Новости
10 июня 2014

«Это действительно тяжелая работа, но это того стоит» (ФОТО и ВИДЕО)

В июне в театре и клубе «Мастерская» состоялась творческая встреча со шведским автором-исполнителем Moto Boy (Оскар Хумлебу), организованная Goldenzwaig Creative Solutions и Посольством Швеции в РФ при поддержке бизнес-школы RMA. Во время встречи Оскар ответил на вопросы концертного и клубного промоутера Григория Гольденцвайга и студентов факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» и рассказал, как правильно работать с менеджером и где искать вдохновение.


Расскажите, как пришла популярность?

Когда мне было 24, я думал о том, чтобы перестать заниматься музыкой, потому что было ощущение полной безнадежности. С музыкой я не завязал, но я отказался от амбиций невероятного успеха и в результате стал делать именно то, во что я по-настоящему верил и считал красивым и честным. И именно тогда это стало интересно другим людям, которые в итоге захотели слушать мою музыку.

Если хочешь быть музыкантом, это просто нужно делать: придумывать, записывать, показывать где угодно, хоть в социальных сетях. В результате, к моменту выхода первого альбома, уже будет публика, готовая к нему. А если у вас есть публика, то лейблы за вами последуют, так как вы будете создавать правила.

Создать собственную публику, можно играя в маленьких кафе и барах, там же, кстати, можно найти очень полезные знакомства. Я, например, на одном из концертов познакомился с фронтменом шведской глэм-рок-группы The Arс, который и пригласил меня играть. Нетворкинг, вообще, очень важен, нужно постоянно общаться с другими людьми в бизнесе, издателями, лейблами, музыкантами.

Как вы встретились непосредственно с издателем, с менеджером, с лейблом?

Я жил в Швеции в очень тихом городе, где ничего не происходило. Сидел дома, записывал музыку, приходил в бар и брал с собой CD. И однажды познакомился с девушкой, которая потом стала моей женой, а она знала много музыкантов и других людей в бизнесе и познакомила с меня ними. Еще раз скажу, что социальные сети действительно важны, не те виртуальные, а настоящие – знакомства с реальными людьми, в результате общения с которыми может возникнуть что-то грандиозное.

А как вы познакомились с The Cardigans?

На одном из концертов присутствовал представитель рекорд-лейбла, который захотел записать мой альбом. Потом оказалось, что владелец лейбла дружил с несколькими людьми из The Cardigans, ну и мы просто пили кофе в том же кафе, что и они. Так и познакомились.

Еще важная деталь: когда с кем-то работаешь, покажи больше, чем тебя просят, и тогда люди расскажут своим знакомым о том, как ты хорош – слухи распространяются моментально и вам начнут звонить.

Какой самый потрясающий звонок был в вашей жизни?

Вот от The Cardigans – это было неожиданно. А еще когда мне позвонил агент и сказал, что я буду играть с Уитни Хьюстон. Это было очень неожиданно, согласитесь, я и она – это странное сочетание. И опять же, позвонили мне отчасти потому, что люди, которые делали концерт Уитни, были хорошо со мной знакомы.

И как вам Уитни?

Вот честно – не знаю, я с ней не разговаривал, она просто приехала и уехала на лимузине, но ее музыкантам я понравился.

Давайте вернемся к The Cardigans: как с ними работается? Вы же пришли уже в слаженный коллектив – это как запрыгивать в поезд на полном ходу.

Несмотря на близкие личные отношения, их требовательность была очень высока: они хотели, чтобы я играл также как их предыдущий гитарист, и я четко выполнял задания. Я был просто гитаристом, но я выучил не только все песни, но и все бэк-вокальные партии, и вообще все по программингу – в общем, сделал гораздо больше. И в результате, когда ребята поехали в следующий тур, они позвонили именно мне. Знаете, если быть профессионалом и просто приятным человеком, звонки будут поступать достаточно часто.

У вас есть и сольная карьера и участие в группе The Cardigans – вы не хотите сосредоточиться на чем-то одном?

