Новости
28 июня 2013

«Я ни разу не ориентировался на российские аналоги»

Продюсер музыкального фестиваля KUBANA (пройдет с 1 по 7 августа в станице Благовещенская недалеко от Анапы) Илья Островский в интервью РИА «Новости» рассказал о том, как из двухдневного мероприятия он превратился в недельный оупен-эйр со звездами мирового масштаба, как первая зарубежная команда решилась приехать в Краснодарский край, о «дедовщине» на фестивале и планах на будущее. Предлагаем этот материал вашему вниманию.

Почему вы решили проводить фестиваль именно в Краснодарском крае?

Идея провести фестиваль на море появилась еще лет за пять до того, как все началось. Изначально инициатива исходила от администрации Краснодарского края — они хотели, чтобы в регионе появилось какое-то яркое молодежное мероприятие. Но поскольку четко сформулированной идеи не было, все: край, аудитория и мы созрели лишь к 2009 году. Основная идея — KUBANA должна была проходить на море, а в Краснодарском крае их даже два. Черное море было выбрано как наиболее востребованная часть побережья.

У названия же есть несколько смыслов?

Когда мы выбирали место проведения, у нас было несколько вариантов. Один из них — поселок Веселовка на Таманском полуострове, который, с одной стороны, показался идеальным местом для южного фестиваля, а с другой — смущал своей дикостью и разрухой: полузаброшенными советскими базами отдыха, самодельными кафе под открытым небом и так далее. Мы долго думали, как затащить людей за тридевять земель в такую атмосферу, и решили обыграть эту ситуацию в свою пользу. Регион называется Кубань, а мы все это стилизовали под развалины Гаваны, поэтому получилось сочетание Кубани и Кубы — KUBANA. Первое время, пока бренд не сформировался, мы даже активно эксплуатировали в оформлении тему музыкальной революции, образы Фиделя Кастро и Эрнесто Че Гевары. Сейчас мы все дальше уходим от этой концепции и единственное, что осталось — это "Полуостров свободы".

Вы опирались на опыт других фестивалей?

За всю историю проведения KUBANA я ни разу не ориентировался на российские аналоги, потому что, к сожалению, наша музыкальная индустрия очень сильно отстает от европейской и американской. За основу я всегда брал какие-то примеры и идеи, подсмотренные за рубежом. Наверное, на сегодняшний день мне хотелось бы в KUBANA объединить все самое лучшее от фестивалей Rock am Ring, Sziget, Coachella и Glastonbury. Почти на всех я бывал и, признаюсь честно, подглядывал, что и как, пытаясь со временем реализовать увиденное на KUBANA. Rock am Ring — это грандиозный лайн-ап, Sziget — это фантастическая развлекательная инфраструктура, Coachella — неповторимая атмосфера, Glastonbury — легендарность и статус. И все эти вещи хотелось бы объединить в KUBANA.

Чего-то уже удалось достигнуть?

Однозначно это очень серьезный, мощный лайн-ап, который зачастую не уступает многим европейским фестивалям. Мы научились решать инфраструктурные проблемы. Нам еще очень многое предстоит сделать в том, что связано с развлекательной программой, потому что для меня залог успешного фестиваля состоит из трех пунктов — это непосредственно музыка, развлекательная инфраструктура и некая невербальная идея, атмосфера, если хотите, которую невозможно привнести на мероприятие искусственно.

Любой современный фестиваль за границей — это тематический парк развлечений. И если в "Диснейленде" это Микки Маусы и Дональды Даки, то на музыкальных фестивалях многое завязано на выступающих артистах. Причем это работает так, что если, например, на фестивале Sziget мы вообще уберем концертные площадки, то человеку и без них будет, чем заняться. Это то, чего не хватает любым российским оупен-эйрам, но нам в этом смысле очень сильно повезло — у нас есть море, которое решает огромное количество проблем. Но возникает вопрос, зачем ехать на KUBANA, ведь море есть в Египте, Турции или на том же побережье, что и KUBANA, но не на ее территории? Поэтому развлекательная и идейная составляющие для меня сегодня являются первостепенными. Если музыкальную составляющую мы научились реализовывать на все сто, то здесь предстоит воспитывать и создавать целую культуру.

