Новости
25 сентября 2009

Александр Соркин: «Никто особо не стремится ощутить пользу кризиса на себе»

Александр Соркин, известный как владелец арт-галереи «Дача» на Рублевке, вместе с Аркадием Новиковым координирует уже восемь проектов, но при этом называет себя не столько ресторатором, сколько менеджером. На своем мастер-классе для слушателей специализации «Менеджмент в ресторанном бизнесе и клубной индустрии» Александр рассказал о людях, общении, кризисе, перспективах и новом поколении.

Если взглянуть на биографию Александра Соркина, то ощущения, что речь идет об одной из ключевых фигур российского ресторанного бизнеса поначалу совсем не возникает. Техническое образование в Московском автодорожном институте, затем – стремительный разворот в сторону шоу-бизнеса и несколько лет, посвященных претенциозной музыке, которую довольно быстро стали позиционировать не иначе как независимую.

Продолжение у этой истории могло быть абсолютно любым, если бы в какой-то момент друзья не убедили Александра в необходимости заняться чем-то более серьезным. Жизненный вектор, таким образом, был в очередной раз скорректирован, и на этот раз его направление совпало с тенденциозным бизнес-стримом. Сейчас имя Александра Соркина ассоциируется с десятками совершенно разноплановых проектов: начиная от ресторанов и клубов, продолжая магазинами верхней одежды и эффектно завершая банком и строительной компанией.

Первым опытом в сфере ресторанного бизнеса для Александра стала «Дача» в Жуковке. Интерес к арт-гелерее стремительно рос, посетителей буквально с каждым днем становилось все больше и больше, и понимание того, что было бы неплохо помимо искусства предложить людям что-то еще, пришло само собой.

«Можно сказать, что именно в этот момент произошло мое знакомство с едой в контексте бизнеса», - рассказывает Александр во время своего мастер-класса для факультета «Менеджмент в ресторанном бизнесе и клубной индустрии» Государственного университета управления. – «Потом к этому проекту присоединился Аркадий Новиков, и мы вместе открыли ресторан, который стал знаковым. Это была эпоха зарождения образа жизни, который сегодня называют гламурным, у людей появилась необходимость куда-то ходить, и этим местом стала «Веранда у «Дачи».

С момента открытия ресторана на Рублевке Соркин стал довольно плотно сотрудничать с Новиковым. Вместе они работают сразу над несколькими ресторанами, среди которых Bon, GQ Bar и «Пеперони», а последним запущенным проектом стал Tatler.

«Нам поступило предложение от британского журнала Tatler (журнал, как GQ и Vogue принадлежит The Conde Nast Group). Условия, на которых нам предлагали открыть ресторан под этим брендом, были более приемлемыми по сравнению с другими журналами, и мы решили попробовать. Хотя на самом деле еще большой вопрос, кто кому больше пользы приносит – бренд журнала ресторану или наоборот», - рассказывает Соркин. – «Тем не менее, на месте I Fiori мы решили сделать небольшой клуб. Место там просто замечательное: потрясающая летняя площадка, какой в Москве я вообще нигде не видел, напротив Белый дом, а у нас яблоки растут».

Рестораторы, как говорит Александр, делятся на три группы. Во-первых, эстеты, к которым он относит Аркадия Новикова, Андрея Деллоса и Кирилла Гусева. Во-вторых, менеджеры – способные управлять любым проектом люди, к которым Соркин как раз причисляет и себя: «Я не считаю себя ресторатором. Я менеджер - координирую проекты, связываю предпринимателей с инвесторами, с другими креативными людьми, с конкретным помещением и ситуацией на месте. Мне не столь интересен вопрос, зачем люди создают рестораны. Для меня важнее, как именно они это делают, в какие сроки, на какие деньги и в каком месте». Наконец, ресторатором вполне может оказаться и случайный человек, к которого просто были свободные деньги. «В нашей стране ресторатором принято называть человека, который вкладывает деньги в открытие различных проектов, но это не совсем верно», - рассуждает Александр. – «Те, кто просто вкладывает деньги, скорее инвесторы, а не рестораторы в классическом понимании».

Один из наиболее распространенных вопросов, задаваемых людям, которые связаны с ресторанным бизнесом, касается не нынешних трендов и перспективных тенденций, как это было в свое время, а ситуации с мировым финансовым кризисом.

«Год, который предшествовал кризису, можно назвать расцветом ресторанного бизнеса, но это был расцвет, граничащий с безумием. Арендная плата не выдерживала никакой критики и не подчинялась никакому анализу, и при этом рестораны открывали все, кто только мог», - рассказывает Александр Соркин. – «Конечно, на деньги, которые по докризисным временам уходили на открытие ресторанов, можно было купить какой-нибудь завод, но хвалиться наличием собственного завода захотят далеко не все. А вот модный ресторан – совершенно другая история. В общем, пару лет назад людям, бесспорно, было весело, и неизвестно, как все продолжалось бы, если бы не отрезвление, произошедшее осенью прошлого года. На мой взгляд, кризис может принести пользу ресторанному бизнесу. Вот только никто особо не стремится ощутить эту пользу на себе».

Что же касается перспектив ресторанного бизнеса в России, то наиболее вероятными видятся два варианта: выживать в дальнейшем будут или крупные сети, или маленькие семейные заведения. По большому счету, объяснение здесь лежит на поверхности - когда у вас 5-6 проектов, риск оказаться в проигрыше довольно высок, если пара ресторанов окажется убыточными. В случае с одним рестораном не возникает необходимости распыляться и есть возможность сосредоточиться. Если же у вас 50 ресторанов, то убытки в паре из них можно перекрыть за счет остальных заведений.

«Вообще же у нового поколения людей, которые видят себя в ресторанной индустрии, гораздо больше преимуществ перед теми, кто стоял у истоков этого бизнеса в России», - делится ощущениями Александр Соркин. – «Главное из них заключается в том, что сейчас есть, у кого можно поучиться и позаимствовать опыт. И в этом смысле я абсолютно уверен, что новое поколение ждут радужные перспективы».


Фото: Mainpeople.ru
Все новости >