Новости
24 апреля 2007

Плюс футболизация всей страны

Спортивный комментатор НТВ + Юрий Розанов провел занятие для слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта» ГУУ
 
Главное отличие наших спортивных телекомментаторов от американских состоит в том, что американский комментатор работает для публики, которой в принципе не интересны конкретные эпизоды борьбы, ее видимый, почти осязаемый накал. Эта публика и в экран может не смотреть. Потому что интересны ей цифры, сухая статистика. Американцы вообще любят считать – деньги, очки, секунды, хоумраны, тачдауны. Как – то раз в разговоре с Юрием Розановым Марк Гандлер, известнейший спортивный агент, работающий с Алексеем Яшиным и Анастасией Мыскиной, так описывал типичную американскую бейсбольную трансляцию. «Представь, - говорил он, - по обе стороны экрана сидят два в общем – то одинаковых, малость зомбированных человека. С одной стороны – зритель, с другой – комментатор. И перед каждым– 400 – страничный том, набитый бейсбольной статистикой». Впрочем, на занятии, которое Розанов, один из самых популярных телекомментаторов канала НТВ +, провел для слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта», речь шла не только о тонкостях выбранной им профессии.
 
Юрий Розанов о конфликте вокруг продажи прав на показ чемпионата России по футболу компании НТВ + : «Как правило, все телеконтракты в России заключаются, что называется, на флажке. А проплачиваются – и того позже. Вот и контракт о продаже прав на показ чемпионата России по футболу НТВ + не стал исключением. За несколько дней до 6 марта, то есть до того дня, когда о нем было объявлено, нас – руководство и комментаторов НТВ +-- вызывали в Газпром, выясняли, что мы думаем по поводу возможного договора, насколько мы к нему готовы. Мне не совсем понятно, когда сейчас наши конкуренты с канала «Спорт» пытаются представить ситуацию таким образом, что НТВ + и РФПЛ будто бы вероломно похитили у российского болельщика бесплатный футбол, который каналом «Спорт» был ему едва ли не гарантирован.Между тем, после того, как по всем известным причинам от показа чемпионата устранилась сотрудничавшая со «Спортом» компания FEDCOM, ситуация висела в воздухе. Вероятно, руководство «Спорта» думало, что эти права от него никуда не денутся, но ведь контракт на показ не был ни заключен, ни тем более проплачен. Больше того, насколько мне известно, «Спорт» не предпринимал активных действий в этом направлении, хотя до начала чемпионата оставалось всего ничего. Так что чисто теоретически в итоге российский болельщик мог остаться вообще без футбола– что платного, что бесплатного.

Еще один момент: «Спорт» заявляет о своем преимуществе перед нами. Дескать, их аудитория значительно больше нашей. Я согласен, это так. Но почему бы тогда не признать и того, что определенные, и вполне весомые преимущества перед «Спортом» есть и у нас? Они, например, могут показать в прямом эфире только один матч. А мы, конечно, не без определенных усилий, сразу шесть. Разве это не стоит денег?

Подводя итог этой теме, хочу сказать еще одну вещь, которую, кажется, не все понимают. После того, как ситуация с показом разрешилась так, как она разрешилась, многие поняли ее так, что все вернулось на круги своя и трансляции нашего футбольного чемпионата еще бог знает сколько времени будут бесплатными. Однако это не так. НТВ + остался эксклюзивным обладателем прав на показ чемпионата в течение четырех сезонов, считая нынешний. В следующем году все стартует с той же точки. В случае если появятся желающие приобрести у нашего канала сублицензию на показ, это станет предметом отдельных переговоров. Так что НТВ + ни в коем случае нельзя считать проигравшей стороной. В известном смысле мы даже удовлетворены тем, как все сложилось. Во –первых, чего уж греха таить, мы вряд ли бы успели так быстро обеспечить тарелками всех желающих: у многих болельщиков тогда появился бы абсолютно железный повод быть недовольными тем, что бесплатный футбол у них отобрали, а платным, даже при их согласии платить, не обеспечили. И во – вторых, -- тут уж я гляжу со своей колокольни – у нас возникла бы большая напряженность с комментаторами. Все, кто работают в компании сегодня, работают на износ. Например, у меня две трансляции сегодня и две – завтра, а если бы чемпионат России уже с этого года транслировался только на НТВ + ,эта нагрузка еще усилилась бы. Надеюсь, через год ситуация стабилизируется: подтянуться до общего, весьма высокого уровня НТВ +, должны молодые ребята, которых взяли на канал по итогам очередного проведенного нами конкурса комментаторов».

