Новости
27 июля 2015

У всякого свой вкус

Недавняя неделя русских аукционов в Лондоне прошла нехорошо. В 2007 году объем проданного на торгах четырех аукционных домов доходил чуть ли не до £100 млн за сезон — а теперь едва перевалил за ?20 млн. Sotheby’s собрал ?12,2 млн, Christie’s — ?5,3 млн, MacDougall’s — ?2,7 млн, Bonhams — около ?1 млн. Самой дорогой картиной всех торгов стала Спящая девочка Зинаиды Серебряковой, проданная на Sotheby’s за ?3,845 млн; больше ни одна работа миллионный рубеж не преодолела. Понятно, что в падении активности виноваты обстоятельства — политический и экономический кризис. Но не только. Русские покупатели вступили в период переоценки ценностей и смены приоритетов, считает The Art Newspaper.

В 1990-е годы в сердцах отечественных покупателей, обживавших международный арт-рынок, практически безраздельно царило русское искусство конца XVIII — XIX века. «Старые» русские клиенты привычно интересовались Фаберже, а «новые» охотились за Иваном Айвазовским, Иваном Шишкиным, Исааком Левитаном и Юлием Клевером (близким народу, но не искусствоведам), «уважали» гарнитуры красного дерева и карельской березы. Уже тогда самые дальновидные пополняли свои собрания произведениями авторов первой трети ХХ века. Работы Александра Бенуа, Константина Сомова, Зинаиды Серебряковой, Бориса Григорьеваможно было приобрести на аукционах за ?15–20 тыс. Однако массовый интерес покупателей к этому периоду стал проявляться только в начале 2000-х, когда взлетели цены на работы Наталии Гончаровой, Михаила Ларионова, Аристарха Лентулова, на ранние вещи Петра Кончаловского, мастеров «Бубнового валета» и «Голубой розы». В это же время наши коллекционеры стали значительно активнее интересоваться импрессионистами и старыми мастерами. Рубеж 1990–2000-х годов создал новую иерархию художественных ценностей: лидировало по-прежнему классическое русское искусство (но уже захватывающее ХХ век), на втором месте оказались импрессионисты, затем старые мастера и постепенно привлекающее внимание западное современное искусство.

2000-е принесли новые цели: нахлынула и откатилась волна увлечения соцреализмом, пробудив интерес к более позднему периоду советского искусства — Виктору Попкову и мастерам «сурового стиля». Произведения нонконформистов перестали быть объектом интереса исключительно иностранцев-экспатов и коллекционеров — друзей художников и вошли в респектабельные и разнонаправленные по составу коллекции. Возникли группы коллекционеров, чья увлеченность и финансовые возможности отразились в росте цен на совершенно разных по своей индивидуальности авторов, например, Николая Рериха, Ладо Гудиашвили, Ивана Похитонова. В 2006–2008 годах произошли серьезные изменения в спросе: русские покупатели стали бороться за серьезные работы на престижных вечерних торгах в международных разделах Импрессионисты и модернисты и Старые мастера. Современное западное искусство стало привлекательным для русских покупателей, не в последнюю очередь в связи с их перемещением в Европу. Но, несмотря на новую иерархию ценностей, что-то осталось неизменным: хорошего русского искусства по-прежнему на всех не хватает.

Все новости >