Новости
04 апреля 2012

«Мечтаю, о том, чтобы никто не вылетал из лиги по финансовым причинам»

Сотрудничество Российской футбольной премьер – лиги (РФПЛ) со спортивными факультетами RMA приобрело системный характер. Лига уже организовала для наших студентов стажировки на празднике в честь своего 10-летия и Открытом Кубке РФПЛ, а сейчас студент группы «С-26» Павел Селезнев проходит практику, выполняя обязанности помощника руководителя международного отдела лиги Евгения Савина. Между тем, 29 марта в Доме футбола на Таганке прошла первая лекция президента РФПЛ Сергея Прядкина для слушателей факультета «Менеджмент в игровых видах спорта». В ходе занятия руководитель высшего дивизиона отечественного футбола рассказал студентам о структуре возглавляемой им организации, ее стратегических задачах, сотрудничестве с такими международными структурами, как УЕФА и Европейская профессиональная футбольная лига (ЕПФЛ), и подробно ответил на возникшие вопросы. Ниже мы приводим избранные фрагменты рассказанного им во время занятия.

Сергей Прядкин об учреждении РФПЛ и должности ее президента: «Мы в прошлом году отпраздновали 10-летие нашей премьер – лиги. Если вы помните, до 2001 года у нас чемпионаты во всех дивизионах проводила Профессиональная футбольная лига, была такая организация, Николай Александрович Толстых ею руководил.

В нее входили все наши клубы – и высшей лиги, и первой, и второй, и даже по сути любительские, из КФК. В чем был главный недостаток этой организации? В том, что все члены ПФЛ имели равное право голоса, и в итоге клубы низших дивизионов, которых было большинство, зачастую проводили такие решения, которые элитный дивизион ну ни в какую не устраивали, но которым он был вынужден подчиняться – по календарю, по срокам проведения чемпионата, и так далее.

И вот в связи с этим в 2001 году было принято решение клубам высшей лиги из этой организации выйти и организовать свою – РФПЛ, которая будет проводить свой чемпионат и решать свои задачи и свои проблемы. Соответственно, решили выбирать и президента. Сначала выбирали на год – тогда это были президенты клубов, входящих в лигу: Мутко, Филатов, Заварзин, Гинер, Воронцов.

Потом, в 2007 году, пришли к выводу, что президент должен быть независимым, чтобы, так сказать, не возникало конфликта интересов у лиги, которую он возглавляет, с одной стороны, и представляемого им клуба, с другой. Первым таким президентом выбрали меня, до того я работал генеральным директором РФС. А потом переизбрали, уже на пятилетний срок. Почему? Потому, что одного года даже для того, чтобы просто в курс дела войти, мало…»

Об оптимальной численности клубов РФПЛ: «Мое личное мнение: нынешнее число команд, шестнадцать, оно оптимальное. Меньше их быть не должно, ни в коем случае. Иногда звучат предложения сделать так, чтобы в РФПЛ и ФНЛ, нашем втором по силе дивизионе, команд было поровну, по восемнадцать. В частности, такой точки зрения придерживается Евгений Ленорович Гинер. Что касается меня, то я думаю, что восемнадцать клубов – это хорошая цифра, в принципе я ничего против нее не имею.

Другое дело, что я сомневаюсь в том, что в стране сейчас есть такое количество команд, которые смогли бы предоставить финансовые гарантии участия в турнирах РФПЛ и ФНЛ. Причем гарантий не губернаторских, потому что губернатора, поддерживающего тот или иной клуб, завтра могут снять, а пришедший на его место человек от его обязательств запросто может откреститься, а гарантий конкретных финансовых учреждений.

Жизнь показывает, что клубу РФПЛ для того, чтобы реально участвовать в чемпионате – именно участвовать, а не отбывать номер, -- на сезон необходимо как минимум 20-25 миллионов долларов, а лучше бы -- евро. Подтвердить наличие таких средств для многих наших клубов - проблема».

О доходах РФПЛ: «В 2001 году, когда все только начиналось, мы за весь сезон заработали около миллиона долларов. В нынешнем сезоне наш доход приблизился к 95 миллионам. Ну пусть даже, не будем лукавить, нынешний сезон у нас необычный, он в полтора раза длиннее стандартного, но все - таки за десять лет наши доходы выросли примерно в 60 раз.

Какова их структура? Главное, это, конечно, поступления от реализации телевизионных прав – в нынешнем сезоне они составили около 55 миллионов долларов. И на втором месте – спонсорство, это где-то 40 миллионов. Как эти деньги распределяются между клубами? До прошлого сезона принцип был такой, мы его в общем и целом позаимствовали у английской Премьер-лиги: 40 процентов общей суммы делились поровну между всеми, еще 40 – с учетом места, занятого командами в предыдущем сезоне, и, наконец, последние 20 процентов – с учетом телевизионных рейтингов, эти деньги фактически делили между собой ведущие команды, чьи игры чаще других выбирал для своих трансляций Первый канал.

