Новости
13 апреля 2009

"Наша главная задача – пропаганда спорта"

Всего несколько лет назад миллионы российских болельщиков, буквально затаив дыхание, следили за происходящим на катке Oval Lingotto в Турине, где Светлана Журова вопреки прогнозам специалистов оставляла за своей спиной соперниц в забеге на 500 метров. Тогда многие сходились во мнении, что золотую медаль завоюет кто-то из китайских спортсменок, но все их попытки опередить Журову оказались тщетными – вечером 14 февраля российской конькобежке попросту не было равных.

За три года до этого Светлана стала мамой, но заканчивать свою карьеру не собиралась – вернувшись на каток, она дважды выиграла чемпионат России по спринтерскому многоборью, а олимпийский год начала с победы в спринтерском многоборье, но уже на чемпионате мира в голландском Херенвене. "Среди спортсменов считается очень почетным выиграть турнир, который проходит в Голландии, потому что настолько серьезно, как в этой стране, к конькобежному спорту не относятся, пожалуй, нигде. Каждый болельщик, который приходит на каток в Голландии, знает всех спортсменов, которые будут выступать. Это, безусловно, очень приятное обстоятельство, которое отлично мотивирует спортсменов. Чувствуя атмосферу, царящую на голландских катках, ты делаешь все, чтобы победить", – вспоминает Светлана во время встречи со студентами факультета "Менеджмент в игровых видах спорта". – "Победа в Голландии сродни победе на Олимпиаде. Выиграл золотую медаль – можно сказать, жизнь удалась".

В марте 2007 года Светлана Журова была избрана депутатом Законодательного Собрания Ленинградской области от партии "Единая Россия", а чуть позже объявила о завершении карьеры. Сегодня она занимает пост вице-спикера Государственной Думы РФ.

- Светлана, вы входили в состав заявочного комитета "Сочи-2014". Расскажите, как все же России удалось одержать победу в жесткой борьбе с Пхенчханом и Зальцбургом.

– Думаю, вы помните, что в нашу победу не верил никто, кроме тех людей, которые входили в состав заявочного комитета. В прессе нас называли сумасшедшими, президенты федераций зимних видов спорта также не верили в эту идею. Тем не менее, мы решили зацепиться за такую возможность и начали подготовку заявочной книги. Я занималась подготовкой 10-й главы этой книги, в которой рассказывается об Олимпийской деревне. Мне это показалось крайне интересным, ведь большую часть времени во время Олимпийских игр спортсмены проводят именно в деревне. Так почему же нам все удалось? Во-первых, в составе российского заявочного комитета было много иностранных консультантов – по возможности мы старались заключать контракты с ведущими специалистами. Консультанты, выигрывавшие заявки для Пекина и Лондона, работали в одной команде вместе с нами. Во-вторых, мы фактически работали в режиме non-stop, тщательно прорабатывая всевозможные варианты развития ситуации. Когда мы уже были в Гватемале, доходило до того, что шпионы корейской стороны буквально висели на деревьях возле нашего лагеря, чтобы подслушать и подсмотреть что-то. Тем не менее, мы сработали очень хорошо.

Кульминационным моментом всей заявочной компании является финальная презентация. Тут нужно отдать должное россиянам – с эмоциональной составляющей у нас всегда все было в порядке. Впрочем, первый вариант emotionvideo, который подготовили иностранные специалисты, мягко говоря, не впечатлил. Более того, я едва ли не плакала от разочарования, когда его смотрела. Естественно, все пришлось переделывать – думаю, все видели, что получилось в итоге.

Нам с Евгением Плющенко предстояло защищать проект Олимпийской деревни. Сначала мы обменялись парой шуток, а затем в самый подходящий момент перешли на серьезные вещи. В результате наше выступление получилось очень искренним, и с этой точки зрения мы заметно превзошли наших оппонентов. Корейцы, к слову, старались сделать нечто подобное, но у них это получилось слегка глуповато. Что же касается явных ошибок нашего главного конкурента в лице Пхенчхана, то в их презентации Олимпиада, пусть и в неявном виде, рассматривалась как некий способ достижения вполне определенной цели, а не как большой международный праздник. Один из слоганов звучал примерно так: "Если Олимпийские игры пройдут у нас, то произойдет объединение Северной и Южной Кореи". Комичным выглядело участие в заявочной кампании легендарного итальянского горнолыжника Альберто Томбы, который до этого говорил, что никогда не поедет в Корею. Ну и еще одна серьезная ошибка – участие в презентации молдавского молодого горнолыжника, который поблагодарил Корею за то, что эта страна предоставила ему возможность тренироваться и заниматься спортом. Выглядело все это, мягко говоря, нелепо. Еще один любопытный момент – за день до презентации в Гватемале не меньше тридцати членов Международного олимпийского комитета выстроились в очередь, чтобы встретиться с Путиным, и было очень забавно видеть в этой компании президента Северной Кореи, который также пришел поговорить с Владимиром Владимировичем.

