Новости
20 мая 2014

Приглашаем на лекцию «Организация и проведение фестивалей» (ВИДЕО)

В среду, 21 мая, в учебном центре RMA (улица Нижняя Сыромятническая, дом 10, строение 12) пройдет лекция генерального директора компании «Светлая Музыка», основателя фестиваля «Стереолето» Ильи Бортнюка для студентов факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений». Тема: «Организация и проведение крупных открытых фестивалей». Начало в 19.00. Аудитория: Dio. Приглашаются учащиеся групп «ШБ-26» и «ШБ-27». При подготовке к занятию рекомендуем ознакомиться с интервью г-гна Бортнюка, которое он дал изданию «Модный Петербург» в июне 2013 года.

Я так понимаю, «Стереолето» у нас в этом году уже?..

Двенадцатый раз, 12 лет.

Илья, тогда давайте попробуем вернуться в прошлое, в 2001 год. Что происходило, как в России обстояла ситуация с музыкой? С чего все началось: идея фестиваля, формат, организация? Кто помогал? То есть, все эти моменты, касающиеся первого фестиваля.

За год до первого «Стереолета» я сделал вечеринку под названием «Сушидиско» в театре на Фонтанке, а вдохновением для нее послужило мое тогдашнее увлечение музыкой лаунж и японской музыкой. Мы позвали туда группу Pizzicato Five, были и наши ди-джеи, и другие интересные группы, ну и, конечно, само место, театр на Фонтанке — очень хорошее, там уютный парк… плюс само действие происходило внутри театра.

Успех вечеринки сподвиг на то, чтобы сделать не одно мероприятие, а серию, и, соответственно, надо уже было как-то это назвать. И я назвал это «Стереолето». Нельзя сказать, что я ничего не знал про то, как делаются фестивали. Я с начала 90-х ездил на фестивали в Германию, в Голландию: то есть у меня было достаточно четкое понимание, что такое музыкальный фестиваль, как он выглядит и что там происходит.

Другое дело, что, конечно, первому всегда тяжело. В России на тот момент было всего два фестиваля — «Максидром» и «Нашествие». Но это совершенно другие мероприятия, и они преследуют другие цели, это фестивали радиостанций. Они созданы так, чтобы рекламировать свои радиостанции. Мой фестиваль — независимый, это полностью моя идея и мое финансирование. Естественно, с первого же фестиваля у меня были какие-то небольшие спонсоры, но все равно каждый раз фестиваль полностью зависит от того, как я подготовлю его проведение. За этим не стоит каких-то корпораций, и нет крупных инвестиционных фондов. Это всегда очень большой риск.

Неужели никто не помогает? Никакие частные инвесторы, культурные фонды?

У меня нет никаких частных инвесторов, нет никаких культурных фондов. Спонсоры есть, конечно. Без них фестиваль невозможен, это просто самоубийство. Конечно, если есть возможность потратить несколько миллионов, просто кому-то отдать, тогда — другое дело. У меня нет такой возможности.

Поэтому я каждый раз пытаюсь находить деньги, иногда хорошо получается, иногда — с меньшим успехом. Но эти 12 лет, я считаю, очень большая заслуга, потому что даже такие крупные фестивали, как «Максидром» или «Нашествие» имели перерывы в своей истории. И в этом году наш прессрелиз начинается такими словами: «Фестивали приходят и уходят, а «Стереолето» остается…»

А Комитет по культуре, все эти культурные фонды, они что, никак не заинтересованы в фестивале? Почему нет финансирования?

Естественно, мы подаем заявки в Комитет по культуре. За 12 лет мы 1 раз получили грант в размере 0,7 процента от всего бюджета фестиваля. Я предполагаю, почему они не дают денег — считают, что у «Стереолета» и так все хорошо, и лучше помочь тому, у кого денег вообще нет.

С одной стороны, эту логику можно понять, с другой — с точки зрения правильного отношения к культуре, я бы не стал так делать, потому что лучше поддерживать то, что уже состоялось, точно будет и будет сделано хорошо, чем то, что неизвестно, будет ли вообще на следующий год. Вот поддержал Комитет по культуре какой-то фестиваль — он просуществовал год, а потом денег не дали — нет фестиваля, и про него все забыли.

У каждого свой подход. У комитета — такой. Они даже негласно дали мне это понять. «Зачем мы тебе будем давать деньги, если у тебя и так есть спонсоры, ты билеты продаешь»… и так далее. У них отношение к «Стереолету» как к коммерческому фестивалю. На мой аргумент о том, что в Мариинский театр или Эрмитаж тоже продаются билеты, они никак не реагируют.

А насколько велик коммерческий успех? Иначе нужна ведь тотальная мотивация, чтобы 12 лет делать фестиваль, если он не приносит каких-то колоссальных доходов.

Нет, не приносит он никаких колоссальных доходов. Спонсорам вообще доходов не приносит. Спонсоры ведь дают деньги не за прибыль, это же реклама, пиар для них. Они платят за то, что бренд имеет отношение к известному фестивалю. С точки зрения денег, понятно, что мы что-то зарабатываем, но, кстати, не всегда, бывают ситуации, когда просто отбиваются затраты и все.

Читать дальше…

Все новости >