В этом сезоне ситуация, как вы знаете, изменилась. Первый канал по разным причинам от трансляций нашего чемпионата отказался, поэтому составляющая телерейтинга нами не учитывалась: 40 процентов доходов в итоге были поделены поровну между всеми участниками чемпионата, а 60 – с учетом показанных ими спортивных результатов. Не исключено, впрочем, что в следующем сезоне мы вернемся к прежней схеме: если договоримся с Первым о возвращении трансляций».

О том, как все должно быть в идеале: «Моя главная мечта – чтобы клубы РФПЛ никогда из лиги не выбывали по финансовым причинам, только по спортивным. Для этого мы, то есть сама лига, должны стремиться к тому, чтобы больше зарабатывать, чтобы минимум по 10 миллионов долларов за сезон от нас нашим клубам, особенно тем, кто в этом острее других нуждается, могло доставаться. Это с одной стороны.

С другой, могу сказать, что такой схемы управления, как, скажем, в американской MLS, где доходы богатых клубов в значительной степени перераспределяются в пользу бедных, мы вводить не собираемся. Стремиться нужно не к этому, а к тому, чтобы все наши клубы стали частными, чтобы за всеми ними стояли либо конкретные крупные предприниматели, либо конкретные крупные предприятия. Чтобы не осталось у нас клубов, финансируемых из бюджета.

Вот, кстати, я не могу вспомнить ни одного случая, чтобы частный клуб снялся с розыгрыша из-за финансовых проблем. Даже «Москва», которая прекратила свое существование, там проблема была, строго говоря, не в деньгах: там просто у инвестора пропал интерес к проекту. Но там не было никаких скандалов, там не осталось долгов, там все обязательства перед футболистами были выполнены. И совсем другой пример – бюджетный «Сатурн». Чем у них все закончилось, вы все, конечно, помните».

О расходах на содержание РФПЛ: «Все доходы РФПЛ, о которых я говорил чуть раньше, они целиком и полностью распределяются между клубами. Из этих денег лига не оставляет себе ни копейки. Все расходы на содержание аппарата, на текущую деятельность, они покрываются за счет взносов, которые делаются всеми клубами –членами лиги специально на эти цели. То же самое могу сказать о социальных проектах РФПЛ, ну вот, к примеру, о созданной нами в прошлом году «Лиге добрых сердец», благотворительной программе, ориентированной на помощь воспитанникам детских домов. У всех этих начинаний – свои, отдельные спонсоры, к футбольному чемпионату отношения не имеющие».

О стыковых матчах и гипотетическом плей-офф: «Мы в этом сезоне впервые за долгое время ввели правило стыковых матчей за право войти в премьер –лигу или в ней остаться. Команды, занявшие 13 и 14 места в премьер – лиге, сыграют в них с командами, занявшими 3 и 4 места в чемпионате ФНЛ. Я думаю, это было верное решение, в том числе и с точки зрения борьбы с так называемыми «странными матчами» - о них я говорю исключительно в предположительном ключе, поскольку для того, чтобы кого-то в чем –то обвинять нужны конкретные доказательства.

Могу сказать наверняка, что это правило мы сохраним и в следующем сезоне. Не ясным на данный момент остается только количество участников стыков: может быть, их будет столько же, сколько сейчас, может быть, меньше – скажем, двое: третья команда ФНЛ и четырнадцатая – РФПЛ. Окончательное решение по этому вопросу будет принято к тому моменту, как будет сверстан календарь следующего сезона, то есть, к концу апреля.

Кстати, сейчас мы полны решимости, наконец, составить нормальное расписание игр, которое не будет без конца меняться, корректироваться по ходу сезона. Все, больше такого не будет, это я могу обещать. В идеале мы вообще должны придти к немецкому варианту: в календаре Бундеслиги на год вперед ясны не только дни, в которые матчи состоятся, но и время, в которое они начнутся. И – никаких изменений. Вот к чему надо стремиться.

Что касается недавно прозвучавшего революционного предложения относительно проведения финальной стадии чемпионата в виде плей-офф, то отрадно, конечно, что слова Сергея Александровича вызвали такой отклик, такую дискуссию: надо же людям давать высказываться… А с другой стороны, я могу сказать, почему, с моей точки зрения, эта инициатива может привести к нехорошим результатам, явно не к тем, на которые Сергей Александрович рассчитывает.

Смотрите: у нас владельцы клубов, которые постоянно находятся в верху турнирной таблицы, постоянно играют в еврокубках, они очень большие деньги вкладывают в свои команды, в детские школы, то есть в развитие всего нашего футбола. Для них высокие места, дающие право играть в Европе, это, помимо всего прочего, возможность заработать, свои расходы хотя бы отчасти возместить. А при системе плей-офф они могут всего этого лишиться из-за одного единственного проигрыша. По-моему, это несправедливо».