На самом деле, сейчас очень сложно заработать на жизнь на музыке, если занимаешься какой-то одной вещью, поэтому приходится заниматься совершенно разными проектами: сольная карьера, The Cardigans, опера и театр, музыка для симфонического оркестра и так далее.

Почему вы решили записать свой последний альбом в Берлине?

Мне немного хотелось сбежать из Швеции, чтобы сделать что-то совершенно новое. Однажды меня друг пригласил на концерт Сrystal Сastles, я на самом деле был очень уставшим и не хотел идти, но подумал, что там я, возможно, познакомлюсь с кем-то новым.

В итоге я разговаривал за сценой с каким-то парнем, которого звали Нико (Niko Stoessl), он оказался продюсером и работал с Depeche Mode. Я предложил послушать ему свой трек, моя музыка ему понравилась, и мы начали работать вместе. Более того, он согласился делать эту работу за очень небольшие деньги. Так что никогда не знаешь, где и как познакомишься с человеком, который продвинет тебя на совершенно новый уровень.

Студия, на которой я записывался, на самом деле была очень непростая, к тому же она находилась в огромном бетонном здании – очень депрессивно, но достаточно вдохновляюще.

У вас очень разные альбомы, разные стили, разный голос – как удается совмещать такие разные образы?

Некоторые люди хотят раз за разом повторять одну формулу успеха, но это быстро становится скучно и не приносит ничего нового, поэтому это не мой путь. К тому же в определенный момент это становится частью твоего естества, люди каждый раз ждут от тебя чего-то нового, совершенно непохожего на предыдущее.

Интересно, что когда выпускали EP (мини-альбом) «Too Young To Know», его на самом деле никто делать особо не хотел, потому что только вышел поп-альбом и он был очень популярен. Но благодаря тому, что все-таки появился этот EP, я теперь пишу музыку для симфонического оркестра, и, что самое удивительное, этот короткий альбом принес больше денег, чем предыдущий: музыка с него была в кино, в театре и принесла больше новой работы. Так получилось, что больший успех имело то, что я делал по моему внутреннему чутью.

А еще мне предложили спеть вокальную партию в барочной опере. Я подумал – жизнь коротка, надо попробовать, в итоге это было здорово, хотя поначалу я опасался.

В Швеции 9 миллионов жителей – это меньше, чем живет в Москве, как же получилось, что ваших музыкантов – ABBA, The Cardigans, Roxette и многих других – знает весь мир?

Во-первых, обучение музыке начинают очень рано – в 5-6 лет почти бесплатно можно получить музыкальное образование, нужно просто выбирать свой инструмент и вперед. Во-вторых, я думаю, что отчасти это связано с государственной поддержкой музыкантов. Кроме этого во многих частях страны особо нечем заняться, поэтому мы занимаемся музыкой, чтобы хоть как-то себя развлечь.

К тому же, мы стараемся подходить к музыке с предпринимательской точки зрения: мы записываем альбомы, музыканты и продюсеры создают свои студии, агентства, занимаются букингом. Всегда остаемся в тренде, и всегда идем до конца

Что первое приходит в голову при словосочетании «шведская музыка»?

Концепция, стиль, определенные рамки – это то, что играет большую роль для шведских музыкантов, большинство из нас считает, что все должно быть простым и красивым.

Как думаете, что сформировало шведскую музыку?

У нас очень сильная фолк-традиция, которая проявляется почти в любом современной музыке, достаточно меланхоличные мелодии. При этом американская рок и поп-музыка тоже имеет значительное влияние, ну и ABBA, конечно же.

Кого из своих соотечественников рекомендуете для обязательного прослушивания?

El Perro del Mar – они действительно удивительны.

А какие-нибудь российские группы знаете?

Мне стыдно, но первое, что приходит в голову, – Тату, второе – Ленинград.

В Швеции, кроме того, что много талантливый людей, это еще и целая индустрия: продюсеры, артисты менеджеры, – ощущается конкуренция?

