Новости
17 апреля 2007

Interнациональный долг сеньора Джулини

Совладелец футбольного клуба Internazionale (Милан) в гостях у слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта» Государственного университета управления. 

На его визитной карточке написано: «Gabriele Giulini, homo sapiens». И больше — ни единого слова. Ни про возглавляемую им компанию по производству искусственных покрытий для игры в футбол. Ни про несколько других компаний — химических и металлургических. Ни про принадлежность к великому клубу, носящему сейчас звание чемпиона Италии, 20 процентов акций которого находятся в собственности его семьи. Его мать была болгаркой. Его вторая жена — русская. Сам он — гражданин России. Он прилично говорит на родном для нас языке. Рингтон в его мобильном телефоне начинается с мощного хорового запева: «Союз нерушимый республик свободных...» Ему не нравится, что в Италии футбол по телевизору нельзя смотреть бесплатно, а когда кто — то пытается доказать, что это нормально, он раздраженно бросает: «Ага, давайте еще и воздух приватизируем». «Сеньор Джулини, — спросил его кто — то из студентов, — вы коммунист?». «Ну вот, — устало отмахнулся Габриеле, — я так и знал. Вы прямо как Берлускони. Тот тоже всех несогласных с ним записывает в коммунисты. Никакой я не коммунист. Просто я думаю и говорю так, как мало кто в Италии». Что ж, тем интересней послушать...
  

Справка: Габриеле Джулини. Окончил Миланский университет Л. Боккони. Председатель совета директоров строящегося под Екатеринбургом Асбестовского Магниевого Завода. Член совета директоров химической компании Giulini & Co (Милан, Италия) и металлургических компаний Minmet Financing Company (Швеция) и Almamet (Германия). Член совета директоров компании INTER FUTURA, президент группы OLOSPORT. Миноритарный акционер футбольного клуба Internazionale (Милан). Владеет итальянским, французским, английским, русским и греческим языками.

Справка: F.C. Internazionale (Милан). Год основания — 1908. Цвета: черно — синие. Стадион: «Джузеппе Меацца» (вместимость 85 700 человек). Президент: Массимо Моратти. Главный тренер: Роберто Манчини. Чемпион Италии (14): 1910, 1920, 1930, 1938, 1940, 1953, 1954, 1963, 1965, 1966, 1971, 1980, 1989, 2006. Обладатель Кубка Италии (5): 1939, 1978, 1982, 2005, 2006. Обладатель Суперкубка Италии (3): 1989, 2005, 2006. Обладатель Кубка чемпионов (2): 1964, 1965. Обладатель Кубка УЕФА (3): 1991, 1994, 1998. Обладатель Межконтинентального кубка (2): 1964, 1965.


  Когда сеньор Джулини вслух размышляет о футболе, не сразу понимаешь, о каком, собственно, футболе речь? Неужели об итальянском? Но, как ни удивительно, это все о нем. «Директора, хозяева футбольных команд не видят в футболистах людей. Они видят в них только ноги... Только, как это по русски?..- Габриеле слегка нагибается и указывает пальцем на свои колени. — Да — да, вот именно, только мышицы... Пас налево, пас направо, навес, удар, — вот все, о чем они могут говорить. Ничего кроме футбола! А почему бы, я спрашиваю, не прививать игрокам хоть какую — то культуру, почему в их комнатах на базах не поставить полки, не положить туда какие — то книги? Может быть, они хотят!? Но их же никто не спрашивает... Помню, когда «Интер» приезжал в Москву играть со «Спартаком», я обратился к руководству клуба: давайте я покажу вам город, расскажу о его истории. Господи, как они от меня шарахнулись: «Нет, нет, нет, не надо!!!»

Впрочем, достается от Габриеле и российскому футболу. И тоже — за отсутствие культуры. Как — то раз сеньор Джулини продавал представителям одного из российских клубов произведенный его компанией искусственный газон. Обещал на него 10 лет гарантии, думал, что клиенты наверняка ею соблазнятся. Однако партнеры сеньору Джулини попались специфические, сказали: «Зачем нам десять лет? Мы лучше каждые два года новый газон покупать будем.» «Понятно, — проницательно щурится Габриеле, — раз каждые два года покупать, значит каждые два года — новые деньги. И каждые два года какую — то часть этих денег можно, — на лице Габриеле играет ироничная улыбка, — украсть... Это не бизнес. Это отсутствие культуры ведения бизнеса.» «А вот в Италии, — поддерживает тему кто — то из студентов, — многие считают, что коррупция, все эти договорные матчи, это такой элемент национальной культуры. Я читал интервью с одним экспертом. Он уверен: ждать, что из итальянского футбола может исчезнуть коррупция, это все равно, что предполагать, что итальянцы перестанут есть макароны и заправлять их помидорами и чесноком. Прокомментируйте, пожалуйста, такую точку зрения.» Габриеле мрачнеет. С полминуты напряженно расхаживает взад — вперед. И наконец, мужественно признает: «Да, это близко.» Глаза при этом у него печальные.

