Новости
11 октября 2010

Оперуполномоченная

Почему на Западе концерты классической музыки могут приносить устойчивую прибыль, а в России об этом пока не приходится и мечтать? От чего наши классические музыканты, считающиеся за пределами родной страны суперзвездами, не могут похвастаться любовью соотечественников? В силу каких причин современный человек не может слушать классику в чистом, первозданном виде? Каким образом "модернизировать" классическую оперу так, чтобы сделать ее понятной и интересной обывателю, и при этом не исказить ее своими экспериментами до полной неузнаваемости? Обо всем этом речь шла во время встречи основателя и президента фонда развития классической музыки "Опера", солистки "Геликон Оперы" Веры Кононовой со слушателями специализации "Менеджмент в музыкальной индустрии" RMA.

О необходимости синтеза музыкальных жанров:

"Чтобы сделать классическую музыку более популярной, чтобы количество ее слушателей расширялось, этих слушателей надо как-то привлекать, надо предлагать им что-то новое. Слушать в сотый раз 11-минутную сцену письма Татьяны в сугубо классической интерпретации, это, знаете ли, даже мне уже тяжело.

Хотя, конечно, ко всевозможным экспериментам надо относится весьма осторожно: мне категорически не симпатично, например, недавнее прочтение "Евгения Онегина" постановщиками баварской Оперы: там у них Онегин и Ленский – гомосексуалисты, так что Татьяна им вроде как и ни к чему.

Тем не менее, я считаю, что классическая музыка в плане аранжировок может хорошо синтезироваться с роком, с этникой (я, например, думаю, что действительно большое дело в плане популяризации классики делает Ванесса Мэй, хотя, конечно, с точки зрения наших мэтров, ее исполнительский уровень находится ниже всякой критики).

Можно, и на Западе эти возможности активно используются, сопровождать классические концерты всевозможными видепроекциями. Можно сочетать оперные представления с цирковыми. Мы, например, вскоре будем ставить в Берлине, прямо на площади Королевской фарфоровой мануфактуры, "Паяцев" Леонкавалло – это будет совместный проект с московским цирком.

Если же говорить о самом удачном примере синтеза классики с другими музыкальными жанрами, то таковым на данный момент является знаменитый фестиваль Сlassic Open Air Berlin, на который ежегодно съезжаются 60 тысяч человек, где на одной сцене, сменяя друг друга, в течение нескольких дней играют классические, джазовые, рок и поп-музыканты, и который заканчивается неизменно грандиозным праздником фейерверков".

Об отличиях во вкусах западной и российской публики:

"Вся разница состоит только в том, что у европейцев этот вкус более развит. Они приучены слушать классику с детства, они ее в школе изучают. И поэтому они в состоянии отличить хорошую музыку от плохой, посредственного композитора или исполнителя от талантливого. Что же касается наших людей, то они составляют свое представление о классической музыке не на основании каких-то прослушиваний, а ориентируясь исключительно на PR музыкантов, многие из которых имеют его только в силу своей приближенности к власти. Поймите меня правильно, я никого не осуждаю, но именно из-за этой разницы, именно потому, что наш слушатель зачастую не понимает что на самом деле хорошо, а что – не очень, в Москве, например, проваливаются концерты суперзвезды венской оперы Марии Гулегиной. Поэтому никому здесь неизвестно имя и произведения композитора Сергея Чечетко, а он, между тем, член Союза композиторов и издателей Франции.

И наоборот, пианист Денис Мацуев, лучше которого, судя по нашей прессе, в мире нет, в Берлине продает только 20 процентов билетов на свои концерты. В то время как местная публика ломится на совсем другого нашего, Бориса Березовского, имя и фамилия которого у подавляющего большинства соотечественников ассоциируются вовсе не с классической музыкой".

О том, как популяризировать классическую музыку в России:

"Для этого необходимо избавить классическую музыку от налета некой элитарности. У нас ведь принято думать, что классику нужно слушать непременно в театре и обязательно во фраке или вечернем платье. У нас нет формата "доступной классики", а у них, на Западе, толпа в пять тысяч человек запросто может собраться на поляне, чтобы послушать Штрауса под пиво и сосиски.

Следовательно, задача заключается в том, чтобы такой формат создать. И не стоит опасаться того, что публика этой музыки не понимает. Публика, она очень разная. Конечно, если вы организуете фестиваль классической музыки в Парке Горького в день ВДВ, то все, скорее всего, закончится плачевно. Но такое же мероприятие, устроенное в усадьбе Архангельское, вполне может найти свою аудиторию.

Если вы начнете мучать публику атональной музыкой (которая тоже может быть классической), то публика разбежится. Но если вы представите ее вниманию произведения Моцарта, Гайдна, того же Штрауса, Чайковского, Глинки, произведения, которые воспринимались их современниками именно как популярная музыка, то скорее всего, такой фестиваль будет иметь успех.

Словом, весь вопрос в подаче музыкального материала. И в атмосфере, которая создана организаторами фестиваля".

О том, какие российские артисты продаются на Западе:

"Наша поп-музыка, наша эстрада на Западе никому не нужны. Не говоря уже о мюзиклах, они и здесь-то все абсолютно убыточны и способны выживать только за счет спонсорских вливаний.

Другое дело российская классика. На нее, как и вообще на хорошую классическую музыку, в Европе существует устойчивый спрос. Средняя цена на билеты в Швейцарии, например, доходит до 250-300 франков, эти билеты прекрасно распродаются, и, соответственно, приносят организаторам концертов и артистам очень приличный доход.

В ведущих Западных театрах работает довольно много российских артистов. Хорошо там продаются наши бренды: если говорить об опере, то в первую очередь такие, как Большой и Мариинский театры. Однако стоит учитывать и местную специфику: европейская публика очень тепло встречает наших певцов, когда те исполняют русские или итальянские оперы. А вот например, Моцарта в Европе, и особенно в Австрии и Германии, русским петь противопоказано".

О том, как раскручивать классических исполнителей:

"Мое мнение: классических музыкантов необходимо раскручивать точно также, как и поп-исполнителей. Нужен тот же PR, те же публикации в прессе, те же фото-сессии, те же презантации живых выступлений и записей, те же совместные проекты с другими, пусть и не классическими звездами.

На Западе, да и у нас, это уже понимают. Там, например, существует агентство Becker, ведущее дела многих исполнителей, в том числе и упоминавшегося Бориса Березовского. А Хворостовский, а Нетребко? Ведь их раскрутка происходила по всем законам шоу-бизнеса. Примерно также раскручивали и Диму Билана. И это правильно".

Николай КИСЕЛЕВ

Все новости >