Новости
02 июля 2007

Куда мы катимся

Трехкратная Олимпийская чемпионка по фигурному катанию Ирина Роднина провела занятие для слушателей специализации "Менеджмент в игровых видах спорта"

"Подайте трехкратной Олимпийской чемпионке на проведение детских соревнований". Председатель Центрального совета Всероссийского добровольного общества "Спортивная Россия" Ирина Роднина считает эту фразу унизительной, но пользуется ею довольно часто, ведь подают же. Вот недавно удалось договориться с "Единой Россией" о том, что она в ближайшие 3 года поспособствует проведению семи массовых детских турниров. Развитие в стране детских физкультуры и спорта Роднина считает совершенно первоочередной и притом абсолютно политической задачей, от выполнения которой зависит не только здоровье, но и сама  жизнь нации, вернее – ее выживание. Тем, кто предпочитает не задумываться о таких в общем – то абстрактных материях, она приводит сухую и вполне конкретную статистику: пребывание одного ребенка в спортивной школе обходится государству в 6 – 8 тысяч рублей в год, пребывание одного ребенка в тюрьме – в 130 – 150 тысяч. Впрочем, на занятии, которое Ирина Роднина провела для слушателей ГУУ, речь шла не только о проблемах детского спорта. И это понятно, ведь сама она всегда олицетворяла и продолжает олицетворять собой прежде всего большой спорт. Очень большой. Больше не бывает.

Справка: Роднина Ирина Константиновна. Родилась в 1949 году. Окончила спортивную школу ЦСКА и Государственный институт физической культуры. Заслуженный мастер спорта. Трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира. одиннадцатикратная чемпионка Европы в парном фигурном катании на коньках . Работала тренером Международного центра фигурного катания в Лейк – Эрроухед (США), подготовила чемпионов мира в парном катании Радку Коваржикову и Рене Новотны (Чехия). Награждена орденами Ленина, Трудового Красного знамени, "За заслуги перед Отечеством" III степени. Автор книги "Негладкий лед". В настоящее время член Президентского совета по физической культуре и спорту, председатель Центрального совета Всероссийского добровольного общества "Спортивная Россия", президент общественной академии спортивных достижений "Слава", руководитель проекта собственного ледового центра.

"Two beer, please". Ирина Роднина об управленческих проблемах российского спорта: "Эти проблемы огромны, трудно разрешимы и относятся ко всем уровням спортивной структур страны. Основная причина, на мой взгляд, состоит в том, что у руководства российского спорта до сих пор находятся чиновники советской еще закалки, с советским складом ума. Я не хочу сказать, что все они плохие люди, но они абсолютно чужды всему новому, они привыкли работать числом, а не умением, и они, что в общем – то естественно, не хотят уходить со своих мест и уступать дорогу молодым управленцам с современными взглядами. Информация к размышлению: в штате Национального олимпийского комитета США работают 22 человека, в штате Национального Олимпийского комитета России – 160 человек. При этом 60 процентов средств, выделяемых нашему НОК, как явствует из его же отчета, он тратит на "организацию собственной работы". Качество этой работы можно оценивать по разному, но, уверяю вас, что в тех медалях, которые наши спортсмены и тренеры завоевывают на олимпийских турнирах, особой заслуги спортивных чиновников нет. Когда же чиновникам представляется возможность проявить себя в качестве защитников интересов российских спортсменов – то есть в том деле, которое им и поручено – они, как правило, оказываются бессильны. Вспомните хотя бы один конфликт, связанный с судейством на международном уровне, хотя бы один допинговый скандал, который нашим чиновникам удалось разрешить в пользу наших спортсменов. Да не было таких случаев! И дело здесь не в том, что чиновники не хотят. Они элементарно не могут. Потому что, не будучи толковым юристом, национальный интерес в таких делах отстоять невозможно. А они не юристы. Потому что через переводчика такие конфликты не разрешить. А большинство членов нашего Олимпийского комитета не говорят ни на каких языках, кроме русского, и то же самое можно сказать о людях, представляющих Россию в международных федерациях различных видов спорта. Все, что они могут сказать по английски, это: "Two beer, please". Неудивительно, что мы утратили всякий авторитет в мире: все ключевые вопросы – о внесении изменений в правила соревнований, о регламенте различных турниров – там решают без нас. И это вовсе не потому, что они, как многие полагают, "нас не любят". Нет, они просто не могут нас понять, а мы в силу только что перечисленных причин – не можем внятно объясниться.

