Новости
19 декабря 2013

«Я не люблю гигантских фестивалей»

Известный музыкальный продюсер, глава компании GreenWave Александр Чепарухин, организатор фестивалей «Сотворение мира» и WOMAD в России, рассказал в интервью РИА «Новости» о своих новых проектах по всей стране и за ее пределами, а также об идеальном фестивале, который может появиться в Москве.

Российский музыкальный продюсер, глава компании GreenWave Александр Чепарухин, привозивший в Россию King Crimson, Майкла Наймана, "Кронос-Квартет", John McLaughlin Remember Shakti, Джона Зорна, Jethro Tull, Майка Паттона, Патти Смит, Kraftwerk, Ману Чао, KMFDM, устроивший лучший российский фестиваль "Сотворение мира", серию фестивалей в Перми и первый международный форум WOMAD в России, единственный в Восточной Европе получивший в прошлом году престижную ежегодную международную награду WOMEX Award "За профессиональное совершенство", а главной своей любовью считающий тувинский коллектив "Хуун-Хуур-Ту", рассказал в интервью РИА Новости о своих новых проектах по всей стране и за ее пределами, об идеальном фестивале, который может появиться в Москве, а также о том, как родились "Дети выдры" и откуда пошла "Зеленая волна". Беседовала Ирина Гордон.

В сентябре в Пятигорске впервые в России прошел культовый фестиваль WOMAD. Вы, наверное, уже успели подвести его итоги?

Главный радостный итог заключается в том, что на WOMAD пришло гораздо больше любителей музыки, чем мы ожидали. Это были красивые, доброжелательные люди всех возрастов, много молодежи с хорошими ясными глазами. Люди, которые ценят свои корни, традиции и при этом открыты восприятию культуры других народов, умеют искренне восторгаться разнообразием мира. Честно говоря, это стало для нас приятным сюрпризом. До фестиваля главной проблемой казалось найти на Кавказе свою аудиторию. На протяжении последних лет я постоянно видел эту аудиторию не только в столицах, но и в Перми, Казани, Красноярске, Шушенском – студентов, бывалых меломанов, просто любознательных людей. А в Кавминводах, сколько я туда ни приезжал, я наших потенциальных зрителей на улицах и в кафе не видел. Были сомнения — а нужен ли здесь вообще этот фестиваль? Но мы делали все возможное, чтобы заинтересовать Кавказ, ездили по республикам, рассказывали. Мы рассчитывали, что на фестиваль придет 4-5 тысяч человек, это мы считали бы вполне достойным для первого раза, а в итоге было продано больше десяти тысяч билетов. И это несмотря на проливной дождь, превративший фестивальную площадку на горе Машук в вязкое месиво — в лучших британских традициях. Значит, это нужно многим людям, а вовсе не только кучке продвинутых оригиналов.

Вторым приятным для меня сюрпризом стала сама музыкальная программа. У нас были опасения, что атмосфере WOMADа может помешать "представительский" принцип отбора артистов Северного Кавказа. Было много больших коллективов помпезного советского типа, которых отбирали не мы, а власти шести республик и Ставропольского края. С ними был явный перебор, но получилось так, что парадоксальным образом сочетание вот таких "советских" ансамблей с множеством красок мировой музыки, где были электроника, рок, ска, регги, афробит и так далее, дало такой невероятный микс эпох и направлений, которого не было нигде и никогда. Пожалуй, никогда культура Кавказа в таком сгущенном виде не взаимодействовала с культурами всего остального мира. Джигиты в папахах и казаки, пляшущие под тувинскую народную музыку, балканское диско или барселонский ска-панк — такие картинки были типичны для фестиваля. Мы рады, что буквально вся пресса дала фестивалю восторженные оценки, многие (в том числе и РИА Новости) назвали его лучшим фестивалем года в России.

Когда было объявлено о проведении WOMAD в России, вы говорили о том, что посмотрите, как он пройдет, и после этого примете решение, создавать ли подобные фестивали по всей России. Так будут у нас другие WOMAD?

В этом году — точно нет. WOMAD – это все-таки довольно дорогостоящее событие, оно просто обязано быть большим по своей концепции. Там должны быть представлены все континенты, вся палитра мировой музыки. Существенных расходов требует и участие в организации фестиваля английской команды Питера Гэбриела. WOMAD может проходить только в тех местах, где местное руководство и спонсоры готовы выделить на него солидные средства. Так что пока фестиваль будет происходить на Северном Кавказе, англичане подписали соглашение с фондом "ПоСети Кавказ" до 2016 года. А мы — GreenWave — собираемся в первую очередь в этом году развивать свои собственные фестивали.

Вот уже второй год, как нет "Сотворения мира". Почему? И будет ли что-то вместо этого фестиваля? Намереваетесь ли вы что-то делать в Казани?

Бренд "Сотворение мира" существует, и, возможно, человек, которому он принадлежит, продюсер Сергей Миров, найдет какое-то другое место для этого фестиваля. Буду ли я в этом опять участвовать — будет решаться уже по факту. Но насколько мне понятно по нашим последним разговорам с мэром Казани Ильсуром Метшиным, "Сотворения мира" в формате гигантского концерта на казанской Площади Тысячелетия уже не будет. Я, кстати, тоже считаю, что в такой форме фестиваль исчерпал себя. Первый фестиваль "Сотворение мира" 2008 года был уникальным, без ложной скромности. Невероятное пространство, невероятная гигантская двойная сцена на фоне величественного Казанского Кремля, невероятный голландский звук, и главное — невероятное сочетание артистов со всего мира. Многие умудренные опытом музыканты и критики писали потом, что это было лучшее событие в их жизни.

Первый фестиваль буквально потряс стотысячную аудиторию, да и нас — организаторов, в финале у всех слезы счастья ручьем текли. Выдерживать такой уровень ежегодно очень непросто. Для нас тогда это был первый фестиваль такого масштаба, и я пригласил на него своих любимых артистов, которых при этом хорошо знал, исчерпав почти весь свой дружеский потенциал, никого не приберегая "на потом". И все вместе — наш энтузиазм, идеальный звук, превосходные технические и бытовые условия, хорошие отношения с музыкантами — все это дало удивительную атмосферу, и получились впечатляющие музыкальные альянсы. Тут и трогательный афро-тувинский союз, и встреча БГ с кумирами своей юности Fairport Convention, и первое крупное "живое" выступление The Future Sound of London, которых я много лет уговаривал создать концертный проект, и дуэт Земфиры с Патти Смит, и могучая музыка King Crimson — ведь в Казань нам удалось пригласить четверых ключевых музыкантов этой великой группы (Белью, Левина, Мастелотто, Ганна), да еще и Эдди Джобсон к ним примкнул после 27-летнего студийного затворничества. Последующие фестивали тоже были мощными. Но вот эта уникальная "химия" 2008 года больше не воспроизводилась. Да и вряд ли это было возможным. В каком-то смысле фестиваль выполнил свою миссию.

Сейчас у нас с мэром Метшиным есть желание сделать другой фестиваль в Казани, пусть и не такой гигантский, но зато более многообразный, где в дополнение к музыке будет много других затей. Казань — это не только очевидный перекресток культур, но и штаб-квартира Евразийского отделения ОГМВ (Всемирной организации "Объединенные города и местные власти"), а мэр Ильсур Метшин — сопрезидент этой организации. Я посмотрел на карту основных городов ОГМВ и сразу увидел многообещающий культурный потенциал этого содружества. Надеюсь, что этот фестиваль не будет разовым проектом и впервые пройдет уже в августе 2014 года.

Читать дальше…

Все новости >