Новости
24 февраля 2014

"Желание зарабатывать на жизнь музыкой – опасная штука"

Играть музыку в России – дело благородное, но в подавляющем большинстве случаев совершенно невыгодное. Афиша-Волна решила узнать, как московские инди-музыканты зарабатывают на жизнь.

Лидер проектов «Мох» и «Солнцецветы» Антон Кривуля: «Работа — это большая боль. Я не хочу работать. Кроме своего дела — музыки, которая заполняет все мое доступное время, — не хочу делать ничего. Но общество не хочет меня кормить, и, может быть, мои претензии на иждивенчество не обоснованы. Я не рассматриваю свою музыкальную работу в рыночном контексте, это, по-моему, совсем неприлично.

Теперь вот работаю в маленькой дизайн-студии Wowhouse, формально моя должность называется «арт-директор», но по-настоящему суть моей работы состоит в том, чтобы придумывать концепции.

Я не думаю, что стану независим от моей работы. По крайней мере, пока я сохраняю свой семейный космос и не слетел с катушек, я должен обеспечивать стабильный доход. Иногда я мечтаю сойти с ума и бросить все к чертям, начать употреблять кислоту, отрастить бороду, набить на щеках чертеж молекулы осмия и уехать в последнее и бесконечное турне. Но всему свое время, и это я еще успею, я уверен».

Музыкант групп Glintshake и «Труд» Егор Саргсян: «Я проектирую отопление и вентиляцию. Работаю в компании, которая специализируется на больших объектах в области медицины, фармацевтики и биотехнологии. Думаю, я получаю меньше, чем большинство моих однокурсников, зато здесь есть несколько важных преимуществ, одно из которых – бесценная возможность отпрашиваться на день-другой для того, чтобы съездить куда-нибудь с концертом.

Сейчас я играю в двух суперкрутых группах. Это четыре репетиции в неделю и два-три концерта в месяц. Более того, недавно я начал работать над собственным материалом в сотрудничестве с Максимом Зайцевым из Human Tetris и ребятами из Flying Rods. Весной, думаю, можно будет услышать первые треки. 

Зарабатывать на жизнь музыкой — опасная штука, потому что в той или иной степени становишься зависимым, и это может повлиять на то, что ты делаешь. Так что я конечно буду рад, если вдруг когда-нибудь удастся зарабатывать, играя концерты и сочиняя музыку. Но, как только мне надоест или будет уже нечего сказать, я всегда могу продолжить проектировать свою вентиляцию, вместо того чтобы записывать что-то невнятное или сидеть сводить записи всяким придуркам».

Музыкант групп «Наадя» и Moremoney Иван Калашников работает промопродюсером на ТНТ: «Первые месяцы на ТНТ я был саунд-продюсером — потом предложили стать промо, и я с радостью согласился. Работа со звуком в том числе совершенствовала мои музыкальные навыки — у меня всегда была проблема с развитием композиции в песнях, а здесь развитие должно присутствовать во всех роликах. Вообще, и в треках, и в этих роликах есть момент повествования: ты должен попытаться что-то рассказать и прорекламировать, сделать выжимку самых интригующих моментов. Моя музыка всегда состояла из семплов, и тут я тоже семплирую из видео определенные смыслы. Я и сейчас иногда залезаю в звук: могу сделать ремикс, например, хотя не факт, что его в итоге примут.

Moremoney больше затевались как баловство — это был немножко хаотичный продукт, связанный с желанием просто делать то, что нравится. У нас не было определенных намерений, кроме как «классно было бы в Европу поехать!» С «Наадей» же связаны цели, которые мы пытаемся достигнуть и достигаем. В музыке же тоже есть цикличность: например, нужно подстроиться и записать что-то, чтобы к лету вас позвали выступать на фестивалях, так что у нас есть четкое представление, что и когда нужно выпустить».

Читать далее...

 

Чем зарабатывают 
Все новости >