Новости
22 ноября 2012

«Удинезе»: «Мы всегда точно знаем, кого и зачем покупаем и продаем» (ВИДЕО)

Загрузка плеера


«Удинезе» славится своей селекцией. Найти талантливого молодого игрока, купить его не очень дорого, довести до уровня звезды и продать за хорошие, а иногда так просто замечательные деньги, тому, кто хочет и, главное, способен платить. Декларируют приверженность этой схеме многие, не у многих выходит претворить декларации в жизнь. У «Удинезе» это получается, причем получается не от случая к случаю, а постоянно, можно сказать – систематически. Как и почему это происходит студентам программы «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA рассказали топ-менеджеры итальянского клуба, вчера вечером сыгравшего в Москве матч групповой стадии Лиги Европы против махачкалинского «Анжи».


Опишите, пожалуйста, основные принципы, на которых строится работа селекционной службы «Удинезе».

Фабрицио Ларини, спортивный директор: Я думаю, начать нужно с того, что в нашей селекционной работе мы прежде всего отталкиваемся от наших финансовых возможностей. Разумеется, в этом смысле мы не можем сравниться с такими грандами, как «Ювентус», «Интер» или «Милан». Мы не можем ни покупать готовых звезд за огромные деньги, ни платить им невероятные зарплаты. Следовательно, все, что остается нашей скаутской службе, это искать перспективных молодых игроков, замечать в них проблески таланта раньше, чем это сделают конкуренты, раньше, чем этот талант станет очевиден многим и будет оценен в непосильную для нас сумму. Ну, и, естественно, работать с этим талантом, доводить его до блеска, чтобы потом, когда игрок засверкает, продать его, и на этом заработать.

Могу еще добавить, что мы особенно углубленно работаем на рынках до сих пор не до конца освоенных: например, Чили, Колумбия, некоторые другие южноамериканские страны. Там, на наш взгляд, можно отыскать настоящие жемчужины, особенно привлекательные если глядеть на них сквозь призму соотношения цены и качества. Разумеется, это ни в коей мере не отменяет работы и на других футбольных рынках, в том числе на европейском.

Вот, собственно, и все принципы. Мы следуем им уже довольно давно, и они работают: например, когда мы нашли Санчеса, ему было 17 лет, и нам он обошелся в 3 миллиона евро, а в «Барселону» год назад перешел за 40 миллионов.



19-летнего Ислу мы купили за 500 тысяч, а «Ювентус» отдал за его переход 8,5 миллионов. Примерно столько же они заплатили за Асамоа, а нам в свои 20 лет он достался за миллион. Ханданович восемь лет назад вообще пришел к нам свободным агентом, а в «Интер» мы его недавно продали за 11 миллионов… Это я назвал вам самые удачные наши трансферы только за последние два сезона…



С какого возраста «Удинезе» забирает в свою школу молодых игроков, испанцев и иностранцев, которым требуется проживание в интернате?

Ф.Л.: Итальянские законы разрешают проживание ребенка отдельно от семьи, но под опекой взрослых, с 14 лет. И еще не так давно в нашей школе была такая группа – 35 – 40 человек, которая там же, при школе, постоянно и проживала. Однако теперь мы решили сменить курс. Теперь мы стараемся не интегрировать в свои команды парней издалека, особенно иностранцев, до достижения ими 17, ну или в самом крайнем случае – 16 лет.

На наш взгляд, отрыв от семьи, переезд в незнакомую местность, с другим климатом, другими традициями, обычаями, кухней и так далее, может нанести ребенку, и прежде всего его психике, весьма серьезный ущерб. Поэтому до указанного возраста мы просто следим за интересными нам игроками на привычном для них месте, в тех школах, где они занимаются, подписываем с этими школами соответствующие меморандумы, а уже с 16 – 7 лет с теми, кто к этому возрасту доказал свою перспективность, заключаем контракты и перевозим их в Удине.

Тут, кстати, упомяну о таком важном моменте: все наши легионеры, независимо от возраста, обязаны с первых дней пребывания в клубе изучать итальянский язык, для этого к ним прикрепляются специальные преподаватели. Непонимания между членами коллектива быть не должно: ни на поле, ни за его пределами.


Все-таки не совсем ясно… У всех клубов есть скаутские службы, все так или иначе изучают рынок в поисках талантов и очень многие мечтают купить этот талант дешево, чтобы затем продать подороже… Почему у вас это получается, а у других, скажем так, не всегда?

Стефано Кампоччи, вице-президент: Я думаю, тому есть несколько причин. Во-первых, наша скаутская служба весьма многочисленна, думаю, это одна из самых разветвленных, самых информированных скаутских служб в мире: всего на разных рынках, на разных континентах на нас работают около 100 человек. И поскольку их так много, они имеют возможность более тщательно отслеживать каждого отдельно взятого игрока, попавшего в их поле зрения, составлять о нем максимально полное впечатление, наблюдать за его развитием на протяжение длительного периода времени, в динамике.

Соответственно, выводы, которые мы делаем, принимая решение о покупке того или иного футболиста, не скоропалительны, они не основаны только на мнении представителей клуба, которые по наводке скаута посетили один или два матча, в которых игрок, может быть, не показал всего, на что способен, именно потому, что нервничал, зная о присутствии на трибунах потенциальных покупателей. Они основаны на гораздо более глубоком анализе.