Необходимость окультуривания футбольного и околофутбольного пространства вообще одна из излюбленных его тем. Зачем его окультуривать, вот в чем вопрос: ведь ясно же, что вовсе не любовь к изящным искусствам помогла итальянцам одолеть французов в финале последнего мирового чемпионата. Впрочем, сеньор Джулини подобных возражений не принимает. Он уверен, что будь в футболе побольше культурных людей, воспитанных на великой прозе, поэзии, живописи, разве мог бы кто — то из них вслух высказать коллеге то, что высказал Матерацци Зидану? «Я уверен, — хмурится Габриеле, — что раз Зинеддин так отреагировал, значит это были очень тяжелые слова: там был и расизм, а может, и еще что похуже. Кстати, я, наверное, один во всей Италии был в этом конфликте на стороне Зидана, меня даже объявили предателем интересов нации».

Увы, пока, по наблюдениям Габриеле Джулини, в итальянском футболе царит полное бескультурье. Его то и дело сотрясают коррупционные и допинговые скандалы. Болельщики дерутся между собой и убивают полицейских. Агенты за щедрые откаты продают клубам футболистов, в которых те совершенно не нуждаются. Сами футболисты, мало что понимая в реальной жизни, часто становятся жертвами мошенников, которые втравливают их в сомнительные коммерческие предприятия. «Вы, конечно, слышали, — возмущенно восклицает Габриеле, — Баджо, потерял 5 миллиардов лир, вложившись в добычу черного мрамора. А Барези! Великий Франко Барези, чемпион мира 1982 года, многолетний капитан „Милана“! Он потерял почти все, сейчас вынужден работать скаутом». Ответственность за все эти безобразия сеньор Джулини возлагает на президентов футбольных клубов, которые в Италии, как правило, являются еще и основными акционерами. «Они думают, что они абсолютно непогрешимы. Критиковать их нельзя. Они окружили себя менеджерами, которым платят от 800 тысяч до миллиона евро в год. А те только и умеют, что улыбаться этой идиотской американской улыбкой. Я, — Габриеле брезгливо морщится, — эту улыбку ненавижу, давно заметил: так улыбаются только очень недалекие люди».

«Сеньор Джулини, — интересуется кто — то из аудитории, — а ваши акции в „Интере“ какие дивиденды приносят?». «Что вы, — саркастически усмехается Габриеле. — Какие дивиденды? Вы разве незнакомы с системой работы акционерных обществ? Нет прибыли — нет дивидендов. А у „Интера“ даже в прошлом, чемпионском сезоне убытки составили 200 миллионов евро. Какая вообще может быть прибыль при таких зарплатах менеджеров и футболистов? А устанавливают им эту зарплату опять — таки президенты клубов. Миноритарные акционеры, конечно, могут против этого возражать, но кто их слушает?! Они говорят, а их...», — сеньор Джулини делает характерное движение ногой, будто выкидывает кого — то из дверей пинком под зад.

«А как бы вы повели дело, если бы сами стали президентом «Интера»? На этот, уже самый последний вопрос, Габриеле отвечает после довольно длительного раздумья. «Я бы, — говорит он, тщательно подбирая русские слова, — запретил бы держать крупные пакеты акций. Сделал бы так, чтобы один человек мог владеть только одной акцией. Эти владельцы на своем собрании выбирали бы группу выборщиков, которые, в свою очередь, выбирали бы президента клуба. Потом — я создал бы при президенте технический совет из трех — четырех — пяти великих футболистов — ветеранов, игравших за наш клуб. И с ними, ну, и, конечно, с тренером, советовался бы при решении наиболее важных вопросов: например, какого игрока и за сколько купить, а какого и за сколько — продать...». «Сеньор Джулини, — несколько удивленно говорит один из студентов, — но ведь тогда вы сами поставили бы себя в зависимость от собрания акционеров и этого совета...» «Конечно, — отвечает Габриеле, и лицо его снова расплывается в улыбке, — но ведь я этого и хочу. Запомните: не может клуб с великой историей быть игрушкой в руках одного человека».
Все новости >