Новости
26 марта 2018

Лекция Бориса Барабанова «Музыкальные СМИ. Работа с артистами» (ВИДЕО)

В понедельник, 26 марта, в учебном центре RMA (улица Нижняя Сыромятническая, дом 10, строение 12) пройдет лекция известного музыкального журналиста, радиоведущего и продюсера Бориса Барабанова для студентов группы «ШБ-38» факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений». Тема занятия: «Музыкальные СМИ. Работа с артистами». Начало в 19.00. Аудитория: Orr. При подготовке рекомендуем ознакомиться с отчетом об одном из прежних занятий, проведенных Борисом Барабановым для студентов RMA.




«Поначалу их коммерческий потенциал был совсем не очевиден»

На факультете «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» прошла лекция Бориса Барабанова для слушателей программы «Менеджмент в музыкальном бизнесе и клубной индустрии». В ходе занятия Борис, в частности, рассказал о своем участии в раскрутке популярной ныне группы Billy’s Band. Ниже мы приводим избранные фрагменты его рассказа.


Первое впечатление от группы: «Я в первый раз узнал о них в марте 2003 года. Это было в Питере, мы приехали туда на открытие филиала „Афиши“. И вечером, в клубе „Пурга“, очень тогда модном, таком полузакрытом, я их услышал — пока еще не живьем, а в записи. Я не помню сейчас, что это были за песни, но могу сказать точно, что в тот момент у них не было ни одного официально изданного альбома, и играли они в основном каверы — на Тома Уэйтса, на Ника Кейва, где-то пятьдесят на пятьдесят. Тем не менее, то, как они это делали, было уникально, ни на что не похоже. И я это сразу для себя отметил. Хотя, честно признаюсь, коммерческий их потенциал для меня в тот момент был совсем не очевиден».



Первое знакомство: «Чуть позже мы познакомились лично. Они играли концерт в Москве, в Центральном доме журналиста. Билетов было продано, не знаю, может быть, штук двадцать — они тогда были никому практически не известны, особенно здесь. Хотя играли — здорово. \

И еще одну важную штуку хочу отметить, которая безусловно сыграла очень значительную роль в дальнейшем, в том, что они все-таки стали теми, кто они сейчас есть. Все они, особенно лидер, Билли Новик, очень хорошие артисты. Не музыканты, хотя музыканты тоже, а именно артисты. У них уже тогда был абсолютно сложившийся сценический образ, причем прикол был в том, что этот образ не очень-то сочетался с тем, как группа звучала в записи. Когда вы слушаете их, допустим, на компакт — диске, то вам кажется, что это поет усталый взрослый мужик, с серьезного бодуна. А когда приходите на концерт, видите перед собой совсем молодых еще ребят — Билли в то время было лет двадцать семь, кажется — причем они — веселые ребята.


Я сейчас, как музыкальный продюсер „Вечернего Урганта“ много общаюсь с разными молодыми группами. И могу сказать, что подавляющему большинству из них не хватает именно артистизма, умения, готовности, что называется, взять аудиторию за горло. И мало того, они, многие из них, вообще не понимают, зачем это нужно, и как это важно. Так вот, у Билли этот артистизм был с самого начала, и умение увлекать публику — тоже.

Это одна из его фишек — общение, разговоры с людьми в зале. Иногда он просто воспроизводил на русском то, что на своих концертах говорил между песнями тот же Том Уэйтс, иногда что —то собственное придумывал. И из этого рождалась определенная атмосфера.

... После того концерта мы зашли к ним в гримерку, познакомились и договорились посотрудничать, что —то сделать в плане их продвижения».


Первые шаги по раскрутке: «Я тогда совмещал работу в „Коммерсанте“ и на „Нашем Радио“, и плюс к этому писал еще для „Афиши“. И, собственно, первым, кто согласился со мной в том, что Billy’s Band — это интересно, и это надо продвигать, была именно „Афиша“. У них тогда в журнале была такая рубрика, условно говоря, „новое лицо“ — фото плюс короткий текст, и вот в этой рубрике Billy’s Band впервые и появились в СМИ.


Это был самый первый шаг. А второй заключался в том, что я пошел к Михаилу Козыреву, который и сейчас —то человек очень авторитетный, а в то время, в качестве главы „Нашего Радио“, он был просто гуру и вершитель судеб, и уговорил его поставить в эфир их песню „На его месте должен был быть я“.

Это был такой довольно плохо записанный трек, к тому же напрочь выбивавшийся из формата „Нашего Радио“. В связи с этим он в эфире продержался совсем недолго, однако этих двух историй — небольшой публикации в „Афише“ и короткого появления одной песни на радио — хватило для того, чтобы у самой группы сложилось впечатление, что здесь, в Москве, что —то у них реально может получиться».


Первые концерты в московских клубах: «После выхода песни на радио я у них спросил: „Что у вас еще есть?“ А у них было записано уже два альбома. Первый, совершенно замечательный, назывался „Парижские сезоны“: они его сделали, когда гостили в Париже, в сквоте у Хвоста, и играли там на улицах: одна песня с него, „Мама, я в Париже...“, это просто шедевр.