Мы очень тщательно готовим каждое свое приобретение, и ошибаемся поэтому достаточно редко. И именно потому, что эта подготовка настолько тщательна, мы, бывает, получаем даже некоторые преимущества перед конкурентами из более богатых команд. Они, конечно, могут заплатить больше, но, не разобравшись досконально в игроке, иногда предлагают за него лишь часть требуемой суммы, ставя дальнейшие выплаты в зависимость от того, как он проявит себя на новом месте. Мы же, будучи твердо уверены в том, что именно этот футболист нам и нужен, готовы платить за него сразу, без всяких оговорок. Понятно, что продавцам это нравится гораздо больше.

Мы всегда точно представляем, кого и в расчете на что мы покупаем, кто способен сразу влиться в основной состав, а кому, может быть, надо будет пройти аренду в наших клубах - партнерах, «Гранаде» и «Уотфорде»: они играют, cоответственно, в испанской Примере и английском Чемпионшипе. Кстати, решение о том, кто и в какую аренду может быть отдан, принимается именно исходя из того, какие компоненты игры тому или иному футболисту надо подтянуть и насколько их совершенствованию могут способствовать особенности английского либо испанского футбола.

Содержание такой разветвленной скаутской сети, вероятно, обходится довольно дорого?

С.К.: Да, не дешево. Конкретной цифры я вам не назову. Могу лишь сказать, что содержать эту сеть, особенно с учетом результатов ее работы, для клуба все равно гораздо выгоднее, чем пытаться конкурировать с грандами на рынке футбольных звезд. Вступать в такую конкуренцию, как я уже говорил, мы себе позволить не можем. Для нас это смерти подобно.


Принципы, по которым осуществляется покупка игроков, понятны. Вероятно, также тщательно рассчитывается и момент продажи?

Ф.Л.: Безусловно. Тут основных принципа два. Первый: игрок должен созреть для продажи, он должен реально раскрыться, продемонстрировать в игре за наш клуб лучшие свои качества и свою готовность выступать на принципиально новом уровне. Только за такого игрока можно получить настоящую цену. И именно поэтому одним из главных наших достоинств я считаю умение терпеть и ждать, пока талантливый футболист разовьется в полной мере, нашу готовность не форсировать, не подгонять это развитие, пережидать, если речь идет об иностранцах, период акклиматизации к итальянскому футболу и итальянскому образу жизни.

И второе: готовя продажу того или иного игрока, мы всегда держим на прицеле другого, сопоставимого по потенциалу, который мог бы адекватно заменить его в основном составе.

И все-таки в некоторых случаях полноценная, стопроцентная замена, наверное, невозможна. Частые продажи лидеров влияют на спортивные результаты. Или для «Удинезе» они стоят не во главе угла?

С.К.: Для нас регулярная продажа своих звезд – это данность. Разумеется, наши болельщики были огорчены расставанием с тем же Санчесом, но – момент настал. Давайте подумаем, что было бы, если бы мы, например, его не отпустили? Нам пришлось бы многократно повышать его зарплату, и мы бы на этом разорились. А с другой стороны, даже пойдя на это, мы бы, уверяю вас, не достигли никаких спортивных результатов. Потому что мотивация футболистов уровня Санчеса не сводится к одним только деньгам. Они думают об игре в больших клубах, они мечтают о больших трофеях: если лишить их этой возможности и этой мечты, они будут несчастными людьми. Несчастные люди не будут с полной отдачей работать на тех, кто сделал их такими. Ну, так и что же лучше: продать Санчеса как раз тогда, когда за него дают прекрасную цену, или уморить его в профессиональном плане, и добиться того, что за него вообще ничего давать не станут?

Тогда вопрос по поводу Ди Натале: он с 2004 года играет за «Удинезе». Он звезда. Неужели за все это время у него не было предложений от больших клубов? Или вы не смогли договориться?



Фабио Вивиани, помощник главного тренера: Это совсем другая история. Ди Натале – это символ «Удинезе». Я думаю, он сейчас для нас значит примерно то же, что Тотти для «Ромы», а Мальдини – для «Милана». Он уже возрастной игрок и никуда не уходить из клуба, закончить здесь свою карьеру – это его решение. В это межсезонье у него было предложение от «Милана», но он отказался. Он сам сказал, что не ушел бы, даже если бы его позвали в «Реал». С другой стороны, Антонио продолжает приносить нам пользу не только на поле. Многие из тех молодых футболистов, которых мы подписываем, соглашаются на наши предложения еще и потому, что «Удинезе» в их глазах это «клуб, за который играет Ди Натале».

Если говорить о доходной части бюджета «Удинезе», какую долю в нем занимают средства, вырученные от продажи игроков?

С.К.: Они на данный момент занимают весьма существенную долю. Именно за счет этих средств мы уже довольно давно являемся прибыльным клубом, одним из немногих в мире. Но – я подчеркну: речь идет именно о ситуации на данный момент. Как она будет развиваться дальше, непонятно. Потому что можно более или менее точно планировать доходы от продажи телевизионных прав, можно – от билетов, можно – от мерчендайзинга. Планировать доходы от продажи футболистов невозможно. Если вы будете составлять бюджет, закладываясь на них, вас ждет крах.

Петр БРАНТОВ

Все новости >