Новости
07 февраля 2007

Вечера на хуторе близ Петровки

Первое, что видит перед собой человек, проследовавший в клуб «Дягилев» через служебный вход - это грозное предуведомление. "Официанты и бар – беки, помните: выход на улицу после начала смены – увольнение". "Вышел покурить, все – с концами, – развивает простую мысль Синиша Лазаревич, промоутер "Дягилева", личность в московских, да и не только московских тусовочных кругах легендарная. – Потому что официанты у нас не курят. Менеджеры – не курят. Некогда им курить. Надо стаканы тереть. Вы знаете, какие у нас капризные гости? Вы знаете, какие они здесь деньги оставляют? О- гром-ны-е! Так что если что не так, можно и стаканом в голову получить. Разве нам это надо!?" Эту тираду Синиша адресует слушателям Государственного университета управления (ГУУ), обучающимся по программе "Менеджмент в ресторанном бизнесе и клубной индустрии", разработанной специалистами инновационно – образовательной компании RMA. В полутемном r"n"b зале "Дягилева" c зеркальными стенами, обитыми пунцовым ворсистым ковролином колоннами и плафонами, разрисованными женскими телами в откровенных одеждах, Синиша проводит для слушателей занятие на тему: "Организация клубного пространства. Как провести вечеринку".      
 
"Наши красивые люди"
"Тот день, когда вам не удалось заставить кого – то из вип – гостей оставить благодарственную запись в вашей книге отзывов,- Синиша на мгновение задумывается, видимо, соображая, как поточнее охарактеризовать такой поистине черный день. Потом машет рукой, - считайте, что этого дня совсем не было".

Впрочем, это вовсе не означает, что вниманием Синиши не обделены только вип – гости, покупающие в "Дягилеве" ложи по 10 тысяч долларов за ночь. Даже гостей "попроще" (термин самого господина Лазаревича), тех, что заказывают столики по тысяче условных единиц, и даже за глаза Синиша называет не иначе как "наши красивые люди" и утверждает, что в "Дягилеве" готовы исполнить любое (ну, или почти любое) желание любого гостя. "Правда, - тут же добавляет он с едва уловимой хитрой улыбкой, - любое желание стоит денег. Мы работаем не для того, чтобы тратить свое свободное время".

И действительно, за отдельную – и очень немаленькую сумму – всякий гость "Дягилева" может, например, закусить практически любым заблагорассудившимся ему произведением кулинарного искусства. Если такового вдруг не окажется в клубном меню, блюдо специально приготовят в арбатском кафе "Весна" и доставят в расположенный в саду "Эрмитаж" "Дягилев" на автомобиле. "Ночью, - рассказывает Синиша, - отсюда до Арбата – три минуты». Всякий гость "Дягилева" - было бы желание - может взмыть в воздух или, напротив, спустится за столик к своей девушке практически с небес на гимнастической лонже. Или порадовать окружающих радиотрансляцией сообщения  о своем присутствии в клубе. "Но, - Синиша опять лукаво улыбается, - это только один раз. Если больше одного, можно отсюда без "бентли" уехать".

Кстати, насчет "бентли": это - не фигура речи. Очень многие гости господина Лазаревича – "настоящие миллиардеры"."Москва слезам не верит, Москва любит только самые дорогие шубы, бриллианты", - делится своими наблюдениями Синиша. И тут же признается, что сам он любит настоящих миллиардеров не только за это. А еще и за то, что настоящие миллиардеры никогда не опаздывают, всегда приезжают в тот самый час и даже минуту, что указаны в приглашении, и поэтому не создают проблем для встречающих их менеджеров.

Однако при всем гостеприимстве "Дягилева" даже и для вип – гостей здесь существуют некоторые ограничения, для настоящих миллиардеров, впрочем, едва ли обременительные. Например, если гость, заказав ложу за 10 тысяч, со всеми своими гостями выпил и закусил на меньшую сумму, назад он не получит ни копейки. Вежливо, но решительно будут также пресечены попытки захватить с собой недопитые бутылки.
"У нас здесь все – таки не кабак, - морщится Синиша. – У нас – другая атмосфера".

"Атмосферные явления"
Вот, кстати: атмосфера вечеринки – это что такое? Синиша Лазаревич отвечает на этот вопрос просто: "Атмосфера – это все".
Атмосфера – это девушки. У каждого из десяти работающих под началом Синиши менеджеров одна из главных задач в том и состоит, чтобы разыскивать по престижным московским институтам и университетам и приглашать в "Дягилев" никак не меньше двадцати ослепительных красавиц в месяц.

Атмосфера – это то, как гостя встретили, припарковали. "На черта человеку тратить 10 тысяч долларов, если в клубе, где он их оставит, нет нормальной парковки и гостю, бросив машину, надо пешком тащится еще метров триста!?" - недоумевает Синиша.

