Зарубежные спикеры

Michael Bolingbroke

Michael Bolingbroke, Майкл Болингброк, операционный директор футбольного клуба «Манчестер Юнайтед» (Англия)

«Спасибо, что посетили родину МЮ. Я был приятно удивлен уровнем и своевременностью вопросов, которые задавали мне студенты RMA во время лекции на «Олд Траффорд». Знаете, в школе я два года изучал русский язык: сейчас, правда, помню только, что если дело касается «Манчестер Юнайтед», нужно говорить «карашо». А если мы говорим о «Ливерпуле», например, нужно употреблять слово «плохо». Хотя футбол – он выше любых границ и языковых барьеров. Какую бы страну вы не представляли, на каком бы наречии не говорили, язык спорта объединяет нас с вами. Мой вам совет: пользуйтесь этим»

Представляем вашему вниманию репортаж известного спортивного журналиста, корреспондента «Спорт-Экспресса» Игоря Рабинера, сопровождавшего слушателей факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» RMA в ходе третьей по счету зарубежной стажировки «Футбольная индустрия Англии», проходившей на базе штаб-квартир клубов Английской премьер-лиги в январе 2009 года. 

Материал о встрече с Майклом Болингброком вышел в печатной и электронной версиях «СЭ» в феврале 2009 года.

Сами с усами?

Интересно, почему настолько нелюбознательны руководители и работники клубов российской премьер-лиги? Специализация "Менеджмент в игровых видах спорта" Государственного университета управления, задумав уникальную 11-дневную стажировку студентов в стране лучшей в мире футбольной лиги - Англии, разослала приглашения поучаствовать в ней во все московские и подмосковные клубы. Ответом была тишина.

Многие руководители уклонившихся клубов из года в год читают студентам ГУУ лекции и отлично знают, что и в ту же Англию, и в Испанию, и в Италию с Германией подобные - и весьма познавательные - поездки уже были. Тем не менее все они под разными предлогами (от кризиса до обилия работы в межсезонье) направлять своих представителей отказались. Хотя где еще могли бы выслушивать, задавать вопросы и получать четкие, с цифрами, ответы от второго человека в иерархии "МЮ", коммерческих директоров "Ливерпуля" и "Арсенала", главы департамента бизнес-развития "Челси"? Да и посещение всех лучших стадионов родины футбола, а также пяти матчей, включая суперхит "МЮ" - "Челси", познаниям наших клубных деятелей никак бы не повредило. Недаром в "Челси" за несколько дней до игры нам с гордостью подчеркнули, что за этой игрой будет следить одна десятая часть планеты!

Ни в одном учебном заведении мира, насколько мне известно, подобных поездок не организуют: клубы английской премьер-лиги - структуры крайне закрытые. И если с каким-нибудь одним клубом иным вузам удается договориться, и учащихся туда направляют (как в "Челси", куда пару лет назад съездила группа из ВШТ), то получить представление о бизнесе всех главных сил премьер-лиги - за гранью возможного. Неудивительно, что проработка всех деталей стажировки заняла больше трех месяцев каждодневных переговоров. У коммерческого директора "Ливерпуля" Иана Эйра, к примеру, между двумя дальними командировками был ровно день паузы, и, скажем, на приглашение Ливерпульского университета он не откликнулся. А к россиянам, долго его уговаривавшим, пришел. Однако в нашей лиге с тем же громким названием, что и у англичан, возможность выслушать менеджеров ведущих клубов мира энтузиазма не вызвала. Мы сами с усами. На кой ляд, мол, нам вся эта цивилизация, если футбол российский живет по своим особенным законам - к реальному бизнесу не имеющим отношения?

