «Барселона» за несколько последних лет увела из Академии «Эспаньола» около 60 игроков.

Профессиональные контракты мы заключаем только с игроками, достигшими 16 лет, но уже с родителями 7 – 13- летних оформляется так называемое спортивное соглашение. Оно переподписывается на каждый новый год и подразумевает, что в течение этого года ребенок, занимающийся в Академии «Спортинга», от нас никуда не уйдет.

Следующий тип соглашения, юношеский, рассчитан на игроков в возрасте от 14 до 18 лет. Его уже можно назвать полупрофессиональным, поскольку по нему клуб берет на себя не только все расходы по подготовке футболиста, но и платит ему и его семье определенные субсидии. Конечно, это совсем не те деньги, на которые может рассчитывать футболист, получивший профессиональный контракт, но все – таки в этом соглашении прописана уже и сумма отступных, которые должен будет заплатить тот клуб, который захочет забрать футболиста из Академии «Спортинга» к себе.

Это все, других мер защиты у нас не предусмотрено. Нам хватает этих.

Допустим, вы перевели в Академию мальчика из франчайзинговой школы. Или забрали его из Академии клуба, не относящегося к португальским грандам. Какую компенсацию в этом случае получат они?

Другая школа или Академия за такой перевод получат я, думаю, 2-3 тысячи евро. Ну, самое большее – пять: понятно, что многое зависит от того, насколько перспективным нам кажется ребенок. Но это не все. Если парень в итоге дорастет до уровня нашей главной команды, тот клуб, откуда мы его перевели, может рассчитывать на дополнительные выплаты.

Скажем, в прошлом сезоне за нашу основу заиграл Андре Мартинш, которого мы 12-летним взяли из «Фейренсе». В связи с этим его первому клубу было выплачено 50 тысяч евро.

В 19 лет, возраст выпуска из Академии, далеко не каждый молодой футболист, наверное, раскрывается настолько полно, что клуб может окончательно определиться с тем, рассчитывать ли на него в дальнейшем. Что вами делается для того, чтобы не растерять таких «не до конца раскрывшихся» именно на стадии перехода из детского футбола во взрослый?

Как вы, может быть, знаете, второй дивизион чемпионата Португалии недавно был расширен – с 16 до 22 команд. И произошло это потому, что шесть клубов высшего дивизиона – «Спортинг», «Бенфика», «Порту», «Маритиму», «Гимараенш» и «Брага» -- получили от национальной федерации разрешение сформировать полноценные вторые профессиональные команды как раз из игроков, подавляющее большинство которых являются воспитанниками их Академий – можно сказать, что в этом смысле мы перенимаем опыт Испании.

Регламент для таких команд Б подразумевает, что на игру они должны заявлять не меньше 10 игроков, подготовленных португальскими Академиями, причем для иностранцев минимальный срок пребывания в структуре португальских клубов определен в три года, а игроков старше 23 лет в заявке может быть лишь трое.

Для «Спортинга», да и для других клубов высшего дивизиона, наличие молодежных команд, играющих в профессиональном турнире, где футболисты других клубов по большей части старше наших по возрасту, является отличной возможностью дополнительно обкатать своих воспитанников, дать им профессионально окрепнуть и в конечном итоге довести наиболее способных из них до уровня основной команды.

Ради этого, собственно, вторая команда и формировалась. И, кстати, могу сказать, что отдачу от этого проекта мы чувствуем уже сейчас: у нас на данный момент в главной команде 9 собственных воспитанников. И четверо из них прежде, чем в нее попасть, прошли через «Спортинг Б».


«В плане некоторых методов воспитания клубного патриотизма мы могли бы взять пример со «Спартака»

Вы вчера выступали одним из докладчиков на организованной RMA конференции «Опыт и современные тенденции в работе ведущих футбольных Академий Европы». Можно сказать, что вы что –то почерпнули из общения с российскими коллегами, работающими в Академиях «Спартака» или, скажем, «Рубина»?

Да, думаю, это был полезный опыт. Например, на меня произвел большое впечатление рассказ о том, как «Спартак» использует в работе с молодежью своих ветеранов. Вы ведь знаете о том, что сама их Академия названа именем одного из величайших игроков в истории клуба и что это сделано при его жизни. Это очень правильно с точки зрения воспитания у молодых игроков клубного патриотизма, уважения к собственной истории, осознания того, за какую команду они играют.

Мне кажется, мы могли бы в этом смысле последовать примеру «Спартака» и тоже назвать нашу Академию именем кого-то из заслуженных ветеранов «Спортинга». Да вот хотя бы именем Аурелио Перейры, благо, он жив, здоров и продолжает работать.

Не так давно в этих стенах выступал руководитель одной из российских Академий. Он говорил о том, что с детства болел за клуб, в котором теперь работает, и никогда, ни за какие деньги не перешел бы в стан его конкурентов. Вы также преданы «Спортингу»?

Вы знаете, я тоже с самого детства болел за «Спортинг», я с 4 лет был членом клуба – меня записал отец. Я никогда не играл в футбол на хоть сколько –нибудь профессиональным уровне, но ребенком я занимался в гимнастической секции «Спортинга». Поэтому на ваш вопрос я отвечу следующим образом.

Я могу представить себя работающим в другом клубе, например, в каком-нибудь иностранном. Но я никогда не стану работать на главных конкурентов, главных антагонистов «Спортинга» в национальном чемпионате, то есть на «Порту» или «Бенфику».

Если же вас интересует, является ли боление за «Спортинг» обязательным условием для всех сотрудников, работающих в системе клуба, я могу сказать: нет. Конечно, нет. Боление обязательным условием не является. Обязательным условием является профессионализм.



Петр БРАНТОВ

Читайте также:

Академики без тросточек (отчет о посещении участниками португальской стажировки RMA Академии футбольного клуба «Бенфика», ноябрь 2012 года);

Да пребудет с ними сила Дракона (отчет о посещении участниками португальской стажировки RMA Академии футбольного клуба «Порту», ноябрь 2012 года);