Новости
28 апреля 2007

На новые ворота

Спортивный директор футбольного клуба «Спартак» (Москва) Станислав Черчесов провел занятие для слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта» Государственного университета управления
 
С незапамятных времен на базе в «Тарасовке» хранилась видеокассета. Матч «Реала» со «Спаратком». 1991 год, Мадрид. «Сантьяго Бернабеу». Четвертьфинал Кубка чемпионов. Под 80 тысяч зрителей. Счет 3: 1 в пользу наших. Станислав Черчесов, игравший в том матче в воротах московского клуба, несколько раз эту кассету пересматривал, но – без звука. Все равно непонятно, чего там по – испански говорят. Суть комментария открылась ему только после того, как в «Спартак» тренером – селекционером пришел Дмитрий Попов, сам поигравший в Испании и потому хорошо знающий язык. «Оказывается, -- рассказывает господин Черчесов, -- этот комментатор 90 минут кричал, что нельзя, дескать, весь матч играть на таких скоростях, как «Спартак», и все ждал, когда же мы выдохнемся. А мы и не думали выдыхаться, загнали лучший клуб мира за можай. А спросить, сколько мы за ту игру получили, смешно… По 500 долларов грязными на брата…»
Впрочем, на занятии, проведенном Черчесовым для слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта», речь шла не только и не столько об исторических победах главной команды его жизни. В нынешнем «Спартаке» Станислав занимает должность спортивного директора. И поэтому как мало кто другой умеет рассказать обо всех особенностях внутренней жизни самого титулованного футбольного клуба в российской истории.
 
Справка: Станислав Черчесов. Родился в 1963 году. Воспитанник футбольной школы «Спартак» (Алагир, Северная Осетия). Игровое амплуа: вратарь. Выступал за команды «Спартак» (Орджоникидзе), 1982 – 83, «Спартак» (Москва), 1984 – 87, 1989 – 1993, 1995, 2002 – 03, «Локомотив» (Москва), 1988, «Динамо» (Дрезден, Германия), 1993 – 95, «Тироль» (Инсбрук, Австрия), 1996 – 2002. Играл за сборную СССР/СНГ (10 матчей) и России (39 матчей). Участник чемпионатов мира 1994 и 2002 годов. Участник чемпионата Европы 1996 года. Входил в сборную ФИФА в матче против сборной Америки (1995) и в сборную Европы в матче против сборной Африки (1997). Чемпион СССР (1989). Чемпион России (1992, 1993). Обладатель Кубка СССР/СНГ (1992). Чемпион Австрии (2000, 2001, 2002). Полуфиналист Кубка чемпионов (1990/91) и Кубка кубков (1992/93). Тренировал клубы «Куффштайн» и «Тироль».
                                                                                                                        
О функциях спортивного директора: «Моя задача состоит в том, чтобы максимально разгрузить главного тренера с тем, чтобы он все свое время мог посвящать творческой работе. Я считаю, это правильно. И в бытность свою тренером сам хотел иметь человека, работа которого позволяла бы мне целиком и полностью сосредоточится на моей работе, то есть на тренировочном процессе. Помимо всего прочего это правильно еще и с психологической точки зрения. Помню, в определенный момент моей карьеры в «Спартаке» Романцев совмещал должность тренера с должностью президента клуба, и при этом был главным еще и в сборной. Это накладывало на его взаимоотношения с футболистами оттенок ненужной конфликтности. Допустим, с утра он в качестве президента отказывал кому – то из игроков в заключении контракта на тех условиях, которые тот считал приемлемыми и для себя, и для клуба. А вечером – в качестве тренера, требовал от того же игрока полной отдачи на тренировке. Естественно, что тот про себя мог думать: «Нет, ты подпиши мне сначала контракт, а тогда уж я побегаю». И хотя вслух это, конечно, не высказывалось, но на пользу делу такое положение вещей тоже не шло. А представляете, если этот же футболист еще и в сборной играл?...Так что у нас существует разделение труда. Григорьич (главный тренер «Спартака» Владимир Федотов – RMA) тренирует. А предварительное обсуждение и подписание контрактов, улаживание конфликтов, взыскания, поощрения – это все моя епархия. Так же, как и поиск, покупка и продажа футболистов».

О покупке и продаже футболистов: «Бюджет нашего клуба составляет около 50 миллионов долларов. Причем большую часть этих денег наш собственник достает буквально из своего кармана. Естественно, мы должны вести дело так, чтобы доставать ему не надоело. То есть совершать какие – то супердорогие, не просчитанные покупки мы себе позволить не можем: семь раз отмерь, один отрежь. Вообще, как вы заметили, в последнее время мы много игроков не покупали, больше продавали, в аренду сдавали. Зато заключили долгосрочные контракты со многими молодыми перспективными футболистами – Шишкиным, Дзюбой, Прудниковым, некоторыми другими.