За счет безумного роста цен на нефть у нас в последние годы научились швыряться десятками миллионов. А вот как зарабатывать на футболе эти же миллионы - до этого никому дела не было. Недаром настолько расхожим стал тезис, что главное, чего не хватает виду спорта номер один в России, - менеджеров. Но теперь-то, когда цены на нефть заодно с рублем кубарем катятся вниз, клубам тем более стоило поучиться у знающих людей, как из беготни 22 человек с мячом сделать продукт мирового уровня. Английскую премьер-лигу, как поведали нам в "Челси", смотрят 203 страны. Средняя недельная аудитория - 75 миллионов человек, а ожидаемая в этом году сезонная - 2,7 миллиарда. И если кто-то удивляется, почему Андрей Аршавин при его совсем не нищенской зарплате в "Зените" так рвется туда, повторите про себя эти цифры, взгляните на телекартинку, послушайте пение публики - и не надо будет голову ломать.

Для почти трех десятков людей, мечтающих работать в футбольном бизнесе, за эти дни перевернулся взгляд на очень многое. Появился ориентир - может, и недостижимый пока, но к которому надо стремиться. Я получал наслаждение, слушая десятки вопросов, которые студенты ГУУ задавали лекторам. Вопросы эти, замечу, на порядок превосходили по своему уровню многие из тех, что задаются моими коллегами на пресс-конференциях. Люди из топ-клубов Англии видели это неравнодушие - и рассказ их становился еще увлеченнее. Недаром один из боссов "МЮ", впечатленный интересом и подготовленностью аудитории, после ее окончания пригласил руководителя специализации "Менеджмент в игровых видах спорта" Германа Чистякова в директорскую ложу на матч с "Челси".

Лишь один клуб отказался предоставлять информацию российским студентам и встречаться с ними. По-моему, символично, что это - "Манчестер Сити". Тот, о котором Арсен Венгер в газете Guardian сказал: "Все английские клубы живут в одном мире и по одним законам, а этот - совсем по другим. Поэтому рассуждать о ценах, которые он предлагает за игроков, считаю бессмысленным". Что в таком клубе могут рассказать о том, как надо делать бизнес? Только если объявить призыв в шейхи.

Конечно, далеко не все в английском футбольном бизнесе идеально. Взять хотя бы "Тоттенхэм", который прошлой зимой продал в "Портсмут" нападающего Дефо за 9 миллионов фунтов, а нынешней - купил его же обратно за 15. Но такие примеры потому и выглядят дико, что в большинстве клубов такое невозможно. Оттого богатые, но неумные "шпоры", "Манчестер Сити" и "Ньюкасл" со своими туго набитыми кошельками борются за выживание.

Спецкор "СЭ" к футбольному бизнесу прямого отношения не имеет - разве что в том смысле, что средства массовой информации играют в нем большую роль (чего в России многие опять же не понимают). И для своей практической деятельности я вряд ли мог извлечь что-то весомое. Но слушать таких лекторов мне было безумно интересно, и кое-какими фактами и наблюдениями буду рад с вами поделиться.

Американцы не пришли в "МЮ" со своим уставом

Директор по управлению оперативными вопросами "МЮ" Майкл Болингброк начал встречу с россиянами неожиданно. "В школе я два года учил русский. Помню, правда, только "как дела?" А, еще. Если мы говорим о чем-то, касающемся "МЮ", надо употреблять слово "карашо". А если о "Ливерпуле" - "плохо".

Народ оживился - что и требовалось остроумному лектору, желавшему вывести людей из роли благоговейных слушателей. Откуда взялся у него этот артистизм, стало ясно из следующих слов: "До "МЮ" я работал в знаменитом цирке Du Soleil, чьи шоу ставятся по всему миру. Нахожу у цирка и футбола сходство, которое делает эти виды деятельности уникальными. И то, и другое - поверх любых границ и языковых барьеров. В футболе я люблю то, что, из какой бы вы ни были страны, на каком языке бы ни говорили, язык этого вида спорта вас объединяет, все на нем говорят. И в своей деятельности мы обязаны это использовать".

И они используют. Вместе с исполнительным директором клуба Дэвидом Гиллом путем исследований пришли к выводу о трех слоях болельщицкой аудитории - и определили примерную численность каждой. Слои эти никак не привязаны к стране: в каждом есть представители всех континентов. Любопытно, что во время лекции мистер Болингброк задал нашим студентам простой, на первый взгляд, вопрос - что такое болельщик? И завязались споры. Оказалось, что прийти к единой формуле не так просто!

