Новости
14 ноября 2013

Дело чести

Бренд-шеф Ginza Project и создатель Uilliam’s Вилльям Ламберти открыл небольшой ресторан в помещении бутика Aizel c открытой кухней, эклектикой в меню и огромными окнами, пишет «Афиша Город».

В прошлую пятницу открылся Honest — новый и неожиданный проект шефа и ресторатора Вилльяма Ламберти — на четвертом этаже дома в глубине Столешникова переулка, на задворках, похоже, все-таки почившего «Симачева». Все остальное пространство в доме занято магазином Aizel (и в Honest у Айсель Трудел тоже, говорят, имеется доля), и ресторану передался царящий там дух просвещенной эклектики — но, как ни странно, не стремление к роскоши. Honest получился демократичным в лучшем смысле слова: собираясь сюда, нет необходимости задумываться о выборе наряда, спутника или правильного времени. И это ни в коем случае не Uilliam’s №2.

Honest значит «честный», что сразу же заставляет вспомнить об одном из главных московских кулинарных прорывов этого года, ресторане Сергея Ерошенко «Честная кухня». Ламберти не отрицает идеологического сходства, однако утверждает, что свое заведение задумал еще за полтора года, а когда в феврале 2013-го открылся Ерошенко, понял, что тянуть больше нельзя. Честность у Ламберти, как у Ерошенко, — в открытой кухне, где работают 9 человек; если возникают какие-то вопросы — можно сразу задать автору. Впрочем, учитывая, что Ламберти обычно оставляет проекты после разработки меню, скорее всего, главным на кухне скоро будет су-шеф.

Дизайном Honest занимался Андрей Цыганков, умудрившийся использовать едва ли не все шаблоны последних двух лет — от разнокалиберных стульев, «кабанчика» и метлахской напольной плитки до ламп над барной стойкой, точно таких же, как в баре Ragout. Как ни странно, эта пестрящая смесь не раздражает, а создает некое подобие уюта. Самая же главная деталь здесь не зависит от прихотей дизайнера — это большие, в пол окна, из которых видны крыши напополам с небом.

Ламберти определяет кухню нового заведения как австралийскую, тут же оговариваясь, что это не проявляется ни в каких-то особых продуктах вроде кенгурятины, ни в привлечении специалистов. Австралийская кухня в данном случае — это смесь европейских и паназиатских вкусов, причем европейские в данном случае превалируют. Типичный пример — бургер (750 р.), который Ламберти готовит из мягкопанцирного краба, обваливая фарш в японских темпурных сухарях, а подает на угольно-черном бейгле и с горчичным соусом, с каким шведы едят гравлакс.

Читать и смотреть дальше…

Все новости >