Что же касается Зальцбурга, то посредством своей заявочной кампании австрийцы скорее занимались раскруткой своей страны как первоклассного горнолыжного курорта, нежели действительно претендовали на проведение Олимпиады. К слову, директор заявочного комитета Зальцбурга сейчас является одним из консультантов "Сочи-2014".

- Многие скептически относятся к идее проведения Олимпиады в Сочи из-за того, что в городе до сих пор не построен ни один из заявленных спортивных объектов.

– Мы должны понимать, что 80 процентов из того, что предстоит построить в Сочи, – это неспортивная инфраструктура. В Турине, например, не была построена примерно половина из заявленной инфраструктуры, примерно такая же ситуация наблюдалась и в Афинах... Вообще же я думаю, что не будет ничего страшного, если мы не успеем достроить что-то из инфраструктуры. За спортивные объекты можно не беспокоиться, здесь мы не ударим в грязь лицом, а где и как будет проходить дорога – не так уж и важно. Вообще же здесь крайне важен вопрос наследия, то есть использования этих объектов после окончания Олимпийских игр. Так вот, в своей презентации нам удалось доказать, что объекты в Сочи будут использоваться наиболее эффективно. Образцом для подражания здесь стоит считать Калгари – город, который принимал зимние Олимпийские игры в 1988 году. Некоторые объекты сейчас перепрофилированы и используются по максимуму. Например, по санно-бобслейной трассе катают туристов, какие-то здания отдали для университета. А вот в Сиднее до сих пор плачут из-за того, что не могут найти применение построенным для Олимпиады объектам. Что касается возведения новых объектов, то, на мой взгляд, определенные проблемы возникнут и у Лондона, ведь строительство в условиях мирового финансового кризиса – не самое приятное, что можно себе представить, ведь сейчас есть вероятность столкнуться и сокращением бюджетов, и с отказами инвесторов, так что проблем немало.

- В каких отношениях находятся Олимпийский комитет России и оргкомитет "Сочи-2014"?

– Олимпийский комитет – это общественная организация, то есть он не может финансироваться государством. Согласно международным нормам, ОКР должен передать все имеющиеся у него права относительно Олимпийских игр оргкомитету "Сочи-2014", что и произошло в прошлом году, и уже всеми вопросами будет заниматься именно оргкомитет. Получается, что даже бренд Олимпийских игр будет принадлежать оргкомитету "Сочи-2014", а олимпийский комитет не будет иметь к этому никакого отношения.

- Расскажите поподробнее об олимпийском бренде.

– Понятно, что любое использование олимпийского бренда без согласования с правообладателем абсолютно незаконно, и нарушителей за это будут очень серьезно наказывать – соответствующий закон вступил в силу полгода назад. Впрочем, сейчас можно встретить всевозможную атрибутику с надписями "Сочи-2014", также мне доводилось видеть рекламу восточного ресторана, в которой присутствовало изображение олимпийских колец, и даже костюмов для собак с использованием олимпийской символики. Талисман – еще один существенный элемент Игр, на который покушаются многие. Уже можно было видеть множество вариаций на эту тему, но все это не более чем профанация, потому как конкурс на разработку талисмана для "Сочи-2014" можно будет объявлять только после того, как закончится Олимпиада в Ванкувере. России нужно становиться цивилизованной страной в этом плане и активно развивать систему защиты спортивных брендов. Думаю, проект "Сочи-2014" с этой точки зрения может стать наиболее наглядным примером.

- Что входит в сферу деятельности Светланы Журовой, как вице-спикера Государственной Думы?

– Сейчас я занимаюсь решением задач физической культуры и спорта в стране, и первая из сформулированных президентом задач звучала следующим образом: "80 процентов детей должны быть вовлечены в спорт". Конечно, это очень амбициозная задача, но осуществить ее крайне сложно, потому что при этом возникает очень много проблем, самая главная из которых заключается в том, что ценовая составляющая массового спорта в регионах и мегаполисах заметно разнится. Например, в Хабаровске одно занятие большим теннисом стоит всего 100 рублей. Где вы видели нечто подобное в Москве или Петербурге?

- Каковы основные проблемы, с которыми сталкиваются детские школы сегодня?