О взаимодействии спортсменов и клубов с прессой: «Я не знаю, какая модель такого рода взаимодействия может быть признана идеальной для России. Вот, скажем, всем известно, что футбольный ЦСКА – довольно закрытый для прессы клуб. Получить у его пресс – службы разрешение на подробное интервью с кем – нибудь из игроков среди журналистов считается редкой удачей. С одной стороны, можно говорить, что это несовременно. С другой, особенно учитывая результаты, показываемые ЦСКА, что это -- высокопрофессионально. А вот обратный пример: недавно руководство «Локомотива» запретило своим футболистам отказывать в интервью журналистам. Причем, судя по всему, сделало это от чистого сердца, а не в целях самопиара: иначе вряд ли бы широкая общественность узнала об этой инициативе из уст не высокого локомотивовского начальства, а Денияра Билялетдинова. Вроде бы, такой шаг надо только приветствовать. Но для самих футболистов он может обернуться настоящей каторгой. Журналистов ведь много. И они разные бывают – умные и глупые, хорошие и плохие. И что, ни одному из них ни в чем не откажи?! Так ведь и в футбол некогда поиграть будет. Так что я, наверное, все – таки сказал бы, что для футболистов близок к идеальному порядок, существующий в ведущих западных клубах, где у игроков в контрактах прописано, кому, сколько и каких интервью в течение сезона они обязаны дать, а все остальное остается на их усмотрение.

Если же смотреть с точки зрения спортивных журналистов, то надо признать, что комфортней всего для них рабочее пространство обустроено в НХЛ. Короткие интервью с хоккеистами на тренировках – не проблема, прекрасно технически оборудованные пресс – центры во всех ледовых дворцах, огромное количество справочного материала, статистических распечаток на любом матче. После игры вас встречают улыбчивые пресс – офицеры. Интересуются, с кем из хоккеистов вы хотели бы побеседовать. И – почти сразу же сообщают, где, когда и в течение какого времени вы можете осуществить свое намерение. Особо подчеркну, что вся эта система основана на доверии: пресс – служба доверяет журналистам, журналисты доверяют пресс – службе, и не делают ни малейших попыток подобраться к потенциальным героям своих публикаций какими – либо окольными путями».
 
О качестве телевизионной картинки во время футбольных трансляций: «Для меня эталонной является картинка, сделанная по стандартам Team Marketing, компании, владеющей правами на показ Лиги чемпионов. Я считаю, что во многом именно благодаря этой компании и поддерживаемому ею высочайшему стандарту телевизионных трансляций, Лига и стала тем чрезвычайно успешным коммерческим предприятием, каковым она является в настоящее время. Больше того, эта ее коммерческая состоятельность, была и остается основным препятствием на пути тех, кто хочет заменить Лигу розыгрышем чемпионата G14, турнира, за победу в котором боролись бы исключительно топ – клубы, вышедшие из чемпионатов своих стран.

Тем не менее, если говорить о некоем пике, высшем достижении в области показа, то таковым для меня до сих пор остается чемпионат мира 1998 года во Франции. Таких интересных, таких драматичных ракурсов, такой работы режиссеров я с тех пор не видел. Хотя вообще лучшими в искусстве показа футбола, лучшими в понимании его сути я считаю англичан, а сразу вслед за ними – голландцев. Они умеют читать игру наперед: смотришь иногда, камера показывает скамейку запасных, останавливается на каком – нибудь конкретном футболисте. Почему именно на нем? Бог знает. А минут через пять – семь тренер подзывает именно этого игрока, и именно его выпускает на замену. И как они это угадывают?! Интуиция. Другого объяснения нет.

Нашему показу с западным пока тягаться, мягко говоря, сложно. Судите сами: игры ведущих чемпионатов Европы, не говоря уже о чемпионатах мира, Европы и Лиге чемпионов, сейчас показывают с использованием более чем 30 телекамер. В российской же премьер – лиге матчи московских команд в основном снимают 9 камер. По – моему, лишь однажды 1 – й канал пошел на эксперимент и показал одну из игр 16 камерами. В провинции же ситуация и вовсе плачевная: там до сих пор нередки случаи, когда трансляция осуществляется с помощью 4 камер. И не только уровень технического оснащения там на абсолютно пещерном уровне, то же самое можно сказать и об укомплектованности персоналом. Один пример: три тура назад незадолго до начала одного из матчей в Перми, кто – то ногой случайно выдернул из розетки уложенный вдоль поля кабель, и у нас полетела вся картинка. Наш представитель умоляет представителя местной телекомпании поскорее найти инженера, чтобы все восстановить, а тот отвечает, что инженер у них один, и у него выходной. Это не анекдот. Это жизнь.

