Новости
18 мая 2010

Добрый человек из Конча-Заспы

Раздосадованный неудачами Валерий Газзаев не захотел видеть слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта» Государственного университета управления на базе «Динамо», но свое веское слово сказал президент киевского клуба Игорь Суркис. Принципы построения игры, воспоминания о Юрии Семине и комната, в которой, как оказалось, не жил Валерий Лобановский, — в репортаже из Конча-Заспы.

С Валерием Георгиевичем у нас была такая договоренность: вот приедем мы в Киев, позвоним ему, и он нас пустит на базу. Договоренность, само собой, сугубо предварительная, а ближе к делу нехорошо получилось. Валерий Георгиевич, пока мы до Киева добирались, успел дважды проиграть — сначала «Карпатам», а потом в предпоследнем туре «Шахтеру»: вот уж это-то он совсем напрасно сделал. В общем, чемпионство уплыло, а поскольку еще до того уплыли и Кубок, и Лига, то Приговоренный к победе загрустил настолько, что видеть нас в Конча-Заспе не пожелал. Мы было попытались сослаться на одного известного агента — вот, дескать, и он за нас просит. Но Валерий Георгиевич прошение оставил неудовлетворенным. Пришлось нам тогда подключать другие связи и выходить уже на самого Игоря Михайловича. Вышли. И он распорядился на базу нас все-таки пустить. Так что за все, что вы сейчас видите — Суркису спасибо. А на Валерия Георгиевича мы в итоге только в окошко поглядели: шел он лесом, возвращался с матча дублеров.


Это главный корпус на базе киевского «Динамо» в Конча-Заспе, построенный в 1998 году. Здесь во время предматчевых сборов живут игроки клуба и сборной Украины.


В фойе жилого корпуса.


До тех пор, как двенадцать лет назад база была реконструирована, команда жила в «старом» корпусе. С этим теперь уже совсем непрезентабельным на вид зданием связаны практически все победы киевлян в чемпионате и Кубке Советского Союза. Сюда же команда возвращалась после главных в своей истории триумфов в Кубке кубков 1975 и 1986 годов.


Одно из восьми тренировочных полей, имеющихся в распоряжении киевского «Динамо» и сборной Украины в Конча-Заспе.


Манеж с искусственным покрытием для тренировок в зимнее время и плохую погоду.


Кабинет для теоретических занятий. Основные принципы построения игры от Валерия Газзаева.

Тренажерный зал. Такого количества железа, как в «Динамо», мы не видели ни в «Шахтере», ни в «Металлисте». Но именно так повелось еще со времен Лобановского, отличительной чертой команд которого был фундаментальный атлетизм. Интересно, что сам Валерий Васильевич в бытность игроком как раз атлетическую подготовку и недолюбливал. Но потом — прозрел. Вот, кстати, как он сам вспоминал о своих заблуждениях:

«...Маслов видоизменил и характер тренировок, и тренировочные средства, серьезный акцент сделал на атлетическую подготовку как в подготовительном периоде, так и во время чемпионата. Не стану утверждать, что новшества Маслова понравились всем. Мы — и я в том числе — наивно полагали, что вполне можно было бы обойтись известными нам способами ведения тренировок, не меняя при этом так кардинально организацию игры. Нам не дано было тогда понять то, что уже понимал Маслов. Я дискутировал с тренером по ряду вопросов и был убежден в своей правоте. Я считал более разумным в соревновательный период, когда много нагрузок выпадает в матчах, тренироваться только с мячом. Не мог я понять, зачем всем надо делать одинаковый объем работы, я считал, что одна группа людей должна быть занята в основном так называемой черновой работой, а другая — „ювелирной“, благодаря которой и ставится точка в общем успехе...Тренерская правота Маслова оказалась намного выше моей правоты игрока...» (А.Горбунов, «Валерий Лобановский. Бесконечный матч. Размышления лучшего футбольного тренера СССР». Москва, «Эксмо», 2009).


Кабинет магнитной физиотерапии. Всевозможных медицинских, массажных, терапевтических кабинетов в Конча-Заспе вообще великое множество. Помимо магнитной есть еще гидро-, крио- и целая куча каких-то других терапий. Есть даже специальная камера, способная имитировать разреженный воздух высокогорья. В ней в 2006 году Шовковский накануне чемпионата мира форсированно восстанавливался после перелома ключицы. И восстановился. Да так, что в памятном матче 1/8 финала со швейцарцами в серии пенальти не пропустил ни единого мяча.


Плавательный бассейн.


Столовая.


Зимний сад.


Рабочий кабинет Валерия Георгиевича. До него его хозяином числился Юрий Павлович. Его здесь до сих пор добрым словом поминают. Сотрудник, который нас по базе водил, когда про Палыча речь зашла, прямо расцвел. «Чудный, — говорит, — мужик. Всегда с простым тружеником поздоровается, поговорит». «А как, — спрашиваем, — в этом смысле Газзаев?». Тут наш собеседник улыбаться перестал. «Валерия Георгиевича, — отвечает, — мы тоже уважаем. Он очень хороший». Потом подумал немного и уточнил: «Как человек».


А в этом вот номере будто бы жил Лобановский. Или точнее будет сказать, что это номер, который нам выдали за тот, в котором он жил. Уж не знаю, что они там себе думали, когда этот трюк проворачивали, но обман налицо. Открываем их же собственный, киевский официальный сайт и читаем: «С 2002 года в комнате № 510 не живет никто — в память о ее первом и единственном постояльце Валерии Васильевиче Лобановском. Вся обстановка в комнате сохранилась такой, как она была при жизни Великого Тренера». Ну-ну. А это-то комната № 611. И живет в ней не просто «кто-то», а целый генеральный директор футбольного клуба «Динамо» Киев Реваз Чохонелидзе: я своими глазами его шлепанцы видел, на них сбоку так и написано — Резо.

Или, может, это на сайте у них ошибка? Может, Лобановский и впрямь не первый, и не единственный? Внесите ясность, господа динамовцы.

Петр БРАНТОВ


Все новости >