Как купить хорошего футболиста? Ну, сначала надо его разглядеть. У нас в клубе на постоянной основе работают пять тренеров – селекционеров. Плюс еще в регионах есть люди, да и по миру необходимые контакты тоже имеются. Я сам часто езжу на игроков смотреть. В этом деле – главное связи, главное понимать, в какую дверь зайти, с каким человеком иметь дело, а с каким – нет. Например, посодействовать в покупке Плетикосы мне предлагали многие агенты, но я до определенного момента всем отвечал: «Нет, спасибо, он нас не интересует». До тех пор, пока не познакомился с одним человеком и не почувствовал, что вот он – тот, кто мне реально с Плетикосой поможет.

А до этого были переговоры вокруг трансфера Амелии. Они в который раз убедили меня в том, что решающую роль в нашем деле порой может сыграть любая, самая ничтожная на первый взгляд мелочь. Отправляясь на переговоры по поводу этого трансфера, я разузнал, что президент «Ливорно» Спинелли очень любит желтый цвет – все время ходит в желтых куртках, пиджаках. Я тогда тоже купил желтый костюм. И галстук – прямо – таки золотой. И в таком виде отправился к нему. В результате за довольно короткое время мне удалось сбить цену трансфера почти вдвое и договориться с самим Амелией по условиям личного контракта. И хотя потом Спинелли неожиданно дал обратный ход и трансфер так и не состоялся, мне эти переговоры довольно много дали в профессиональном плане. А Амелия, кстати, мне до сих пор иногда звонит.

Будучи тренером, я никогда не брал в команду футболиста, подробно с ним не поговорив, не выяснив, о чем он думает, чем дышит, что он за человек. Того же принципа придерживаюсь и сейчас, работая спортивным директором. А вот на просмотр игрока могу вызвать даже по фотографии. Например, в Австрии у меня был момент, когда мне в команду требовался маленький быстрый форвард. И люди, которых я попросил мне подыскать такого игрока, прислали мне фотографии пяти футболистов. Я на них посмотрел, и выбрал одного. Как потом выяснилось, не ошибся: он заиграл. Просто я сразу увидел его глаза. Они у него были как раз такие, какие и должны быть у маленького быстрого форварда. Хитрые».

О мотивации: «Деньги, конечно, важны. Хорошая зарплата важна. Премиальные тоже важны. И даже очень. Если грубо считать, то доходы футболистов «Спартака» на 65 – 70 процентов состоят из зарплаты, а на 30 – 35 процентов зависят от премиальных. Но, поверьте мне на слово, ни один спортсмен, который хоть чего – то добился, никогда в качестве основной мотивации не имел в виду заработок. Никогда, прыгая за мячом, летящим в девятку, я не думал: «Дай – ка я его поймаю, а то премиальных не заплатят». И в 1996 году на чемпионате Европы, когда на 2 минуте матча с Италией после моей ошибки забил Казераги, мне хотелось сквозь землю провалиться не из – за того, что премиальные под угрозой оказались. А потому, что я буквально кожей чувствовал, куда в этот момент послала меня вся сидящая у телевизоров страна…В общем, я хочу сказать, что для хорошего футболиста главной всегда будет оставаться сама игра и жажда по настоящему больших побед, желание быть лучшим. И, конечно, готовность ради этого пахать до седьмого пота. Если это будет, заработки приложатся автоматически. Вот, например, Видич перешел из «Спартака» в «Манчестер». И удержать его мы даже не пытались. Потому что понимали, что шанс заиграть за «Манчестер» это мотивация сама по себе сверхмощная, и если его сейчас не отпустить, то с командами класса «Амкара» и «Томи», при всем к ним уважении, он уже все равно с полной отдачей играть не будет. Это во – первых. А во – вторых, у меня существует такое правило. Если футболист приходит ко мне со словами: «Я хочу уйти», то последнее слово он даже договорить не успевает, я ему сразу отвечаю: «До свидания». Потому что понимаю, что либо он действительно уже что – то решил, и ничего уже не изменить, либо он меня таким образом шантажирует, надеясь, что я начну его удерживать и выполню все, что он ни пожелает.

