Новости
28 марта 2007

Только не надо нас пиратить (лекция руководителя российского представительства Международной ассоциации производителей фонограмм (IFPI) Игоря Пожиткова)

Как вы думаете, что в мире подделывают чаще всего? Нет, не угадали. Это не штаны levi’s, не наручные хронометры rolex, и даже не кроссовки adidas. Это – , как ни печально, всевозможная еда и напитки в широчайшем ассортименте. Но часто ли вы слышали о том, чтобы свое недовольство таким положением вещей высказывали, условно говоря, производители минеральной воды "Ессентуки"? Нет, не часто. А почему они предпочитают вести себя именно так, а не иначе, об этом вы задумывались? Ответ очевиден. Потому, что если производители настоящих "Ессентуков" начнут шумно изобличать тех, кто под этой маркой производит раствор поваренной соли в водопроводной воде, то перепугавшиеся граждане от греха подальше перестанут покупать все и всяческие "Ессентуки" и переключатся, опять же говоря условно, на "Новотерскую". С подделками музыкальной продукции все обстоит иначе. Такой продукцией нашего человека не испугаешь, ведь купив и употребив ее по прямому назначению, маяться животом потом вряд ли станешь. С другой стороны, музыкальные пираты достигли в своем ремесле таких высот, что гражданам покупать гораздо более дорогие лицензионные диски вроде как и смысла нет: качество звука что у легальных пластинок, что у контрафактных– одно и то же. В такой ситуации терпящие огромные убытки музыкальные правообладатели просто не могут не бороться с пиратами. Борьба протекает с переменным успехом. А на переднем ее краю находится IFPI, Международная ассоциация производителей фонограмм, российским представительством которой руководит Игорь Пожитков. 26 марта он прочел для студентов специализации "Менеджмент и продюсирование в шоу- бизнесе" Государтсвенного университета управления лекцию, в которой рассказал об основных направлениях антипиратской деятельности и ответил на многочисленные вопросы аудитории.
 
Какое место занимает Россия на "пиратской" карте мира?
"В 2004 году, по данным IFPI, в мире было продано 1,2 миллиарда пиратских компакт-дисков на общую сумму 4,6 миллиарда долларов. Контрафактная аудиопродукция занимала 34 процента от общего мирового рынка. Россия занимает пятое место в мире по количеству продаваемой на внутреннем рынке пиратской аудиопродукции (66 процентов), пропуская вперед такие страны как Парагвай (здесь пираты контролируют 99 процентов рынка), Китай (85 процентов), Индонезия (80 процентов), Украина (68 процентов). В то же время, по объему пиратского рынка Россия занимает уверенное второе место после Китая. Контрафактная аудиопродукция, производимая на российских заводах , поставляется как минимум в 27 стан мира. Российская доля на мировом рынке пиратской музыкальной продукции, составляет 7 процентов, в то время как ее доля на легальном рынке музыкальной индустрии не превышает 1 процента. Помимо вышеупомянутых, в десятку стран, где борьба с аудиопиратством объявлена IFPI первоочередной задачей, входят Бразилия, Мексика, Пакистан и Испания.

Какую ответственность несут аудиопираты в соответствии с российским законодательством?
После того, как деятельность пиратов была объявлена одним из основных препятствий на пути вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), российское правительство совершило ряд важных шагов, прежде всего лежащих в законодательном поле. Была ужесточена уголовная ответственность за нарушение закона об авторских и смежных правах. Правонарушения в этой области (регламентируются ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации) переведены из категории преступлений средней степени тяжести в категорию тяжких. С одной стороны, санкция при этом увеличилась незначительно – с максимально возможных 5 до 6 лет тюремного заключения. Но с другой, благодаря нововведениям, милиция получила возможность применять к подозреваемым в производстве и сбыте контрафактной продукции такие меры, как видео и аудио – наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и т.д. К тому же, в связи с новой квалификацией, срок давности по преступлениям, связанным с нарушениями авторских прав, был увеличен до 10 лет, а лица, осужденные за пиратскую деятельность, перестали попадать в число тех, на кого распространяются периодически объявляемые амнистии.
                                                                                                                                          
