Новости
03 февраля 2014

Владимир Фролов: «Я занимаюсь только тем, во что я верю»

Мастер-класс для слушателей факультета «Арт-менеджмент и галерейный бизнес» провел основатель Frolov Gallery Владимир Фролов. Он рассказал о галерее, особенностях работы и ответил на все интересующие студентов вопросы.



Frolov Gallery основана в 2001 году. Свое нынешнее название галерея получила в августе 2010 года, до этого называлась pARTnerproject gallery. С сентября 2012 до декабря 2013 года находилась на территории центра современного искусства Винзавод.

За время существования галереи были организованы и проведены выставки в сотрудничестве с крупнейшими российскими и иностранными музеями. Кроме выставочной деятельности, галерея активно занимается просветительской деятельностью, организуя для всех, кто интересуется искусством и коллекционированием лекции ведущих искусствоведов и кураторов, например Григория и Ольги Козловых, Дэвида Гэллоуэя и других. Также регулярно проводятся творческие встречи и круглые столы с известными российскими и зарубежными художниками: Рауф Мамедов, Владислав Мамышев-Монро, Георгий Пузенков, Ольга Солдатова, Клаудиа Рогге.

Недавно галерея съехала с Винзавода, почему?

Действительно, 30 декабря Frolov Gallery больше не располагается в пространстве на Винзаводе. Я долго думал съезжать – не съезжать, и, в конце концов, принял такое решение, потому что мне сделали предложение, от которого не отказываются. Так что в скором времени мы переместимся в красивый особняк в стиле модерн.

Несмотря на то, что определенного места у галереи нет, мы проводим различные мероприятия в других пространствах, например, 21 января в Московском музее современного искусства открылась выставка Богдана Мамонова «Транквилизация памяти», на февраль запланирована выставка в Цехе Красного на Винзаводе.

Вы сказали, что много занимаетесь просветительской деятельностью, в чем это выражается?

Например, мы регулярно проводим лекции Григория и Ольги Козловых, у них очень интересные темы: «Мировое современное искусство 20 века», «История коллекционирования» и другие. Много было и других лекций.

При организации лекций важен не только материал, но и подача. А то, к сожалению, бывают ситуации, когда вроде и тема актуальная и материал интересный, но от монотонного бормотания лектора можно уснуть. Важна и доступность понимания материала для аудитории. Я против определенного снобизма, который иногда проявляют некоторые лекторы: читая лекцию, они не думают об аудитории, и считают выше своего достоинства отвечать на возможно дурацкие вопросы, руководствуясь принципом «не понимаешь – твои проблемы». Это неправильный подход: нужно объяснять, увлекать людей извне, создавать среду, а не оставаться в закрытом кругу осведомленных.

Образовательный момент есть и в работе с коллекционерами, и в работе с дизайнерами, которые просят помочь завершить интерьер, помочь людям создать в доме определенную атмосферу. Однажды, я оформил картинами дом человеку, который никогда не интересовался искусством. Теперь же он регулярно приходит на выставки и уже самостоятельно приобретает какие-то произведения, а его дочь учится на арт-менеджера, хотя раньше об этом не помышляла. То есть благодаря вмешательству, история семьи в некоторой степени изменилась.

Как человеку не из среды и не из профессии войти в индустрию, как все это выстраивается?

Вообще нет никакой схемы, все очень индивидуально. Впрочем, истории провальных проектов примерно одинаковые: человек думает, что это все так красиво, а когда открывает галерею, понимает, чтобы создать эту красоту, нужно невероятно много работать, осознает, что это не только вернисажи, но и большой объем рутины. Естественно такая галерея через некоторое время закрывается – конец истории. А истории успешных галерей очень личные.

Какая история у вас?

Так сложилось, что мои друзья-бизнесмены начали зарабатывать деньги и, зная, что я дружу с художниками, просили подбирать картины в дом, в офис. Мне это нравилось и я, естественно, помогал. При этом я занимался своими делами, своим бизнесом.

В 2001 году я приехал в Москву и как-то пошло-поехало: появилось помещение, и мы открыли галерею. Были переломные моменты, когда я сидел без продаж, и мне предлагали очень хорошую должность в сфере, не связанной с искусством. Но я не сломался, не поддался искушению, и остался в индустрии.

С какими художниками вы работаете?

Я занимаюсь только тем, во что я верю. Со временем появляется определенный круг художников, с которыми хочется и приятно работать. А вначале, да и на протяжении всего времени, для галериста номер один – это интуиция и, конечно, умение коммуницировать. Важно чувствовать направление, в котором нужно двигаться именно сейчас.

Мне на почту приходит множество писем от художников, которые я, если честно, редко просматриваю, потому что считаю, что я сам должен увидеть работы художника и заинтересоваться им, а не художник должен приходить ко мне. Молодых я не беру, потому что продать в России малоизвестного художника сложно, да и невозможно объять все. Я интересуюсь и смотрю на все новое, но работаю, в основном, только с проверенными людьми.

А что посоветуете молодым художникам?

Не торопиться. В начале пути важно внимательно выбирать галереи, с которыми сотрудничать. Даже если приглашает зарубежная галерея, далеко не факт, что это хорошо, в том же Нью-Йорке около двух тысяч галерей, нужно сотрудничать хотя бы с первой сотней. Если однажды участвовать в сомнительном проекте, есть возможность, что потом серьезный галерист предпочтет с вами не связываться.


Участвует ли
Frolov Gallery в международных проектах?

Сейчас я взял небольшой тайм-аут в международной деятельности. Свою роль здесь сыграло и то, что мы съехали с Винзавода, попадание на главные ярмарки – Art Basel, ARCO, FIAC, Frieze – без галерейного пространства исключено. В прошлом году была возможность поехать на ARCO, но я решил, что это слишком большие затраты, которые могут быть неоправданны.

Сейчас можно ехать на какие-то не такие масштабные выставки, например на Арт-Париж, но тогда будет сложнее попасть на FIAC, так что лучше подождать.

Вы работаете с топовыми коллекционерами, с очень известными людьми, скажите, как выходят на такой уровень?

Нужно всегда двигаться вперед, но делать это очень выверенными шагами. Лучше не делать никаких выставок, чем делать что-то сомнительное: сделал один раз плохую выставку – могут простить, еще раз – навряд ли.

Я, например, сделал всего семь выставок за год, хотя считается, что нужно делать минимум восемь. Пусть лучше у меня три месяца будут висеть работы хорошего автора, чем каждый месяц делать что-то, просто, чтобы сделать. Не вижу смысла тратить свое время и деньги на проекты, которые даже для меня сомнительны. Если постоянно допускать плохие выставки, то коллекционеры перестанут приходить даже на хорошие, утратив доверие к тебе и к твоему вкусу.

Расскажите, как устроена работа между разными галереями?

Все галеристы взаимосвязаны. Если мне клиент скажет: «Хочу этого автора!», а я им не занимаюсь, я просто посоветую к кому нужно обратиться. Однако если у меня спросят, где найти работу человека, в которого я не верю, я не дам контактов, потому что не хочу за это отвечать. А от каких-то желаний могу и отговорить.

Как вы оцениваете онлайн-продажи?

Это направление набирает обороты и продолжит набирать, но, я считаю, что это возможно только для каких-то недорогих вещей. Есть сакральный момент в процессе выбора: посмотреть, потрогать, почувствовать. В искусство нужно окунуться, онлайн это сделать невозможно. 

Дарья ХАУСТОВА

Все новости >