Атмосфера – это то, как гостя встретили, раздели, усадили. Обслужили, наконец. Занятная деталь: официанты в "Дягилеве" - те самые, которых безжалостно увольняют за минутную отлучку с рабочего места – к тому же не имеют твердой зарплаты. Они трудятся исключительно за чаевые, и от желающих приобщиться к этому передовому опыту нет отбоя. "А чтобы стать у вас официантом опыт работы требуется?" - интересуются у Синиши слушатели. "Нет, - господин Лазаревич пожимает плечами и делает удивленное лицо. – Зачем нам чужой опыт? Мы сами людей учим. Очень быстро учим."

Атмосфера – это креатив. Программа каждой вечеринки должна быть прописана до мельчайших деталей, обсуждена и утверждена. Кто – то же должен взять на себя ответственность и решить, что пригласительный новогодний билет будет представлять собой не что – нибудь, а именно картонную свинью – копилку с вложенным в прорезь компакт – диском, замаскированным под советский рубль. Кому – то же надо выдумать, что во время вечеринки "Адам и Ева" в честь Валентинова дня в центре главного клубного зала будет возведено "четырехметровое древо", вокруг которого станет прогуливаться "ростовая фигура в виде Змея".

Атмосфера – это декорации. Именно декорации, поскольку, по собственному признанию Синиши, в "Дягилеве", как в театре, "все ненастоящее". И раззолоченные ложи в имперском стиле с обитой алым бархатом мебелью а ля мастер Гамбс, и развешанные под складчатыми балдахинами живописные аллегории а ля Питер Пауль Рубенс – все это декорации, которые хоть и придают "Дягилеву" невероятно пафосный вид, но могут быть в любой момент демонтированы и перевезены на другое место.     

Атмосфера – это подбор музыки: она ни в коем случае не должна быть однообразной. Атмосфера – это то, как одеты артисты – певцы, танцоры, диджеи. С некоторых пор господин Лазаревич стал уделять этому пункту особое внимание и даже прописывать требования, предъявляемые к концертному гардеробу артиста, в контракте. Случилось это после того, как некая звезда – не будем называть здесь ее имени – выступила перед посетителями "Дягилева" в наряде, покоробившим часть публики своей, мягко говоря, затрапезностью.

Атмосфера, наконец, - это то, как клуб прощается со своими гостями, устало разъезжающимися по домам уже около одиннадцати утра. У Синиши специально для этого времени суток прибережена фраза: "До свидания, наши дорогие, роскошью утомленные гости". Синиша знает: услышав такое, гости непременно вернутся.

"Но не стоит забывать о приватности"      
Итак, из всего вышеперечисленного и складывается атмосфера вечеринки. Все остальное – мелочи. Которые, однако, способны не только нарушить, но и разрушить атмосферу. Представьте себе, например, "наших красивых людей", отдавших по тысяче долларов за столик и за свои собственные деньги битый час дожидающихся официанта, с невероятным трудом пробирающегося к ним через бушующий танцпол. Какая после этого вообще может быть атмосфера? Впрочем, в "Дягилеве" такое исключено. По заверению господина Лазаревича, заказы здесь исполняются в буквальном смысле молниеносно: и все потому, что многочисленные проходы на кухню для официантов оборудованы по всему периметру главного зала, из – за чего у персонала не возникает необходимости вступать в изнурительный физический контакт с основной массой беззаботно веселящихся гостей. То же самое можно сказать и о барах: их в "Дягилеве" столько, что хоть один да всегда окажется поблизости. Бар здесь оборудован даже при гардеробе, так что приступить к выпиванию гости могут, едва освободившись от одежды.

Но едва ли не главная гордость Синиши это туалеты. Их в "Дягилеве", способном при максимальной загрузке вместить до двух тысячи гостей, целых 36 - такого нет больше нигде в мире. Завсегдатаи помпезных лож пользуются особой привелегией - для них предусмотрены индивидуальные ватерклозеты, пройти в которые можно непосредственно из-за стола. Что же до "гостей попроще", то в их полное распоряжение предоставлена комната над дверями которой горит неоновая надпись "tubzik". На одной из стен здесь запечатлена цитата из Сергея Петровича Дягилева: "Уборная -  магическое место, где намек превращается в откровенность, а нестерпимое томление извергается бурным потоком страстей. Получайте удовольствие и предавайтесь… Но не следует забывать о приватности. Право, она стоит гораздо больше отданных за нее денег". У автора этих строк нет твердой уверенности в том, что данное высказывание и впрямь принадлежит великому балетному импрессарио начала прошлого века. Впрочем, это неважно. Ведь "цитата из Дягилева" на стене туалета – это фишка. А фишка – это атмосфера.       

ФОТООТЧЕТ
Все новости >