Новости
01 августа 2013

«Важно не пропустить момент выстрела»

Антон Евменов, ранее занимавший должность руководителя селекционного отдела ПФК ЦСКА, назначен спортивным директором армейского клуба. В связи с этим портал Sports.ru публикует интервью, взятое у Антона незадолго до этого события. Предлагаем этот материал вашему вниманию.

Вы стали главой селекционной службы ЦСКА два года назад, в 28 лет. Как это возможно?

Я уже девять лет в футболе. В 21 год пришел работать в ФК «Москва» и проработал там пять лет – до 2008 года. «Москва» тогда искала людей со знанием языков, а я в совершенстве говорю на испанском и английском. Отправил резюме, меня взяли – на должность менеджера международного отдела. Занимался абсолютно всем – от перевода до каких-то административных дел вроде поиска квартир для иностранцев. В какой-то момент меня начали брать в командировки – ездил со Слуцким, с Шустиковым. Смотрел, слушал, мотал на ус.

Поняв, что я что-то усвоил, решил поэкспериментировать с просмотром футболистов и так увидел Баррьентоса. Слуцкому он очень понравился, и мы его взяли. Так я начал работать селекционером. Следующим игроком был Макси Лопес, по которому мы прилично рисковали – боялись, что из «Барселоны» он едет к нам только за хорошим контрактом. Хотя сейчас я понимаю, что те деньги, которые мы ему платили, были большими, но не запредельными – особенно по сравнению с тем, что есть сейчас. Нам повезло: он оказался отличным парнем и пока был мотивирован, давал результат.

А вот с Макси Моралесом мы ошиблись – но не в футбольном, а в ментальном плане. Он просто был не готов к переезду. Вообще 2007 год был сумасшедшим – я летал подписывать игроков, потом искал им квартиру, потом ехал на базу работать переводчиком. Потом прилетала девушка Лопеса – известная модель, с которой у них тогда только начинались отношения, – и я помогал им делать друг другу подарки. Однажды она сказала: «На день рождения Макси я хочу снять самый лучший номер в Москве». Мы поехали в «Арарат Хаятт», взяли президентский номер и пошли внутрь – раскидывать лепестки роз, как ей хотелось. «Антон, – говорит она мне. – Ты знай: это мой подарок, поэтому за все это буду платить я, а не Макси». А потом спускается на ресепшн и спокойно протягивает его кредитку: «Ну все, готова заплатить».

Какого игрока было сложнее всего уговорить перебраться в «Москву»?

Баррьентоса. На него был спрос в Европе, мы конкурировали с «Бенфикой» и «Порту». Просто они ходили вокруг да около, тянули, а мы – нет. И Баррьентос с агентом выбрали «Москву».

Что вы говорили им на переговорах? Чем соблазняли, кроме увесистого контракта?

Ничем. Просто говорили, что у нас молодой клуб, который хочет творить историю, бороться за чемпионство, играть в еврокубках. И он будет при этом основным игроком.

Когда «Москва» рушилась, чем занимались вы?

Когда пришло новое руководство, работать стало скучно. В 26 лет мне не хотелось перекладывать бумажки в офисе, а ничем другим заниматься не давали. Я связался с людьми из аргентинского инвестиционного фонда, с которыми познакомился во время поездок, мне предложили к ним присоединиться, и я улетел. На год. Там мы объездили всю страну – фонд занимался тем, что искал молодых футболистов, покупал на них права и ждал, пока они подрастут. Там же, в Аргентине, случайно познакомился с Сергеем Шестаковым – тогда скаутом ЦСКА. В один прекрасный момент он позвонил, сказал, что клуб ищет человека.

Я полетел в Москву и стал заниматься тем, что искал игроков для школы ЦСКА. Сейчас я уже занимаюсь селекцией для первой команды – когда Шестаков уехал в Казахстан, я остался в кабинете один. А когда появилась команда из пяти скаутов – возглавил ее.

Объясните, в чем заключается ваша работа?

На каждую позицию, кроме, пожалуй, вратарской, у нас есть по два-три кандидата. Наш шорт-лист разделен на две части – игроки, которые могут помочь нам прямо сейчас и игроки, которые могли бы добавить конкуренции. Но прежде чем смотреть в шорт-лист, мы задаем себе вопрос: есть ли у нас кто-то в дубле? Если никого нет, мы можем взять, например, Мусу. Или Чосича. Сегодня наша главная задача – сделать так, что школа стала основным местом, откуда мы брали бы игроков для усиления первой команды.

У меня есть метафора. Представьте, что команда находится на десятом этаже. Школа – это лифт между первым и пятым этажом. Если человек прошел школу, он приезжает на пятый этаж. Дубль – это лифт с пятого на седьмой. А больше ничего нет – ни лестницы, ни лифта.

Футболист должен карабкаться с седьмого на десятый этаж. И, к сожалению, мало кому это удается. В чем наша задача? Ни в коем случае нельзя опускать основу с десятого этажа, потому что это тот уровень, на котором мы боремся за чемпионство и играем в Лиге чемпионов. Значит, надо сделать так, чтобы лифт доезжал хотя бы до девятого. Сейчас мы стараемся это осуществить. Чтобы в 18 лет парни уже были готовы – и физически, и ментально – конкурировать с игроками основы.

Сколько скаутов работает в ЦСКА?

Пять. Все остальное – это сеть наших знакомых, которым мы можем доверять. Наши ребята прекрасно понимают, что нет смысла ехать на турнир и возвращаться с фамилией Месси. Также нет смысла смотреть футболистов «Бенфики» и «Порту», кроме каких-то особенных случаев. Потому что с этими клубами мы работаем примерно на одном уровне, конкурируем за одних и тех же футболистов. Брать кого-то, кто уже перешел в «Бенфику», неправильно – потому что они его нашли и продадут только за более серьезные деньги. Нам надо поймать его до того, как он окажется в «Бенфике». Селекция 21-го века – знать футболиста еще до того, как он дебютирует за первую команду. И дождаться, пока он выстрелит в основе, покажет свои яйца, как любят говорить у вас на сайте. Потому что он может быть суперчуваком на уровне школы, но провалиться на другом уровне. Важно не пропустить этот момент выстрела. Как только про этого игрока начинают монтировать ролики на YouTube, мы понимаем, что опоздали. Придет второй, третий, четвертый клуб, и уговорить его будет гораздо сложнее.

Сколько дней в прошлом году вы провели в разъездах?

Специально подсчитал – 74. Трижды был в Латинской Америке и… много где, большего не могу сказать. 72 перелета за 74 дня.

Читать дальше…

Все новости >