Не лучше обстоят дела и в национальных федерациях видов спорта. Здесь, на мой взгляд, главная проблема состоит в том, что, в отличие от большинства стран мира, российские спортивные федерации финансируются из государственного бюджета, хотя формально, так же, кстати, как и Олимпийский комитет, являются общественными организациями. На содержание каждой федерации выделяется примерно 1, 5 миллиона долларов в год. Однако когда представители Федерального агентства по физической культуре и спорту делают попытки получить отчет о том, как тратятся эти деньги, то в ответ, как правило, слышат: "В соответствие с российским законодательством, государство не имеет права вмешиваться в деятельность общественных организаций". То есть получается, что федерации неподконтрольны вообще никому.

А ведь вопрос о контроле, вопрос "на что тратятся деньги?" в данном случае не праздный. Это вопрос уровня нашего спорта и его достижений. Судите сами: сейчас тренеры калибра Татьяны Тарасовой, Тамары Москвиной, Елены Чайковской – то есть те, кому зарплату платит именно федерация – получают по 12 тысяч рублей в месяц. Что же тогда говорить о тренерах детско – юношеских спортивных школ (их средний возраст, к слову, сейчас составляет 52 – 53 года, поскольку более молодые люди на такую нищенскую зарплату не идут)! Что говорить об уровне тех тренеров по фигурному катанию, которые сейчас занимаются с детскими группами, когда подавляющее большинство из них именно в силу своего уровня ни разу не участвовали даже в чемпионатах России! Между тем, именно эти тренеры должны закладывать основу, давать ребенку то, что называется "школой": в технике скольжения, в прыжковой подготовке. От того, как они научат ребенка, зависит очень многое. Но научить хорошо эти тренеры в принципе не могут. Да и стремятся они не к тому, чтобы научить, а к тому, чтобы хоть как – то заработать на жизнь (и кто их за это осудит?!). И лишнюю минуту уделяют не самым талантливым детям, а тем, чьи родители готовы за эту лишнюю минуту доплатить непосредственно в карман тренеру.

В итоге мы имеем провал. Я, конечно, далека от мысли объяснять его только несовершенством организации работы наших спортивных федераций – в конечном итоге, все нынешние проблемы уходят корнями в конец 80 – х - начало 90 – х годов прошлого века, когда разваливался Советский Союз и вместе с ним разваливалась создававшаяся десятилетиями система подготовки спортсменов. Но факт остается фактом: сейчас мы возвратились на уровень 1964 года. В том году на зимней Олимпиаде в Инсбруке сборная СССР по фигурному катанию была представлена всего двумя спортсменами - одиночниками, одной парой и одним танцевальным дуэтом. На Олимпиаду 2010 года в Ванкувере мы, по всей видимости, отправимся в таком же составе – больше отправить просто некого, не подготовили мы фигуристов того уровня, который достаточен для борьбы за медали и который не стыдно продемонстрировать на Олимпиаде.

Рецепт оздоровления ситуации, если мы говорим о спортивных федерациях, видится мне в том, чтобы организовать их работу по образцу, эффективно действующему, например, в США. Там федерации живут не на государственный счет, а на взносы спортивных клубов, которые эти федерации и образуют. Соответственно, руководство федераций выбирается руководством спортивных клубов, подотчетно спортивным клубам и волей неволей вынуждено представлять и защищать интересы спортивных клубов и спортсменов, а не свои собственные. С Америки бы я брала пример и в организации работы различных спортивных центров, лагерей и школ. Я знаю о чем говорю, поскольку в течение нескольких лет работала тренером в Международном центре фигурного катания в Лейк Эрроухед. В 1990 году я стала вторым российским спортсменом после Вячеслава Фетисова, который покинул СССР, заключив личный контракт в США".