Второй альбом — это была запись их концерта в одном из питерских клубов. И еще было видео — они на разогреве у Сукачева в „Юбилейном“, он их сам пригласил. Гарик, надо отдать ему должное, никогда не отказывался помогать молодым музыкантам.



С этим материалом — двумя альбомами и видео, я отправился по московским клубам. И первый клуб, с которым мне удалось договориться об организации их концертов, был „Швайн“ на Бауманской: не помню уже сейчас, какие там были условия, кажется, речь шла о проценте с выручки. Зато помню такой случай: на один из их концертов в „Швайне“ я пригласил Михаила Горевого: это актер, он еще сыграл сумасшедшего русского профессора в одном из фильмов „Бондианы“, и довольно известная личность в московской кино- и театральной тусовке.

Я знал, что он большой поклонник Тома Уэйтса и рассчитывал, что каверы Билли на него произведут впечатление, и он о группе расскажет своим многочисленным артистическим друзьям и знакомым. И так, в общем, и случилось: как только они заиграли, Миша тут же начал названивать Ефремову, Скляру, тому же Сукачеву и говорить: „Тут такая группа играет! Приезжайте скорее!“ Ну, никто, понятное дело, никуда не приехал, но для меня важно было другое: то, что все, кому он позвонил, оказывается, уже о Billy’s Band слышали».


Концерт в «Б2» и выступление на дне рождения у Козырева: «Вскоре у нас возник амбициозный план. Сыграть концерт в большом центральном московском клубе. И 5 августа 2003 года, в среду, этот концерт был сыгран в „Б2“. Тут, конечно, имело большое значение то, что клуб сотрудничал с „Нашим Радио“ в плане продвижения, рекламы своих концертов, а у Billy’s Band к тому времени, как мы только что говорили, хоть всего одна песня, но все же в эфире засветилась. Не будь этого обстоятельства, не знаю, удалось бы нам „Б2“ уломать на этот концерт. Скорее всего, нет. А так на мало известную группу в тот вечер пришло около 150 человек. При почти полном отсутствии промоушена это, скажу я вам, очень круто.

Кстати, почему я так хорошо помню дату этого концерта... Потому, что это был день рождения Миши Козырева, и он пригласил Billy’s Band выступить на этом дне рождения. И они, перед тем, как отправиться в „Б2“, отыграли перед его гостями на пароходике. Там были практически все тогдашние звезды „Нашего Радио“ — „Би-2“, Чичерина, „Танцы Минус“... В общем, с точки зрения продвижения, приобретения новых celebrity fans это тоже была очень хорошая, очень правильная история».


Новый 2004-й год и новые перспективы: «Этот период, конец 2003 — начало 2004 года, для них оказался переломным. В конце 2003 —го вышла песня «Оторвемся по-питерски», которую они сами считают чересчур попсовой, но которая до сих пор является их главным хитом.



А потом было участие в новогоднем «Неголубом огоньке» на РЕН-ТВ, они исполнили там кавер на «Зимний сон» Алсу, и, к слову сказать, с этого момента и по сей день они в этом качестве, в качестве исполнителей смешных запоминающихся каверов, очень востребованы, в том числе и на телевидении. Радио, которому бы Billy’s Band подходили по формату, в России так и не появилось, а вот телевидение — это да, это их история.



Если говорить о дистрибуции, вообще об их экономической модели, то это — типичный indie. Единственная их попытка сотрудничества с мейджором закончилась судебным разбирательством. И с тех пор производство и распространение своих альбомов они контролируют исключительно самостоятельно. Было время, когда их брал на реализацию Олег Коврига, святой человек, подвижник, с которым их свел я. Тогда они, бывало, даже сами раскладывали диски по коробкам и вставляли в них обложки. Теперь все это, наверное, происходит по — другому, но, повторюсь: контроль за производством и дистрибуцией по — прежнему остается за группой.

Существование этой модели здорово облегчается тем, что нынешний Billy’s Band это, по сути, семейное предприятие. В постоянном штате у них четыре музыканта, звукоинженер, тур-менеджер и финансовый директор, причем последние двое являются родителями гитариста.

Понятно, что такую модель нельзя просто взять и воспроизвести с любой другой группой. Но эта модель эффективна, она работает. И вот, кстати, когда эта модель сложилась и заработала, когда группа стала по-настоящему известной, наше с ней сотрудничество и прекратилось. Мы решили, что в нем больше нет необходимости. И расстались друзьями«.


Итоги: «Суммируя все сказанное, я могу выделить несколько факторов, которые привели к тому, что Billy’s Band, будучи поначалу совершенно неизвестной группой, смогли достичь своего нынешнего статуса. Это: а) талант, артистизм и дикий энтузиазм самих музыкантов, б) наличие у группы своего человека в масс — медиа, в) наличие авторитетных поклонников, celebrity fans, г) грамотная бизнес — модель, д) наличие уникальных фишек, вроде умения делать убедительные каверы на песни других артистов.

Я повторюсь: стопроцентно воспроизвести все это, конечно, нельзя. Но знать об этом опыте, учитывать его, наверное, небесполезно. Хотя бы потому, что на данный момент Billy’s Band точно зарабатывает больше многих тех, кого вы каждый день видите по телевизору».


Все новости >