– Прежде всего, сложности заключаются в том, что не все регионы определились с подведомственностью спортивных школ: часть их относится к системе образования, часть – к системе спорта. Да и не все школы имеют возможность стать автономными учреждениями. Существует проблема и с тренерскими кадрами, и она довольно существенна: людей в спорте остается не так много и во многом это происходит из-за низкой зарплаты. В Китае, например, родители платят за секцию, пока ребенку не исполнится 13 лет, и только после этого спорт становится бесплатным. Именно в этот момент ребенок должен определиться – или продолжать получать образование, или становиться великим спортсменом. Если ребенок делает выбор в пользу спорта, то получить полноценное образование у него не получится, то есть он фактически остается безграмотным, и вне спорта будет попросту неконкурентоспособным. Для обеспеченных родителей этот вариант не подходит, и они выбирают для своих детей образование, говорят, что это важнее. Ну а в большой спорт в большинстве своем прорываются дети из деревень, где уровень жизни не так высок, как в больших индустриальных городах. Впрочем, существует еще и другой момент – иногда люди категорически отказываются платить за спорт, утверждая, что он должен быть бесплатным. Но если посмотреть, сколько денег тратится, например, на алкоголь, то сам по себе возникает вопрос: "А не лучше ли потратить это на то, чтобы отдать ребенка в секцию?". Безусловно, регулирование данной сферы – одно из важнейших направлений государственной политики в сфере спорта и физической культуры.

- В последнее время часто приходится слышать про то, что в России массовый спорт исчез как класс.

– Действительно, сейчас в прессе очень часто спрашивают – куда же делся массовый спорт, который повсеместно был распространен в СССР? Так вот дело в том, что сейчас изменилась позиция общества в отношении массового спорта – сегодня на человека, который бежит кросс или подтягивается на турнике во дворе, будут смотреть как на безумца. Соответственно, люди, которые, может быть и хотели бы заниматься спортом, еще несколько раз подумают и зададут себе вопрос – "А хочу ли я, чтобы надо мной посмеивались остальные?".

- Допинг – одна из наиболее распространенных проблем современного профессионального спорта. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Понятно, что здесь все очень непросто. Зачастую использование допинга – вопрос психологии. У американских спортсменов, например, очень многие результаты достигаются на кураже, а у тех, кто не может поймать кураж, возникает желание использовать допинг. Ведь это гораздо проще, чем круглосуточно терзать себя изнурительными тренировками, но от этого в любом случае необходимо уходить. Как вы знаете, в случае доказательства факта использования допинга спортсмен не отделывается административным штрафом, его еще и дисквалифицируют. На мой взгляд, это смерти подобно. Впрочем, в этом вопросе нужно задуматься еще и о причастности врачей и тренеров. Нередко спортсмен говорит, что сам не принимал допинг, но ведь это никак не проверишь, все определяется допинговой пробой – если она положительная, значит, спортсмен виноват, и все. Доказать, что вина здесь лежит на ком-то другом невозможно. Во многих видах спорта вернуться в строй после дисквалификации практически невоможно, что для спортсмена является смертной казнью.

Есть еще один довольно тонкий момент. Сейчас 15-16-летних ребят ловят на использовании марихуаны. Сразу оговорюсь: в большинстве видов спорта марихуана никак не влияет на показатели, а используют ее, возможно, из-за того, что существует какая-то иллюзия или это просто-напросто некая мода. Как бы то ни было, за это спортсмену грозит дисквалификация сроком не менее трех месяцев. Так вот был такой случай – двух мальчишек отстранили от участия в соревнованиях на три месяца – естественно, у их родителей возникло желание забрать их из московской школы и вернуть домой. Но как только они захотели это сделать, моментально нашлись люди, которые дали показания о том, что эти ребята еще и распространяли наркотики. В результате, их дисквалифицировали на два года. То есть кому-то попросту не хотелось, чтобы ребята перестали приносить очки московской спортшколе и начали добиваться результатов в команде из другого региона – тут же была сфабрикована ситуация, позволяющая фактически вообще исключить ребят из борьбы. Такие моменты – не редкость, и с ними также необходимо серьезно разбираться, чтобы это не оставалось на уровне догадок и сплетен, а было доказано.

- Светлана, напоследок вопрос о будущем российского спорта. Каким вы его видите?

– На мой взгляд, в будущее всегда стоит смотреть с оптимизмом. Думаю, мы сможем преодолеть все существующие проблемы, ну и постараемся сделать все, чтобы избежать возникновения новых. В любом случае, спортсмены всегда будут кумирами для наших детей, потому что это традиции нашей страны – все понимают, что лучше ориентироваться на тех людей, которые всего добились самостоятельно. Так вот наша главная задача на данный момент заключается в пропаганде спорта.

Все новости >