Новости
27 сентября 2013

«Материал, расширяющий познания об отзывчивости русской культуры»

Выставка «Русский авангард. Сибирь и Восток», на которой представлены произведения художников-авангардистов, вдохновленных китайскими и японскими гравюрами, индийскими философскими учениями и шаманскими ритуалами, открывается во флорентийском Палаццо Строцци в пятницу, сообщает РИА «Новости».

«Можно сказать, что авангардисты не стали первыми художниками, кто обратил свое внимание на культуры других стран, потому что с XVII века было много путешествий-открытий, и художники часто принимали в них участие, оставляя после альбомы с акварелями, которые литографировались и распространялись. Во-вторых, на рубеже XIX-XX веков Борисов и Коровин, например, были на Севере, и это все было достаточно хорошо известно в культурной жизни России того времени», — рассказала агентству сокуратор экспозиции, заместитель директора Русского музея Евгения Петрова. Таким образом, по ее словам, «почва была подготовлена, авангардисты позаимствовали некоторые вещи и стилизовали в нужном ключе — стоит вспомнить хотя бы верещагинские работы японского цикла, которые стилистически сильно отличаются от его пацифистского цикла».

Первый экспонат выставки — подлинная каменная скифская баба. Подобные артефакты часто обнаруживали в степной полосе России, и они служили вдохновением русским художникам рубежа веков. Изваяние, по замыслу организаторов выставки, как бы вводит посетителя в процесс перевоплощения сибирских и восточных ритуалов в искусство авангарда. Здесь же демонстрируются ключевые картины экспозиции — «Картина с черным пятном» Василия Кандинского, «Черный круг» Казимира Малевича и «Пустота» Натальи Гончаровой.

«Это будет очень красивая выставка с разнообразным визуальным материалом — полотна авангардистов сопровождают шаманские бубны и костюмы, разнообразные этнографические предметы. Будет достаточно много работ предаванагрда — например, тот же японский цикл Верещагина — и, я думаю, для западных зрителей будет открытием, что авангард накладывается на ту концепцию и проявляются такие вещи, о которых раньше не предполагали», — отметила Петрова. Она рассказала, что, например, Кандинский много путешествовал по Северу как этнограф и в его задачи входило изучение жизни малых народов, их традиций и обычаев — из этих поездок он вынес впечатление о цвете, композиции и, как говорил позже, понял, как писать картины. А Илья Машков и Петр Кончаловский очень интересовались Японией, отчего в их произведениях появились элементы японской гравюры, что можно проследить по некоторым позам и жестам.

«Если мы достаточно много уже говорили о народных истоках русского авангарда (в Палаццо Питти уже показывали выставку «От икон до Малевича» из собрания Русского музея), то в таком ключе — влияние Востока и Севера, это художественное явление пока не принималось во внимание. Это очень сильный, серьезный и красивый материал, который существенно расширяет познания об отзывчивости русской культуры к искусству и быту разных стран. Я думаю, работы авангардистов потому и являются визитной карточкой нашего искусства, что подсознательно зрители чувствуют в них не только народное, но и интернациональное», — сказала куратор экспозиции.

В общей сложности на выставке, которая продолжит свою работу до 19 января, можно увидеть 120 картин и скульптур 1890-1930-х годов и этнографических предметов, включая работы Леона Бакста, Александра Бенуа, Павла Филонова, Михаила Ларионова, Владимира Татлина, Николая Рериха, и других художников.

Все новости >