Когда-то они с Гиллом задались тем же самым вопросом. И пришли вот к какому выводу. В центре условной окружности - "ядро". Эти люди обожают только "Юнайтед" и не делят эту любовь с каким-либо другим клубом. Второй слой именуется "поклонниками". Страсть к "МЮ" они совмещают с симпатиями к клубам иного калибра из своей страны или городка. И, наконец, слой номер три - "последователи". Они вроде как и небезразличны к клубу, но по-футбольному полигамны - с таким же интересом наблюдают, допустим, за "Арсеналом" или "Миланом".

Согласно проведенным на всех континентах исследованиям, "ядро" болельщиков "МЮ" исчисляется - только не пугайтесь - 139 миллионами человек! Второй слой - 130 миллионами. И третий - еще 64-мя. Итого аудитория почитателей действующего победителя Лиги чемпионов составляет 333 миллиона человек. И для каждого из слоев руководство "Манчестера" придумывает свои способы обольщения. Его закон успеха в футбольном бизнесе сводится к двум составляющим: выигрывать на поле и всерьез работать с болельщиками за его пределами.

Болингброк напрямую подчинен Гиллу (другая ветвь подчинения от исполнительного директора ведет к Фергюсону, который на таблице изображен с Болингброком на одной линии). Периодически два функционера летают в США к трем сыновьям Малкольма Глэйзера, владельца клуба, и согласовывают с ними стратегические решения. Давно уже не слышно о демонстрациях протеста, которыми встречали покупку великого клуба семьей Глэйзеров, и мало кто вспоминает о любительской команде "Юнайтед оф Манчестер", созданной фанатами "истинного" "МЮ" в противовес американизированному. Так она где-то и застряла на том уровне, с которого и начинала, - и никто о ее судьбе слез не льет.

А все потому, что новые хозяева большого "Манчестера" не стали изобретать велосипед. Они не пришли в клуб, обладающий великими традициями, со своим уставом: мол, мы и без вас знаем, как вести бизнес. Деловой прагматизм подсказал им наилучшее решение - не искать от добра добра. Американцы сохранили Гилла на посту клубного руководителя, а с Фергюсона и вовсе сдувают пылинки. Они не лезут в футбол и не объясняют сэру Алексу, на каком фланге должен играть Криштиану и должен ли Руни действовать не на острие, а в оттяжке. В результате чего с удовольствием приезжают в Москву на финал Лиги чемпионов и становятся свидетелями триумфа. Я, кстати, не упустил возможности купить в фирменном магазине "МЮ" майку с контуром Кремля, посвященную этому событию. Чем внес свою скромную лепту в бизнес "МЮ".

76 тысяч "Манчестеру" мало

Бизнес этот по своему масштабу - умопомрачительный. Болингброк с гордостью привел цифры из журнала Forbes, где выводилась цена бренда спортивных клубов мира. "МЮ" занимал в этом списке первое место - 351 миллион фунтов. Далее с 288 миллионами следовали "Реал", за ним - "Бавария", бейсбольный клуб "Нью-Йорк Янкиз", пятым же со 185 миллионами был "Арсенал".

Совсем не случайно две английские команды, которые входят в эту мировую пятерку, - те, что обладают самыми вместительными клубными стадионами в стране. Вот данные, озвученные коммерческим директором "Ливерпуля" Ианом Эйром: разница в доходах от продажи билетов на один матч между 46-тысячным "Энфилд Роуд" и 76-тысячном "Олд Траффорд" составляет 1,05 миллиона фунтов! За сезон набегает 31,6 миллиона. И это - не включая деньги, которые тратятся болельщиками непосредственно на стадионе: программки, еда, атрибутика.

76 тысяч, которые нынче вмещает "Олд Траффорд" (как и 2,2 миллиона фунтов, зарабатываемых клубом за матч при условии полной арены), "МЮ", представьте, уже мало! И не потому, что заполняемость стадиона почти стопроцентная, а лист ожидания на получение сезонных абонементов составляет 20 тысяч человек. Причина - другая.

