Новости
25 апреля 2013

«Если философия меняется под каждого нового тренера, это не философия»

Журнал PROСпорт публикует интервью председателя правления футбольного клуба «Боруссия» (Дортмунд) Ханса-Йоахима Ватцке, в котором тот рассказывает о том, как спасал клуб от банкротства, не обращал внимания на внешний вид Юргена Клоппа и сознательно оставался романтиком. Предлагаем этот материал вашему вниманию.

Реструктуризация и тренер

Вы возглавили клуб в 2005 году. Хорошо помните, в каком состоянии тогда находилась «Боруссия»?

В ужасном. Это было ровно восемь лет и пять дней тому назад, мне только сегодня утром пришло это в голову, и я опять пропустил юбилей. Ситуация была из разряда mission impossible. Во вторник я обратился к специалистам по реструктуризации и банкротству, а в среду вечером они мне прямо сказали: клуб по уши в долгах, нужно завтра же утром объявить на бирже, что «Боруссия» находится под угрозой банкротства, а в пятницу созвать кредиторов, иначе уже в понедельник вас обвинят в затягивании объявления о банкротстве, и у вас будут еще более серьезные проблемы.

Это была катастрофа. Кредиторы согласились на отсрочку выплат, но в то же время сформировали наблюдательный совет, который должен был утверждать каждое наше решение. У клуба было €122 млн долгов, это много, но главная проблема состояла в том, что €90 млн подлежало выплате, а денег просто не было. Стадион был продан. В случае банкротства все игроки могли покинуть клуб бесплатно. Мы должны были платить за аренду стадиона €17 млн в год. То есть в первую очередь нам нужно было избежать банкротства, а уже потом как-то пытаться поставить клуб на ноги.

Мы понятия не имели, как это сделать, но мой опыт говорил мне, что в какой-то момент обязательно подвернется шанс. Это и случилось примерно через год. Мы экономили как сумасшедшие: за 18 месяцев снизили расходы на содержание команды с €57 млн до €24 млн. Что, разумеется, не сделало нас сильнее. Но в 2006 году я познакомился с шефом европейского отделения Morgan Stanley. Я предложил ему заняться реструктуризацией «Боруссии», выкупить какие-то кредиты, увеличить капитал, приобрести наши акции. Он согласился, и в течение следующих двух лет Morgan Stanley был нашим крупнейшим акционером, а кроме того одолжил нам €80 млн, благодаря чему мы смогли выкупить стадион обратно и больше не платить за аренду.

Мы очень обязаны Morgan Stanley, наши нынешние успехи базируются на этой реструктуризации. Затем случился банковский кризис, инвестиционные банки стали выходить из игры, наши акции продавались по 80 центов — сейчас они стоят по €3,20. Но мы к тому моменту уже настолько окрепли, что смогли выплатить €80 млн долгов. Вот если бы кризис ударил на два года раньше, в 2006-м, мы были бы уже мертвы.

Сколько вы еще должны?

У нас остались долги за стадион — около €30 млн, других долгов у нас нет. Мы с радостью погасили бы все сейчас, но нам не дадут этого сделать: у нас долгосрочные контракты до 2022–2024 годов с достаточно высокими процентами — 6% годовых. В прошлом году мы заработали €35 млн, это рекорд в Германии. Наш стадион стоит €190 млн, а команда как минимум €230 млн. Так что сегодня мы находимся в отличной ситуации.

Правильным ли решением было выйти на биржу? Ули Хенесс до сих пор не упускает случая вас подколоть.

Я бы определенно не стал этого делать, но это решение принималось еще до меня. Теперь уже все равно, мы на бирже, пытаемся жить с этим и выжимать из этой ситуации максимум. На мой взгляд, модель «Баварии» — более умная.

Подписание контракта с Юргеном Клоппом — это огромное везение. Без него вы не добились бы таких успехов.

Конечно. Но я всегда стараюсь собрать вокруг себя сильных людей, это основной принцип для достижения успеха. У нас отличный спортивный директор Михаэль Цорк, с которым мы в 2007 году разработали новую философию «Боруссии»: ставка на молодых, вертикальный футбол и т. д. Конечно, для реализации философии нужен подходящий тренер; если ты ее будешь менять каждый раз, когда меняешь тренера, то это не философия. Пригласить Клоппа из второй бундеслиги было смелым решением, но мы были полностью убеждены, что он нам подходит.

«Гамбург» в последний момент отказался от услуг Клоппа, потому что он не бреется и не слишком презентабельно выглядит.

Я точно не знаю, но было ощущение, что руководители «Гамбурга» не смогли прийти к единому мнению. В частности, против был Байерсдорфер, который сейчас работает в «Зените». Почему он так решил — это он сам должен вам сказать. В любом случае раз он в дальнейшем попал в такой богатый клуб, значит, он не всегда совершал ошибки. Мы же можем быть благодарны за то, что у нас были развязаны руки.

То есть для вас внешний вид главного тренера не играет никакой роли?

Да. То есть, конечно, если бы у Клоппа было три пирсинга, возможно, мы не стали бы подписывать с ним контракт. Но после двухчасового разговора с Юргеном я был уверен, что он нужный нам человек. Мы ведь не сразу стали чемпионами, но я ни дня не сомневался в том, что мы приняли верное решение. Даже когда мы не могли выиграть восемь матчей подряд, у нас с Цорком было чувство, что мы на правильном пути.

Вам трудно будет удержать Клоппа?

В следующие три года — легко, потому что мы с ним договорились о том, что он остается до 2016 года без всяких «но» и «если». Потом посмотрим, три с половиной года — это много, некоторые клубы за этот срок дважды меняют тренера. Сейчас говорить рано, но я хотел бы, чтобы Клопп оставался и дольше, буду над этим работать. Юрген умный человек и понимает, что лучших условий, чем у нас, он не найдет нигде в мире. Может быть, за исключением финансов, но и тут мы уже занимаем 10–11-е место в Европе. Клопп ценит наши отношения, доверие, дружбу.

То есть слухи о «Челси» вас не нервируют?

Я их совершенно не воспринимаю всерьез. Да, «Челси» или кто-то еще может заявить, что Клопп для них был бы идеальным тренером. Но если лично мне Юрген говорит, что остается в Дортмунде до 2016 года, то у меня нет никаких оснований в этом сомневаться.

Читать дальше…

Все новости >