А идея на KUBANA уже есть?

Как я сразу сказал, это некая неосязаемая основа, которая зачастую возникает без нашего ведома. Так получилось, что у KUBANA первичная идея родилась сама собой — "полуостров Свободы", музыкальная революция. Здесь я обычно уточняю, что свобода — это не вседозволенность, тем не менее мы всегда позиционировали фестиваль как отдушину для людей, которые целый год сидят в офисах, на учебах или еще где-то, а вот на KUBANA они могут почувствовать возможность быть самими собой и радость от проявления своих эмоций, общения и так далее. Эту атмосферу создать удалось, а дальше все стало происходить независимо от нашего желания. Например, у KUBANA есть специфический юмор, который понятен только тем людям, которые ездят на фестиваль и тусуются у нас в соцсетях. Это уже какая-то сформировавшаяся группа людей, говорящая на своем языке в сети.

Сейчас группа фестиваля KUBANA "ВКонтакте" насчитывает около 85 тысяч человек, где в течение всего года происходит общение, обмен информацией, порой вовсе не связанной с фестивалем. Это уже клуб по интересам, костяк которого составляет около 15-20 тысяч человек. Ближе к фестивалю группа увеличивается, появляются новички, к которым изначально относятся с подозрением, а иногда даже жестко и агрессивно — типа "дедовщины" в армии. Но эта атмосфера очень быстро затягивает, и вот уже новички — не новички вовсе. Если говорить об идеях на фестивалях, то в пример можно привести российские оупен-эйры, у которых есть идеи и атмосфера: "Нашествие", "Пикник "Афиши", "Усадьбу Jazz". Есть фестивали, на которых идеи нет, но для меня это просто очень длинные хорошие концерты.

Вы начинали в 2009 году с двух дней и без зарубежных артистов. Как развивался фестиваль?

С самого первого фестиваля я говорил, что хочу делать мероприятие по европейскому лекалу, а на любом большом зарубежном фестивале не меньше 70 процентов интернациональных коллективов. Учитывая наше положение в 2009 году, я понимал, что достигнуть этой цели можно лишь спустя годы, но в итоге очень удивился, что эти годы не растянулись на десятки лет. Прорыв произошел в 2010 году, когда мы получили в хедлайнеры группу NOFX. Сделать это было в разы сложнее, чем сейчас забукировать System of a Down, хотя это артисты совсем разного уровня. Сегодня фестиваль известен тем, что на нем побывало огромное количество иностранцев. Все артисты, их менеджеры и агенты между собой так или иначе общаются, и информация о хорошем, качественном оупен-эйре в Краснодарском крае разлетелась по всему миру. А в 2010 году это было реально сложно и состоялось все только благодаря авантюрному духу музыкантов NOFX, известных своей любовью к выступлениям во всевозможных экзотических местах. На тот момент у них было много предложений из Москвы и Петербурга, но они выбрали KUBANA, потому что в столицах они уже все видели, а вот фестиваль "in the middle of nowhere", как они тогда сказали, их заинтересовал.

Вот так мы прорвали заслон для зарубежных артистов, и с 2011 года их количество сильно выросло. В этом году мы приближаемся к тем заветным 70 прцентам. И это, на мой взгляд, единственный путь развития для нас, поскольку, при всем моем желании, при отборе российских коллективов выбор падает на те же самые имена, которые были на первой, второй и третьей KUBANA. Есть определенный список групп, которые переезжают с одного фестиваля на другой. Все они отличные, но ими уже никого не удивишь. Я и рад бы позвать кого-то нового, но в российской рок-музыке практически ничего не появляется. Хотя мы стараемся — в этом году я пригласил два совсем новых имени — Biting Elbows и План Ломоносова.

Читать дальше…

Все новости >