По рассказу Болингброка, перед сезоном расходятся 57 тысяч абонементов. Еще 8 тысяч мест раскупают владельцы корпоративных лож. Из 11 тысяч свободных мест три тысячи по правилам премьер-лиги отдаются гостям. Еще кое-что полагается спонсорам, официальным зарубежным клубам болельщиков "МЮ", игрокам и директорам. В итоге в продаже остается всего две тысячи билетов!

Но и они не поступают в кассы - такого вида распространения в "МЮ" уже давно нет. Человек со стороны на матч "Манчестера" вообще попасть не может - так что я даже не представляю, каких усилий стоило организаторам нашей поездки пробить через клуб 30 билетов на игру "МЮ" - "Челси".

Чтобы приобрести билет, человек должен состоять в клубе болельщиков. Он составляет (не считая владельцев абонементов) 140 тысяч человек. И все платят за это членские взносы и мечтают попасть хоть на какую-нибудь игру. Таким образом, шанс купить билет составляет для них одну семидесятую!

Эта-то элитарность попадания на матчи и является головной болью для руководства "МЮ". Ведь чем меньше возможностей прийти на игру у новых людей, тем слабее будет прирост у команды болельщиков. Вот о чем люди волнуются!

А еще о том, что делать с двумя тысячами абонементов, которые в среднем ежегодно сдают болельщики. Ротация, как и у других клубов, объясняется лишь двумя причинами - переездом в другой регион или смертью. Каждое лето Гилл и Болингброк садятся и ломают голову: заменить ли эти две тысячи "абонементщиков" другими или пустить высвободившиеся билеты в продажу на отдельные матчи. Эффект, правда, все равно будет один и тот же - "Олд Траффорд" заполнится до отказа. В сезоне-2007/08 посмотреть на "МЮ" пришли 1,4 миллиона человек…

Как поступить, если у тебя есть абонемент, но ты по каким-то причинам не можешь пойти на игру? Есть компания Viagogo, у которой заключен контракт с премьер-лигой. Если ты знаешь, что на матч не попадешь, - выставляешь свой билет на продажу на ее сайте. Но есть коренное отличие от интернет-аукционов вроде eBay - билет продается только по номиналу. Раз выставлен билет стоимостью, допустим, 30 фунтов - ровно столько покупатель и заплатит. А продавец вынужден будет уплатить еще 20 процентов от суммы компании Viagogo. Так что возможность спекуляции, преследуемой в Англии законом, и здесь исключена.

Борьба с перепродажей билетов закончилась полной и окончательной победой клуба два года назад, когда бумажные билеты были заменены пластиковыми карточками. Раньше обладателю абонемента присылали книжку с 19 билетами, каждый из которых можно было при желании перепродать. Теперь все билеты заложены в электронной карточке, и, продавая ее, ты лишаешься всего абонемента.

Изначальная сумма абонемента включает в себя только 19 гарантированных матчей премьер-лиги. Деньги же за все остальные билеты - будь то Лига чемпионов или кубковые турниры - снимаются клубом автоматически с предоставленной болельщиком заранее кредитки. После чего клуб вводит в компьютер его доступ на этот поединок. Просто и со вкусом.

Цены на абонементы в пересчете на один матч и на обычные билеты в "Манчестере" одинаковы. "Почему не сделать стоимость абонемента выше?" - спросил один из студентов, и Болингброк счел его законченным циником: "Да эти 57 тысяч тогда меня заживо съедят! Они-то как раз убеждены, что абонемент должен быть дешевле обычного билета, поскольку его владельцы являются самыми преданными болельщиками. Но в подъеме цены на разовые билеты нет особого смысла. Дело в том, что, согласно правилам премьер-лиги, билеты для гостей не могут превышать стоимость абонементов для хозяев в пересчете на одну игру. А поднимать цену всего для 8 тысяч человек - это нам ничего, по сути, не даст, кроме недовольства части публики".