Конкуренция невероятно высокая, и это одна из причин, по которой я стараюсь все делать сам и максимально экономить. Нужно практично подходить ко всему, искать, сравнивать, что стоит меньше денег, выбирать. Звучит, возможно, как-то «по-икеевски», но это работает. Нужно искать людей, которые готовы работать с тобой по такому же принципу и вместе делать классный продукт.

Вчера ночью я вернулся со дня рождения королевской дочки, на котором играл, и первое что я начал делать, когда вернулся домой – готовиться к сегодняшнему концерту, никто ведь не сделает этого за меня. Это действительно тяжелая работа, но это того стоит.

Может подскажешь, как музыканту справится с тем видом прокрастинации, когда откладываешь работу, мотивируя это тем, что нужна гитара покруче.

У меня нет таких проблем. Я просто пользуюсь дешевыми инструментами и когда записываю классный трек, могу с чистой совестью говорить, что это не оборудование хорошо звучит, а это я хорошо звучу. 50 лет назад у людей не было компьютеров для обработки и записи какой-то особенной музыки, но музыку делали фантастическую.

Конечно, гораздо проще лежать на диване целый день и ничего не делать, но, как правило, таким способом ничего не добьешься.

С таким подходом как у вас, сколько стоит запись одного альбома?

Первый альбом стоил около 1000 долларов, если у вас хорошая музыка и песни, то не нужно больше тысячи, чтобы сделать хорошую вещь. Второй – еще дешевле, я записал его в номерах отелей, перемещаясь по миру, одну я даже записал в Москве.

Последний альбом стоил дорого – около 15 тысячи евро. Но не из-за того, что как-то все дорого стоило, ведь я опять почти все сделал сам, а из-за менеджмента, который тратил деньги на продвижение в США альбома, который еще не был записан, на профессиональную фотосессию с очень дорогим фотографом и много что еще. В общем, альбом от потраченных денег лучше не стал, деньги просто ушли. Урок выучен – лучше все делать самому, дешево и эффективно.

Так может ли менеджер вмешиваться в творчество или нет?

Вообще нет, именно поэтому я расстался со своим менеджментом, потому что эти коммерческие ребята хоть и работают во благо, но крики о том, что хит нужен сию секунду вообще не способствуют творчеству. Нельзя создать шедевр по приказу. Так что к менеджеру лучше приходить, когда альбом уже закончен.

Впрочем, если менеджеру не чуждо творчество, то я могу прислушиваться к его мнению, и если сформирован творческий союз, то это круто.

Где вы находите вдохновение, откуда оно идет?

Вдохновение – это фундамент любого творчества и часто я его нахожу во время таких вот путешествий. Важно общаться с творческими людьми, слушать музыку других людей, возможность взять выходные для себя, когда можно просто ходить по улице и смотреть вокруг, а уже потом садиться и составлять план. Все должно идти от сердца, если начинать с головы – ни черта не получится.

Еще один чисто финансовый вопрос: как распределяются доли дохода?

Например, на продаже дисков уже нельзя заработать – их никто не покупает, от туров тоже невысок доход – очень высока конкуренция. Для меня заработок переместился с живых выступления на создание музыки для кино, оперы и прочее.

А как насчет корпоративов, ну кроме королевских вечеринок?

Ну для королевской дочки я пел бесплатно, а вообще, да, мы все это делаем, это хороший способ заработать.

Ну и напоследок: был ли вопрос, который вы предполагали услышать, но он не прозвучал?

Ну… Больших хитов-то у меня нет, так что вопрос «Кто ты такой?» был бы вполне уместен.

Ну и кто ты такой?

Странный парень, который выступает на королевских вечеринках.

 

После встречи в Мастерской состоялся единственный сольный концерт Оскара в России. Космическую и вместе с этим очень дружественную атмосферу этого концерта не передать никаким видео, но, за неимением большего, предлагаем вашему вниманию несколько видеозаписей. 

Больше видеозаписей можно найти в официальной встрече в ВКонтакте.

Все новости >