Однако и после этого решающего перелома в борьбе с пиратами не наступило. В чем причина?
Причина во все еще несовершенном законодательства и в том, что аудиопираты научились виртуозно это несовершенство использовать. В качестве иллюстрации к этому тезису приведу один пример. Недавно IFPI совершила рейд на один из заводов, производящих компакт – диски и обнаружила контрафактное производство. Прокуратура возбудила уголовное дело, в результате которого выяснилось, что противоправной деятельностью занималась будто бы не сама компания, а один их ее сотрудников, который арендовал у своих боссов линию по производству CD, причем сами боссы, естественно, ведать не ведали, чем он там по ночам занимается. Параллельно выяснилось, что этот сотрудник характеризуется исключительно положительно и к тому же является отцом – одиночкой. Закономерный итог судебного разбирательства – 1 год лишения свободы условно вместо, напомню, теоретически возможных шести реальных лет в тюрьме. Устрашить человека, который не собирается в ближайшем будущем баллотироваться на пост президента России, такой срок не в состоянии. Других же, реальных приговоров, наши суды пиратам до сих пор не выносили. Перелом мог бы наступить если бы уголовная ответственность за изготовление контрафакта была бы введена для собственников (а не только для арендаторов) аппаратуры, на которой производится контрафакт, и помещений, где базируются пираты. И еще: должно реально заработать уже имеющееся в российском законодательстве положение о конфискации и уничтожении орудий преступления, читай – оборудования, используемого для изготовления нелегальной аудиопродукции. Мы надеемся, что исчерпывающие разъяснения на этот счет даст ближайший Пленум Верховного суда. Пример того, насколько благотворно подобные перемены в законодательстве сказываются на антипиратской деятельности, в истории существует. В начале 80-х годов в Нью-Йорке процветали подпольные артели, специализировавшиеся на подделке популярных одежных брендов. Борьба с торговцами и производителями подделок реальных плодов не приносила. Однако стоило ввести в законодательство положение об ответственности арендодателей за то, какая именно деятельность осуществляется на сдаваемых ими площадях, как ситуация резко изменилась. Причем речь не шла о каких – то невероятных тюремных сроках. Речь в первую очередь шла о штрафах, после которых возвращаться из недолгого заключения было очень и очень невесело.

Какие еще меры необходимо предпринять для того, чтобы борьба с пиратством приобрела зримые очертания?
Теоретическитут все достаточно просто. Можно, например, законодательно закрепить контроль за потребляемой производителями электроэнергией. С тем, чтобы, обнаружив нестыковку между реально истраченным электричеством и официально произведенным количеством дисков, поинтересоваться: "Ребята, а где остальная продукция?" Можно – с той же целью - обязать производителей размещать на своих сайтах информацию о легально полученных от правообладателей заказах. Можно, наконец, поставить под жесткий контроль поставку на заводы поликарбоната – сырья для изготовления болванок для компакт – дисков – с тем, чтобы затем сверять с ним количество конечного продукта. Однако вопрос состоит в том, кто именно будет все это контролировать. Наша милиция, увы, до сих пор зачастую  борется с пиратсовом ради галочки в отчетах. Несмотря на изменения в законодательстве, она не считает это явление хоть сколько – нибудь социально опасным. Достататочно сказать, что еще в июле 2003 года тогдашний премьер – министр Михаил Касьянов подписал постановление правительства, запрещающее торговлю аудио и видео – продукцией (независимо от того, является ли она легальной или контрафактной) с уличных лотков. С тех пор прошло почти четыре года, однако лотки с улиц не пропали, и подавляющее большинство продаваемой с них продукции по – прежнему не лицензировано. С другой, стороны, для того, чтобы изобразить борьбу с пиратами, когда это от нее требуют уж слишком настоятельно, милиция прижимает не тщательно законспирированных производителей, которые являются главным злом, а торговцев, схватить которых не представляет особого труда.

Может ли изменить ситуацию к лучшему ценовая политика, при которой лицензионные диски продавались бы ненамного дороже пиратских?
На мой взгляд, все рассуждения такого рода – от лукавого. Помню, как одна певица – я ее уважаю, и поэтому не буду называть ее имени – получив от своего звукозаписывающего лейбла гонорар в 450 тысяч долларов, объявила: «А я знаю, как бороться с пиратами. Продавайте мои пластинки по 50 рублей». Но это сколько ж нужно их продать, чтобы хотя бы окупить все вложения! Вы поймите, ведь из 10 пластинок, в которые вкладываются лейблы, коммерчески успешными становятся в лучшем случае две – три. Остальные расходы правообладателей должны компенсироваться именно за счет хитовых релизов. А пираты, ничего и ни в кого не вкладывая, не записывая, не раскручивая артистов, не платя им авторских отчислений, снимают сливки исключительно с хитов, и только поэтому могут позволить себе абсолютно немыслимый с точки зрения правообладателей демпинг. Впрочем, я вовсе не против того, чтобы цены на лицензионные CD были относительно невысокими, тем более, что большая часть накруток все равно происходит уже на стадии розничной торговли. Просто считаю, что сама по себе эта мера едва ли что – то даст. Тут большую роль играет еще и психология наших потребителей: "Зачем мне через весь город тащиться в АШАН, чтобы купить лицензионную пластинку за 100 рублей, если точно такая же продается у меня в переходе?" Так что снижение цен на лицензионные CD, с моей точки зрения, возымеет действие только в том случае, если оно будет одним из пунктов большой комплексной программы по борьбе с пиратством.
                                                                                                                                  