Возможно, у нынешнего поколения главенство спортивного духа надо всем остальным не так ярко выражено, как у нашего. Я своим молодым игрокам часто говорю: «Вы так много получаете, что забываете зарабатывать». Но все – таки и у них это присутствует. Вот, например, Кавенаги. У нас, как вам известно, он так по – настоящему и не заиграл, и мы его продали. Продали выгодно, даже дороже тех 11,7 миллионов, за которые купили, но сам он согласился уйти из «Спартака» на зарплату примерно на 25 процентов меньшую, лишь бы играть, а не сидеть на лавке. Это к вопросу о деньгах. А если говорить о мотивации, то с тем же Кавенаги у меня была такая история. На последних предсезонных сборах в Турции я с ним буквально столкнулся в гостиничном лифте. Поздоровались, он мне представился, я -- ему. Потом говорю: «Я недавно Эктора Купера видел, -- а мы с ним действительно встречались -- так вот, он просил тебе передать, что ты, видать, забыл, как ворота выглядят». Ничего подобного мне Эктор, конечно, не говорил, просто мне хотелось Кавенаги как – то расшевелить. И знаете, получилось: в тот день он остался на поле после тренировки, чего с ним обычно не случалось. По воротам бил, круги наматывал. Григорьич очень удивлялся. Вообще я про Кавенаги ничего плохого сказать не могу: он нормальный парень, добродушный, безотказный, и футболист действительно очень талантливый. Нормально тренировался. А не заиграл у нас потому, что просто с психологическими проблемами не справился, придавило немного парня, перегорел он. Представьте, что он чувствовал: за него такие деньги отдали, такую зарплату ему положили, и столько всего от него ждут, и не завтра, а сразу, прямо сейчас! А ему всего 20 лет. И чужая страна, и язык чужой. Мне это ощущение знакомо по первому сезону в дрезденском «Динамо»: когда языка не знаешь, часто себя дурак дураком чувствуешь. Не станешь же переводчика за собой всюду таскать. Заходишь в раздевалку, там кто – то смеется. Над чем, непонятно. Может быть, над тобой? Неприятно это.
 
О влиянии агентов на футболистов: «Беда многих агентов заключается в том, что многие из них никогда не играли в футбол, и мало что в нем понимают. С такими людьми говорить трудно. Профессор профессора всегда поймет, с полуслова, и футболист футболиста – тоже. А агентам приходится иногда объяснять какие – то элементарные, само собой разумеющиеся вещи. Но это бы еще полбеды. Плохо другое – то, что агенты зачастую неправильно влияют на футболистов, особенно на молодых. Бывает так, что у игрока дело в команде не идет, а агент ему внушает, что это, мол, не потому, что он что – то не так делает, а потому, что тренер – дурак, и не может его по достоинству оценить. А ведь должно – то быть ровно наоборот. Помню, когда я приехал в дрезденское «Динамо», то у меня поначалу тоже не заладилось: четыре матча – 15 пропущенных мячей. В общем, посадили меня на скамейку, на восемь игр. И мой менеджер мне сказал: «Станислав, ты должен работать, и доказать, что ты – лучший». И я доказал. А если бы он мне стал про тренера – дурака рассказывать, может, дело и по – другому бы закончилось. Без преувеличения могу сказать: из – за такого влияния со стороны агентов многие подающие надежды футболисты буквально гибнут для профессии».

О воспитании спартаковского духа у легионеров:«Недавно я попросил нашего оператора сделать специально для легионеров DVD с записями фрагментов игр прежних поколений «Спартака». Я считаю, это полезно. Это способно поднять в глазах легионеров авторитет тренеров. Павлюченко, Дзюба, Прудников и так отлично знают, кто такой, например, Родионов. А, скажем, Квинси про него как про игрока ничего толком не слышал. А вот когда он посмотрит эту запись, увидит, как Родионов в 18 лет за сборную вышел, и в первой же своей игре забил, вот тогда он к нему, наверное, относится будет с большим уважением, и к его указаниям на тренировках будет прислушиваться повнимательнее. Да и гордость появится за клуб, в котором, оказывается, играли такие великие футболисты, а теперь вот и он сам играет. Я, кстати, замечаю, что в последнее время наши легионеры как – то больше интересуются жизнью команды. Тот же Квинси на днях подошел ко мне, говорит: «Мистер, можно мне учительницу русского языка найти?» Отрадный факт, тем более, что мы в «Спартаке» придерживаемся той точки зрения, что несмотря на все современные веяния, костяк команды все – таки должен быть русскоязычным. С нынешним своим составом мы эту концепцию выдерживаем. Теперь вот еще Квинси язык выучит. А Плетикоса, Ковалевски – они для меня и так не легионеры. У них с русским проблем нет».
Все новости >