Новости
16 июня 2014

«Для спортсменов биатлон должен стать не просто работой, а образом жизни»

В бизнес-школе RMAпрошел мастер-класс Сергея Кущенко для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта», во время которого он, в частности, рассказал об итогах пяти лет работы на посту исполнительного директора Союза биатлонистов России. Предлагаем вашему вниманию избранные фрагменты этого рассказа.



Об успехах: «В спорте успехи оцениваются очень просто. Тут нет серого, есть только черное и белое: взял медаль – это успех, нет – ты проиграл. За тот период времени, что наша команда руководила российским биатлоном, в актив себе мы можем занести две последних Олимпиады – Ванкувер и Сочи. В Ванкувере, если помните, у всей российской сборной было всего три золота, и из них – два биатлонных. В Сочи наша команда взяла 4 медали, одну из них – золотую. Да, не промахнись Шипулин в спринте, было бы золото на старте, и все могло бы сложиться совсем по-другому. Но – это спорт…



Если говорить о результатах не спортивных, то в достижение нашей команды можно записать популяризацию биатлона. У нас в стране в биатлоне теперь разбираются все, практически как в футболе, вот насколько он популярен! И мы довольно много для этого сделали. Правда, справедливости ради, надо сказать, что нам сильно повезло с видом спорта: очень простые, всем понятные правила, зрелищность, способствующая высоким телерейтингам, плюс интрига, непредсказуемость – да, претендентов вроде бы ты всех знаешь, но кто сегодня первым придет угадать практически невозможно.



Отдельно я хочу сказать о Гонке Чемпионов. Ее я считаю нашим общим большим успехом – это настоящий большой спортивный проект, и при том коммерческий, с отличными продажами, с солидной спонсорской историей. При том, что проходит он в Москве, городе, где кого – то чем –то удивить и заинтересовать очень сложно. И вот здесь, в Москве, в «Олимпийском», у нас на последнюю Гонку было продано 15 тысяч билетов, и никто из людей, их купивших, до самого конца не ушел, несмотря на то, что все это продолжалось в течение пяти часов.



За счет чего нам удалось этого добиться? Я считаю, прежде всего за счет верно проведенного анализа: мы очень четко рассчитали целевую аудиторию Гонки, мы понимали, чего эта аудитория хочет и что мы им в связи с этим должны предложить, знали, кому и что мы продаем, кто и сколько готов за это платить, и исходя из этого выстраивали маркетинговую программу».


О неудачах:
«Маловато мы, конечно, взяли медалей на чемпионатах мира. Да, тут можно, наверное, было сработать эффективнее. Почему не получилось? Одна из причин в том, что наша команда управленцев, когда только пришла, не была глубоко погружена в биатлон. Я могу про себя сказать: я следил за биатлоном, интересовался, болел, но даже не задумывался, например, что к очень короткому биатлонному сезону, всего –то с декабря по март, спортсмены готовятся 325 дней в году. На то, чтобы детально вникнуть в специфику вида спорта, ушло время.

Мы осознанно работали в этом направлении – очень долго продолжался поиск специалиста, который мог бы стать опорой для нашей команды. Он был необходим, потому что за счет менеджмента можно безупречно выстроить логистику, обеспечение, и так далее. Но когда речь идет о том, как из организма спортсмена, и так уже почти совершенного, выжать еще пару секунд, тут менеджмент не поможет – тут нужно работать тренеру и самому спортсмену.

Да, к нам приходили люди, уважаемые в биатлоне, начинали советовать, говорили: «Слушай меня и все будет, как надо». И именно потому, что мы сами еще не очень во всем этом хозяйстве разбирались, соблазн их послушать был действительно велик – только спустя время мы поняли, что слушать стоило далеко не всех».

О модели управления биатлоном: «Система управления биатлоном очень сильно отличается от работы в клубном спорте. В баскетболе, например, по большому счету, в команде есть два человека, вырабатывающие командную философию – генеральный менеджер и главный тренер. И только они принимают ключевые решения. Быстро, с пониманием, принимая все риски на себя. В биатлоне же таких центров силы гораздо больше, коммуникацию налаживать гораздо труднее, здесь есть тренеры сборной и индивидуальные тренеры спортсменов, есть командные и индивидуальные планы подготовки, альтернативные тренерские концепции… И все это нужно согласовывать, нужно как –то приводить к единому знаменателю.