О переходе на систему осень-весна: «Ни для кого не секрет, что решения об этом переходе добивались в первую очередь именно наши ведущие клубы, постоянно претендующие на участие в еврокубках. Синхронизация трансферных окон, сроков проведения предсезонной подготовки и чемпионата с Европой– для них все это действительно очень важно.

Можно ли уже сейчас делать какие-то оценки, говорить о том, пошел ли этот переход на пользу нашему футболу? Знаете, у меня предложение: давайте проведем по этой системе хотя бы один «гладкий» чемпионат, не такой, как нынешний, из трех кругов, а потом уже станем судить.

Сейчас я могу сказать только то, что для нас одной из главных проблем продолжают оставаться наш климат и наша инфрастуктура: стадионов, полностью отвечающих требованиям РФПЛ в стране катастрофически мало: собственно, «Лужники», «Локомотив», «Химки», стадион в Грозном – и все.

Что касается погоды и напрямую связанных с ней проблем с полями: со следующего сезона мы, видимо, будем стремиться к составлению календаря таким образом, чтобы максимально возможное количество первых матчей весенней стадии игрались в манежах и на искусственных газонах. У нас есть «Лужники», есть нормальные крытые стадионы в Москве и Питере, есть недавно открывшийся манеж в Новосибирске, достойного качества искусственные поля в Перми, в том же Грозном… Да, это будет, что называется, ручное управление, да, календарь в этом случае будет составляться не в режиме жеребьевки, и недовольные этим, конечно, тоже будут. Но пока такое положение для нас – данность, и окончательно мы эту ситуацию преодолеем, наверное, только к 2018 году, когда получим в свое распоряжение новые современные стадионы, построенные к чемпионату мира».

О возвращении на стадионы пива и пивной рекламы: «Я обеими руками за пиво. Отсутствие его сейчас на стадионах никаких проблем безопасности не решает. В конце концов никто и ничто не мешает людям перед походом на футбол выпить дома, или на улице, или еще где – и не пива, а водки.

На чемпионате мира 2018 года никакого запрета совершенно точно не будет: ФИФА, чьими спонсорами являются крупнейшие пивные компании, нас просто обяжет его снять. Точно так же, как УЕФА в 2008 году, когда в Москве игрался финал Лиги Чемпионов между «Челси» и «Манчестер Юнайтед», настояла на своем, и нашему правительству пришлось приостанавливать действие закона на один день, а потом вновь его вводить.

Больше того, сейчас я уверен, что вопрос решится задолго до чемпионата мира, он решится в самое ближайшее время. Вот уже и Путин Владимир Владимирович на встрече с болельщиками в Питере пообещал этому поспособствовать, так что – сомнений нет. Чего я жду от возвращения пивной рекламы? Я жду новых доходов от спонсорских контрактов, то есть притока денежных средств, которые в конечном итоге помогут нашему футболу стать более конкурентоспособным».

О новом контракте по продаже телевизионных прав: «Тут я хочу сказать вот что: многие сейчас ругают наш уже подходящий к концу контракт с «НТВ Плюс»: дескать, мало денег, мы могли бы на нем гораздо больше заработать. Я думаю, те, кто так говорят, они забывают, что в свое время, когда этот контракт подписывался, это был настоящий прорыв: нам до тех пор таких денег за телеправа никто отродясь не предлагал.

Теперь по поводу предложения, сделанного Infront Sports & Media. Во-первых, очень хорошо уже то, что такое предложение есть, и оно превышает то, что было сделано «НТВ Плюс». Во-вторых, нужно понимать, что интерес к чемпионату РФПЛ есть не только у этого агентства, просто они первыми его конкретно сформулировали. Наконец, в третьих, это предложение нас, скажем так, не во всем устраивает, и мы об этом в своем официальном ответе Infront проинформировали. Если они с нашими соображениями согласятся, возможно, сотрудничество состоится, если нет, значит, нет.

Чего мы хотим? Я могу сказать, чего мы точно не хотим. Мы не хотим продавать права полностью. Мы намерены оставить за собой контроль за качеством картинки. Продакшн должен быть наш, он должен быть сделан компанией, которую мы сами выберем и утвердим. Иными словами: мы хотим предлагать потенциальным покупателям не просто права, мы хотим предлагать готовый продукт: трансляции, передачи, обзоры туров, нарезки опасных моментов…

Все это должно быть сделано в едином формате, в едином, современном, очень высоком стандарте качества. Наша задача – расширить зрительскую аудиторию РФПЛ. Без выполнения этих условий решить ее не удастся».

Николай Киселев

Все новости >