Новости
18 сентября 2013

«Чтобы не получилось так, что случайно убили интернет»

В начале 2013 года российское подразделение Google возглавила Юлия Соловьева. Кандидата на эту должность компания искала больше полугода. Получилось так, что приход Соловьевой совпал с началом активного регулирования российского сегмента Сети. «Лента.ру» поговорила с главой Google-Россия о специфике работы в новых условиях и о том, какие цели крупнейшая интернет-компания планеты ставит перед собой в крупнейшей стране мира. Предлагаем этот материал вашему вниманию.

Давайте начнем с вопроса о том, какая роль отводится России в компании Google. Какие задачи ставятся перед российским подразделением?

Россия для Google является одним из самых важных приоритетов в первую очередь потому, что здесь живет огромное число людей, которые используют интернет для получения информации, решения частных и деловых задач. Кроме того, Россия показывает колоссальные темпы роста как рекламный и потребительский рынок, и, конечно же, для Google это важно. Если посмотреть на перспективы России, то, по оценкам аналитиков, в 2016 году мы будем входить в топ-7 мировых рынков по размеру рекламного «пирога». При этом у нас особая конкурентная ситуация по сравнению чуть ли не со всеми остальными регионами.

Вы имеете в виду наличие крупного местного поисковика?

Да, и вообще наличие крупных локальных бизнесов. Есть еще «ВКонтакте», «Озон» и другие крупные интернет-компании. То есть Россия на самом деле отличается тем, что на каждого крупного глобального игрока у нас есть свой местный ответ. Эти компании сильные, они пользуются популярностью, и в этом отношении Россия — очень особенная страна. Поэтому сейчас важно не только продвигать Google в России, не менее важно рассказывать о России в Google.

На ваш взгляд, нет ли какого-то лага? Допустим, если бы Google осознал такую концепцию несколько раньше, не было бы таких сильных местных игроков?

Сейчас Google очень четко понимает, что локализация и вывод на рынок продуктов сразу во многих странах — необходимость для нормального существования компании. Если мы посмотрим на обновления таких продуктов, как Google+, Google Play, YouTube, то, по сути, они запускаются одновременно во всех странах или временной разрыв между запусками минимален. Это значит, что компания тоже учится по-другому относиться к своим бизнес-процессам, выстраивать их так, чтобы международная часть компании была задействована по максимуму. И моя уже задача — чтобы Россия была в первой линейке стран, в первом ряду.

Вы имеете в виду одновременный запуск продуктов и сервисов в России и других странах...

Ну, он не будет всегда одновременным, потому что понятно, что все равно компания будет тестировать какие-то продукты изначально в Америке. С другой стороны, этот тест позволяет нам получить более совершенный продукт. И даже этот временной разрыв сокращается. И я считаю, что очень часто Россия имеет все предпосылки для того, чтобы быть в первой линейке стран, где после Америки будут запускаться новые продукты. Еще одна вещь, которая способствует быстрому запуску новых продуктов — это то, что логистическая цепочка не такая сложная. В России достаточно консолидированный рынок с точки зрения ритейлеров или, например, телеком-операторов, с которыми можно выстраивать партнерские отношения. В отличие от других регионов, где рынок менее развит, где есть 250 маленьких игроков, которые работают каждый на своем региональном рынке, как, например в Индии.

К вопросу о том, чтобы продвигать Россию в Google. Получается, что есть некий имидж страны, который так или иначе воспринимается за ее пределами. Как вам кажется, то, что сейчас происходит в интернет-отрасли в России, с точки зрения не только бизнеса, но и законодательства, — это положительно или отрицательно влияет на имидж?

Я считаю, что одна из задач местного офиса — это роль правильного переводчика. Не потому что есть плохой имидж, а потому что есть определенный уровень сложности, то есть: «Ой, там так сложно, мы туда не пойдем». И наша роль — во-первых, развенчивать этот миф, и во-вторых, показывать реальную ситуацию нашим коллегам из глобального Google. Поэтому я рада, что в этом году в Россию приезжало большое количество коллег из штаб-квартиры Google, которые смогли все увидеть своими глазами. Общее впечатление, которое у них было о России, особенно у тех, кто никогда не был здесь, — это то, что уровень диалога, уровень стратегического мышления, который они видят и в нас, и в наших партнерах, и вообще в амбициях России, несопоставим с тем, что они ожидали. И значит, на самом деле часть работы уже сделана. Некоторые просто не хотели уезжать.

Хорошо, а по личным ощущениям. Вы меньше года работаете...

Восемь месяцев.

На этот период как раз пришлось начало активного госрегулирования в российском интернете. Труднее стало работать интернет-компании?

В чем-то стало сложнее, потому что сейчас идет активная пора написания законов. На самом деле концептуально регулирование — это неплохо. Вопрос в том, чтобы правила игры были понятными и справедливыми и, защищая одних, не ущемляли права других. Но в чем-то стало и легче. В те времена, когда интернет не регулировался, он был очень маленьким бизнесом и, в принципе, мало кого интересовал, поэтому выстраивать партнерские отношения и зарабатывать деньги было тяжелее. Сейчас интернет — важная часть экономики, вносит все больший вклад в ВВП страны, что во многом делает нашу жизнь легче.

Читать дальше…

Все новости >