Как обстоит дело с антипиратской деятельностью в интернете?
Эта деятельностьсейчас выходит на первый план. Хотя бы потому, что музыка на так называемых физических носителях постепенно уходит в прошлое, а пиратство в Интернете наносит правообладателям ничуть не меньший ущерб. Я надеюсь, что серьезной вехой в деле борьбы с ним станет уголовное дело, возбужденное по заявлению российского отделения IFPI против портала All of MP3, торгующего всевозможной музыкой по абсолютно бросовым ценам – 10 – 12 центов за трек – не имея на то согласия ни одного из правообладателей. Это дело появилось еще в 2005 году, и мы с ним, откровенно говоря, намучались. Его то открывали, то закрывали, то опять открывали. Поскольку следователи Черемушкинской межрайонной прокуратуры никогда прежде таких дел не вели, иногда нам приходилось объяснять им элементарные вещи. Например, то, что «незаконное воспроизведение фонограмм» вовсе не обязательно подразумевает публичное их прокручивание. Что, согласно постановлению Пленума Верховного суда, «воспроизведением» в равной степени является и скачивание информации на жесткий диск компьютера. Кстати, арестовать сервер базы данных All of MP3 с тем, чтобы хотя бы приостановить деятельность этого портала до решения суда по уголовному делу, нам так и не удалось. То есть следствие установило, что этот сервер находится где – то на территории России, но добраться до него не смогло, установив местонахождение лишь промежуточных серверов. Впрочем, нам удалось добиться того, что электронные платежные системы Visa и Mastercard заблокировали оплату скачанной с All of MP3 музыки с помощью своих карт. В итоге расследование завершали уже сотрудники Московской городской прокуратуры, которые привлекли к ответственности человека, значившегося в All of MP3 гендиректором: несколько дней назад, 19 марта, суд, наконец, начался. Сам обвиняемый утверждает, что занимал эту должность чисто формально, по просьбе некоего знакомого, и не слишком вникал в суть деятельности портала. Стоит также отметить, что вскоре после возбуждения уголовного дела в прессе была развернута целая компания против тех, кто «обижает маленьких», то есть против IFPI. Послушайте, ничего себе «маленькие»! По нашим данным, ежемесячный оборот All of MP3 cоставляет 1, 5 миллиона долларов. И это, повторюсь, при практически полном отсутствии производственных затрат.              

Можно ли победить пиратство?
Окончательная победа, если и случится, то очень не скоро. Но борьба с пиратами без сомнения может быть успешной. На них нужно оказывать постоянное давление. Например, если помните, в 90 – х годах аудиопиратство процветало в Болгарии. Однако после того, как США пригрозили болгарам торговыми санкциями, борьба с пиратами в этой стране резко обострилась. Следствием ее стало то, что вытесненные из Болгарии нелегальные заводы по производству аудиопродукции в очень значительной степени перебазировались на территории Украины, Белорусии и России. Это, кстати, не осталось незамеченным американцами: в феврале 2006 года Международный альянс правообладателей (IIPA) в своей ежегодной петиции, направленной в Аппарат Торгового представительства США, потребовал выведения России из Генеральной системы преференций в связи с массовыми нарушениями прав американских владельцев интеллектуальной собственности, отмечаемыми  на территории нашей страны. Впрочем, главную угрозу наше пиратство представляет, конечно же не для американских правообладателей, в конце концов Мадонна без российского рынка как – нибудь проживет. Я хочу, чтобы вы осознали, что во многом именно из – за пиратов наш родной, внутренний, а вовсе не американский, музыкальный рынок представляет собой такое убогое зрелище, и новых, по настоящему интересных исполнителей на нем – раз два и обчелся. Подумайте: кто будет вкладывать в раскрутку свежих звезд гигантские суммы, заранее зная, что отбить эти деньги, благодаря продажам, нет никакой надежды? Зачем зажигать эти звезды? Только для того, чтобы их отпиратили по полной программе?!
Вот чем прежде всего страшно пиратство. Вот почему с ним надо бороться".
Все новости >