"Каждый квадратный метр должен приносить квадратный рубль". Ирина Роднина об организации работы спортивных центров в США…: "Я буду говорить о фигурном катании, как наиболее близком мне виде спорта, но в принципе все, что я расскажу об Америке, можно отнести и ко всем прочим видам. Итак, самым первым моим впечатлением после приезда в США было то, что каждый урок, который я как тренер проводила со своими учениками, по плану продолжался 20 минут. В Советском союзе мы к такому не привыкли – ну что, в самом деле, можно сделать за такое короткое время?! Поэтому я поначалу продлевала свои уроки, естественно, не беря за это никакой дополнительной платы. Однако очень скоро кто – то из руководства Центра сказал мне: "Ты, конечно, можешь делать так и дальше, но имей в виду, что таким образом ты понижаешь и свой собственный рейтинг, и рейтинг Центра". Это вообще основополагающий принцип их профессиональной этики: "Каждый труд должен быть достойно оплачен". И, конечно, никому и в голову там не придет, что спортивные центры могут быть убыточными. Наоборот, они должны приносить прибыль. И они ее приносят.

Все, кто занимался в Лейк Эрроухед, платили за эти занятия по полной программе. За абонемент – плати. За дополнительные тренировки, если они тебе нужны – плати. За сдачу тестов, без которых тебя не допустят к соревнованиям, -- плати. За отработку обязательной программы и показательного выступления – за все плати. При этом спортсменов, ориентированных на высшие достижения, тех, кто собирался участвовать в Олимпиадах и чемпионатах мира, в Центре было не больше 2 процентов. А основную массу составляли дети и подростки, причем вовсе не крепкие здоровьем и зачастую с серьезными психологическими проблемами. Алкоголики и наркоманы в стадии реабилитации, астматики, дети, чьи родители затеяли бракоразводный процесс. Плюс отдельные группы для пожилых людей – они, правда, из своего кармана платили немного, основные суммы за них вносил пенсионный фонд. Главная задача администрации центра в работе с этими очень разными людьми состояла в том, чтобы постоянно предлагать им что – то новое и стимулировать к продолжению занятий даже тех, кто уже очевидно достиг своего потолка и выйти на новый уровень не мог даже теоретически.

Администрация с этой задачей справлялась. Несмотря на то, что занятия в Центре стоили довольно дорого, лед в Лейк Эрроухед был расписан буквально по минутам и ни минуты не пустовал. Первая тренировка начиналась в пять утра, последняя завершалась в десять вечера, а с десяти до двух ночи продолжались дополнительные занятия. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что заслуга в таком интересе населения к спорту принадлежит не только администрации Центра в Лейк Эрроухед. Америка вообще такая страна, где занятия спортом активно поощряются, в том числе и материально, а даже самые скромные спортивные достижения сулят человеку их добившемуся существенные льготы. К примеру, вам достаточно стать всего лишь участником чемпионата США по фигурному катанию, чтобы получить грант на обучение в университете, при том, что высшее образование в США очень дорогое – от 30 до 50 тысяч долларов в год. Занимающийся спортом может рассчитывать на гораздо более выгодные условия медицинской страховки, и так далее, и тому подобное".

… и в России: "Увы, в нашей стране пока ничего подобного не наблюдается. И одна из главных причин этого – опять–таки отсутствие грамотных менеджеров. В нашей стране принята программа, в соответствие с которой до 2015 года в регионах должно быть построено 4 тысячи различных спортивных сооружений, рассчитанных не только на нужды спорта высших достижений, но и на массового посетителя. Вопрос в том, кто будет управлять этими сооружениями, кто организует их грамотную эксплуатацию, кто сделает их прибыльными? (Ведь пока подавляющее большинство спортивных сооружений России функционируют себе в убыток. Устойчивую прибыль своим хозяевам приносят только фитнесс – и теннисные клубы). Новых управленческих кадров катастрофически не хватает, на отставных полковников, которые зачастую руководили стадионами и спортивными базами при Советской власти – надежды никакой.

К тому же у меня есть сомнения, что эти сооружения будут построены так, что их можно будет грамотно эксплуатировать. На эту мысль меня навел проект моего собственного ледового центра, разработанный "Моспроектом – 2", получивший кучу всевозможных архитектурных премий и начисто мною зарубленный. Не буду сейчас долго объяснять, почему, скажу лишь, что "комната для заливщика льда" в проекте предусматривалась такой величины, что там вполне можно было играть свадьбы. Огромное, обреченное бесполезно пустовать помещение. Судя по всему, те, кто разрабатывал проект, не понимали (хотя должны были бы), что современный спорт это бизнес, что эксплуатация спортивного сооружения – это бизнес, что все в этом сооружении должно быть логично и функционально, а каждый квадратный метр должен приносить квадратный рубль. Без осознания этого простого факта мы вряд ли чего – то добьемся".
Все новости >