Многое, конечно, упирается в деньги. Современная передвижная телевизионная станция, необходимая для производства качественной трансляции, стоит около 1,5 миллиона долларов, из чего само собой вытекает, что такие станции в России есть всего в нескольких городах. Однако дело не только в отсутствии нормальной техники. Дело еще и в отсутствии нормальных стадионов. Согласитесь, какая бы ни была техника, организовать хорошую картинку, например, со стадиона «Родина» в Химках невозможно. Там поле, по которому и просто – то бегать, не рискуя переломать ноги, трудно. Там убогие, обшарпанные, сборно – разборные трибуны, очень подозрительные с точки зрения безопасности. Ну не получается из этого хорошая картинка! Что с этим делать? В принципе я, конечно, согласен с теми, кто предлагает жестко дисквалифицировать стадионы, не соответствующие уровню проводимых на них турниров по безопасности и ряду других критериев. Однако сложность ситуации заключается в том, что стадионов, полностью соответствующих этим критериям, и в Премьер – лиге всего – то два. А что уж говорить про первую и вторую?

Тем не менее, работать над улучшением качества показа необходимо, не дожидаясь пока этому каким – то чудом начнут соответствовать обстоятельства. Я уверен, что в нынешних условиях сделать футбольную картинку прекрасной и восхитительной не удастся. Но я также уверен и в том, что в наших силах сделать ее получше, чем она есть. С этой целью компания НТВ+ посылает в провинциальные командировки своих ассистентов режиссеров, что, как мне кажется, уже положительно сказалось на качестве многих трансляций. Мы стараемся максимально разнообразить свои репортажи: например, по примеру английской Премьер – лиги и других ведущих чемпионатов, начали «выводить» футболистов на поле из подтрибунных помещений. Вся эта работа совершенно необходима. Тем более, что, как я понимаю, со временем руководство нашего канала собирается продавать права на трансляцию российского чемпионата другим странам».
 
О комментаторах и комментариях: «С моей точки зрения, российские спортивные комментаторы работают на достаточно высоком уровне, и уж, по крайней мере, в основном соответствуют тем ожиданиям, которые возлагают на них именно российские болельщики. Они достаточно компетентны в своих суждениях, мобильны, умеют выходить из затруднительных ситуаций. Из по настоящему затруднительных, а не из тех, которые кажутся затруднительными, например, американцам. В качестве примера приведу один случай, свидетелем которому я стал в 2003 году во время шестого финального матча за Кубок Стэнли между «Анахаймом» и «Нью – Джерси». В той игре в составе «Дьяволов» вышел Майкл Рапп, форвард. Правда, в предварительной заявке его не было, а составы команд перед самым матчем почему – то не распечатали – принтер у них там сломался, что ли. Я эту ситуацию воспринял спокойно: я ведь этого Раппа знаю, чего беспокоиться? Да и все его знают: на нем, в конце концов, свитер одет, на спине так и написано: «Рапп», 16 – й номер. Но это только я так думал, а два американских комментатора, причем оба в прошлом из хоккеистов, увидев на льду игрока, который не внесен в заявку, буквально ударились в панику. Видеть надо было, как они без всяких лифтов ломанулись на самый верх, в ложу Лу Ламорелло, генерального менеджера «Нью Джерси». Дескать, кто это, откуда, что нам в микрофон говорить? Ну и, естественно, служба безопасности их оттуда турнула и даже довольно сильно помяла.

Впрочем, я вовсе не хочу сказать, что абсолютно все иностранные комментаторы намного хуже российских. Мне, например, нравится, как комментирует футбол Гэри Линекер. Он блестяще понимает игру, что понятно – все таки долго играл на высочайшем уровне – он остроумен и афористичен.

Не думаю, что правы те, кто считает, что комментаторы прошлых лет однозначно намного выше тех, кто работает сейчас. Взять хотя бы Николая Николаевича Озерова. Он был не только великий комментатор, не только прекрасный артист, но еще и очень умный человек. Конечно, он прекрасно понимал, чего от него ждет публика и талантливо играл советского патриота. Представьте его в этом амплуа сейчас…Я не уверен, что его ждал бы тот же успех, что тогда – в 60 – х и 70 – х. Времена изменились, и публике нужно что – то другое.
 
Впрочем, я отчасти согласен с теми, кто упрекает некоторых современных комментаторов в излишней горячности, стремлении дать оценку тому или иному эпизоду, как следует в нем не разобравшись, даже не дождавшись повтора. С моей точки зрения, это происходит потому, что сейчас у микрофона оказалось много слишком молодых людей. Между тем, я считаю, что до 25 – 27 лет человека к микрофону подпускать не стоит. Просто потому, что он еще слишком неопытен в чисто житейском плане, и в силу этого ему нечего сказать другим людям. Недавно я слышал, как в паре с одним из комментаторов НТВ + на юниорском чемпионате мира по хоккею работал один из наших молодых игроков – Никита Филатов. И поразился: насколько хорошо говорит этот 18 – летний парень -- умно, складно, незаштампованно. Если бы он не был хоккеистом, которому светит гораздо большая, чем комментатору, арплата, я бы сказал начальству: «Его надо брать!» Но если бы меня спросили: «Сразу в эфир?», я бы ответил: «Нет, сначала тренироваться».
Все новости >