Еще момент. СБР при подготовке к соревнованиям должен был уведомлять обо всех своих решениях, согласовывать их с Олимпийским комитетом, Министерством спорта, Центрами подготовки, регионами… И нередко такие уведомления оборачивались - не скажу конфликтами – но слишком долгими обсуждениями того или иного вопроса, той или иной проблемы, которые на пользу делу шли далеко не всегда.

Совершенно очевидно, что в биатлоне нужно оптимизировать управленческий процесс. Элементарно сузить круг инстанций, задействованных в принятии ключевых решений – чтобы управление стало более эффективным, чтобы не размывалась ответственность».

О системе подготовки спортсменов: «Отечественная биатлонная школа, она действительно великая, это не подлежит никакому сомнению. Но глупо думать, что базируясь только на методиках 70-х-80-х годов, когда мы действительно всех рвали, мы сможем добиваться аналогичных результатов сейчас.

Да, нам нужно брать из прошлого все лучшее, что там было, но нам необходимы и инновации, нам необходимо перенимать передовой опыт конкурентов, использовать современные научные и технические разработки. Вы посмотрите, как работают норвежцы: как они используют камеры, видеомонтаж, как потом эти материалы помогают отслеживать ошибки, сделанные спортсменами на дистанции, исправлять их, не повторять в будущем. И это касается не только тренировочного процесса, это касается абсолютно всего – подготовки инвентаря, восстановления, фармакологии, биохимии, питания…

Кроме того, нужно перенимать у иностранцев само отношение к делу. Нужно идти к тому, чтобы для наших спортсменов биатлон был не просто профессией, чтобы он для них был образом жизни. Посмотрите, например, на Бьорндалена: он каждое утро выходит на прогулку с лыжными палками в руках, он вкладывает собственные деньги в разработку оружия, патронов. Вот пример сосредоточенности на достижении результата и отрешенности от всего остального. От того, что этот результат не обеспечивает. Для Норвегии, кстати, это очень типично. Там биатлонистам, например, до окончания карьеры настоятельно не рекомендуется даже семьей обзаводиться». 

Об отношениях спортсменов и тренеров: «У нас, бывает, от спортсменов приходится слышать такие жалобы: вот, дескать, я все делаю в точности, как тренер велит, все его требования выполняю, на тренировках пашу, выкладываюсь, а результата все нет. Это такая очень советская история – слепо довериться тренеру, и ждать, что из этого выйдет. На современном этапе спортсмен и тренер должны быть единомышленниками, их работа – это не просто один сказал, а другой – сделал. Это – совместный, творческий, если хотите, процесс. Спортсмены должны тренерские идеи пропускать через себя, слушать свое тело. Они должны понимать, что, как и для чего делается. В общем, спортсмены должны быть партнерами тренеров, а не просто безмолвными подчиненными».


О резерве сборной:
«Я считаю, у нас в стране сейчас создана очень сильная общая база для развития биатлона. Этим видом у нас сегодня занимается 23 тысячи человек. И если вид спорта продолжит развиваться такими же темпами, лет через пять их уже будет под 40 тысяч.

Наша команда и Михаил Дмитриевич лично сильно нарастили материальную базу в российском биатлоне. По федеральным программам при поддержке Минспорта и региональных властей за этот олимпийский цикл было построено больше 10 биатлонных комплексов. Все это очень здорово, но помимо этого есть ведь еще нематериальные факторы.

Например, система отбора спортсменов. У нас пока ты не попадешь сборную, ни зарплаты, ни финансирования – ничего у тебя нет. То есть, если ты в 16-17 лет не пробиваешься в юношескую сборную, ловить особо нечего. Большинство на этом этапе отсеивается и практически завязывают со спортом. На мой взгляд, это в корне неправильно, потому что невозможно в таком возрасте со стопроцентной уверенностью говорить о биатлонисте, что он бесперспективен, что дальше он расти не будет. Ведь это – еще не сложившийся спортсмен. Возможно, он еще выстрелит, еще проявит себя, надо только проявить терпение и дождаться.

Второй важный момент на этом этапе – региональный тренер видит в своем воспитаннике потенциал, к моменту отбора выжимает из него все соки, всеми правдами и неправдами подводит его именно к этому моменту в блестящей форме, проталкивает в сборную, а там - гори оно огнем! И получаем мы в итоге обыгрывающих всех и вся юниоров, которые затем, во взрослом спорте пробиваются с трудом...

Систему подготовки нужно менять. Возможно, моделью может служить Германия, где молодые талантливые спортсмены, пусть ничего пока и не выигравшие, обеспечиваются и финансированием, и страховками, и в определенных случаях даже жильем».

Все новости >