Новости
20 мая 2010

Памяти Антона Кандидова

Стадиону киевского «Динамо», на котором в рамках стажировки побывали слушатели специализации «Менеджмент в игровых видах спорта» Государственного университета управления, под восемьдесят. Вот уж восемь лет, как он носит имя Лобановского, личности для советского, да и для мирового футбола абсолютно легендарной. Но по-настоящему легендарных побед эта арена до сих пор так и не видела. Ну, разве что одну-единственную.



В 1935-м, через год после официального открытия, на «Динамо» снимали «Вратаря». На этом поле, на виду у этих трибун русский богатырь Антон Кандидов на исходе 90-й минуты намертво взял пробитый с пенальти мяч и, убежав от десятерых «черных буйволов» (их, кстати, представляли футболисты киевского «Динамо») единолично решил исход драмы в пользу наших.


С тех пор минуло много лет, но на старом «Динамо» все по большому счету и теперь точно так же, как при Кандидове. Ну, появились, конечно, четыре осветительные мачты. Ну, не стало деревянных лавок, которые поменяли на пластиковые стулья. Ну, фасад и интерьеры перелицевали в целом сообразно эпохе. Но в остальном-то все по-прежнему. Та же колоннада. Те же трибуны. И те же буквально вплотную окружающие чашу деревья, многие из которых росли на этих склонах и пятьдесят, и восемьдесят лет тому назад. Вот не знаю, как во времена инженера Карасика обстояло дело с туалетами, но теперь, говорят, их тут целых два. На семнадцать без малого тысяч человек.


Именем Лобановского стадион назвали в 2002 году, сразу после его смерти. Отсюда он и отправился в последний свой путь, проводить в который его пришли 120 тысяч человек. Вскоре неподалеку от арены появился памятник. А год спустя, в 2003-м, Шевченко, забивший решающий гол в финале Лиги Чемпионов, привез Учителю Кубок, о котором тот так мечтал и который при его жизни «Динамо», увы, не покорился.


На территории стадиона имеется еще один памятник — киевским динамовцам, участникам так называемого «матча смерти», расстрелянным фашистами в Сырецком концентрационном лагере под Киевом весной 1943 года.

История эта запутанная: в советские времена было принято считать, что с четырьмя футболистами, до войны выступавшими за «Динамо», немцы расправились за то, что они, оставшись в Киеве и согласившись играть с любительскими командами, составленными из оккупантов, тем не менее, отказались, как их не уговаривали, сдаться на милость самодеятельных футболистов из люфтваффе, и обыграли врагов со счетом, кажется, 5:2.

Понятно, что этой версии придерживались и авторы снятого в 60-е годы полнометражного художественного фильма «Третий тайм». Однако затем настали другие времена, и другие историки с той же неопровержимостью, что и их предшественники, установили нечто прямо противоположное: теперь получалось, что никакими героями погибшие не были, а были, напротив, чуть не прихвостнями оккупационного режима. И хотя, было дело, немцев (и не их одних) обыгрывали, но расстреляли-то их вовсе не за это, а за какие-то совсем другие прегрешения перед фашистской Германией.

По-моему, гнусность страшная. Потому что, во-первых, люди-таки погибли, пусть и не на футбольном поле. А во-вторых, что-то мне подсказывает, что у немцев в оккупированном Киеве выигрывать в любом случае было страшно. А они — не испугались.


 

В музее, расположенном в одном из подтрибунных помещений «Динамо». Копия Кубка Кубков, который киевский клуб завоевывал дважды, в 1975 и 1986 годах.


1927 год. Первое официальное фото футбольного клуба «Динамо» (Киев)

Середина 80-х годов XX века. Нападающий киевского «Динамо» и сборной СССР Игорь Беланов и вратарь «Баварии» и сборной Бельгии Жан-Мари Пфафф после благотворительного матча.

Раздевалки — что гостевая, что хозяйская — на «Динамо» совсем простенькие. Шевченко, проведя десять лет в «Милане» и «Челси», от таких, должно быть, отвык. Но он, говорят, не ропщет. И даже, напротив, частенько задерживается здесь и после игр — сидит в своем кресле № 26 (вот Лена Мустафина из группы С-18 в нем как раз сфотографировалась), смотрит футбол: в основном, конечно, те же «Милан» и «Челси». Переживает.

Так выглядит чаша «Динамо» изнутри. Сами видите: картинка довольно наивная. Хотя в своем роде и милая. Администрация клуба уверяет, что как только закончится реконструкция «Республиканского», который готовят к Евро-2012, команда тотчас переедет туда, и уж тогда-то неминуемая перестройка ждет и сам стадион Лобановского. И станет он после этого вот таким.


Вероятно, так оно и будет. Хотя определенные сомнения на этот счет все же имеются. Во-первых, нынешнее «Динамо» — официально признанный памятник архитектуры, не так—то легко будет его реконструкцию согласовать. А во-вторых, сам «Республиканский» пока выглядит вот так, и хоть сколько-нибудь заметного шевеления на этой стройке века не наблюдается.


Говорят, впрочем, что это только пока. И заранее декларированные сроки сдачи — лето будущего года — будут соблюдены. Хорошо бы, не продинамили.

Петр БРАНТОВ

Все новости >