Новости
20 сентября 2007

Агентское счастье

Лекция спортивного директора футбольного клуба "Зенит" Константина Сарсания для слушателей специализации «Менеджмент в игровых видах спорта»
 
15 сентября известный в недавнем прошлом футбольный агент, а ныне спортивный директор футбольного клуба "Зенит" (Санкт - Петербург) Константин Сарсания посетил Государственный университет управления и прочел лекцию для слушателей программы профессиональной переподготовки "Менеджмент в игровых видах спорта". Ниже мы приводим наиболее интересные фрагменты его выступления.
 
Справка: Константин Сарсания. Родился в 1968 году. Воспитанник спортивной детско - юношеской школы Олимпийского резерва «Динамо». Выступал за футбольные клубы: «Динамо» (Москва), «Факел» (Воронеж), «Спартак» (Владикавказ), «Асмарал» (Москва), Lеns и Dunkerk (Франция). По окончании карьеры игрока работал менеджером футбольного клуба «Алания» (Владикавказ). С 1994 года - профессиональный футбольный агент. С 1998 года - лицензированный агент ФИФА. Работает главным тренером футбольного клуба «Спортакадемклуб» (Москва). С июля 2006 года - спортивный директор футбольного клуба «Зенит» (Санкт - Петербург).
 
Константин Сарсания о кажущейся легкости профессии футбольного агента: «Многим профессия футбольного агента кажется легкой и прибыльной, не требующей особых вложений. Со стороны кажется, что нет ничего проще, как найти молодого, перспективного, не ангажированного никем футболиста, взять над ним шефство, а потом продавать и перепродавать его по клубам и стричь купоны. Наверное поэтому, когда я начинал свою карьеру на этом поприще - а было это в начале 90 - х годов - в агенты пытались переквалифицироваться все, кому не лень: я, например, знал одного торговца бананами, тот тоже мечтал попробовать себя в этом деле. Впрочем, могу ответственно заявить, что кажущаяся легкость этой профессии абсолютно обманчива. Потому, что агент должен досконально знать рынок, на котором он работает, и быть лично знакомым едва ли не со всеми его игроками, а рынок этот - даже если мы говорим только о России -- весьма обширен (вот почему начинающим агентам я советовал бы осваивать профессию не в одиночку, а устроившись в какое - нибудь агентство). Потому что основная задача агента, если он ее, конечно, правильно понимает, состоит в том, чтобы обеспечивать карьерный рост игрока и его финансовое благополучие. А это -- сложно. Потому, что агент - это посредник между игроком и, как правило, двумя клубами - тем, который хочет его продать и тем, что хочет его купить. Ему нужно устроить дело так, чтобы условия перехода удовлетворили все четыре стороны, включая его самого. А договариваться - всегда нелегко. Потому, наконец, что для того, чтобы совместная деятельность агента и футболиста была выгодна для них обоих, между ними должно установиться абсолютное доверие друг к другу. Добиться этого очень трудно. Особенно если футболист совсем молодой и устанавливать доверительные отношения надо не только с ним, но и с его родителями. Кстати, по поводу доверия. Когда я сам работал агентом, я почти никогда не имел со своими игроками официально подписанных контрактов. Потому, что с одной стороны, двум доверяющим друг другу людям такой контракт ни к чему, вполне достаточно устной договоренности. А во - вторых, потому, что в России с ее, мягко говоря, несовершенным законодательством в области спорта, этот контракт все равно не имеет почти никакой юридической силы и игроку ничего не стоит разорвать его с минимальными для себя финансовыми потерями.
 
Еще один важный момент: агент должен быть умным и не должен быть жадным. Не надо брать проценты с зарплаты футболиста, только - только начавшего выступления за дубль и зарабатывающего совсем еще невеликие деньги. Вы получили свое с клуба за подписание контракта, и пока хватит. А то иногда приходится слышать, что наши агенты требуют для себя по 100 - 200 долларов с мальчишек, получающих по тысяче - две долларов в месяц. Это, на мой взгляд, глупо, недальновидно и, уж во всяком случае, никак не способствует укреплению доверия, о котором мы говорили чуть раньше. Я считаю, что начинать договариваться с игроком об отчислении процентов с заработной платы можно (и нужно) не раньше, чем ее сумма достигнет 100 тысяч долларов в год.
 
Впрочем, не стоит впадать и в другую крайность. Зачастую бывает так, что агент, присмотрев перспективного мальчишку, еще не имеющего профессионального контракта, начинает всячески его баловать и сам приплачивает ему энные суммы, чтобы <привязать> игрока к себе. Это тоже неправильно. Потому, что многие такие мальчишки быстро дуреют от шальных денег, начинают мнить себя состоявшимися звездами, перестают пахать на тренировках и, соответственно, прогрессировать. А когда дело доходит - таки до подписания контракта и в дубле какого - нибудь клуба им предлагают на первое время те же 1- 2 тысячи, для них «это - уже не деньги». Никто из них при этом даже не думает о том, что, например, в чемпионатах Словакии, Польши или Чехии именно за такое жалованье играют многие вполне сложившиеся футболисты, игроки основных составов своих клубов. В общем, я хочу сказать, что помимо всего прочего агент должен быть для своего игрока еще и воспитателем. Он должен постоянно внушать ему, что только постоянный труд на тренировках может помочь ему достигнуть вершин профессии, что нет ничего зазорного в том, чтобы начинать с малого, потому что малое при должном отношении к делу почти наверняка превратиться в большое. Увы, это тоже очень нелегко. Приходится констатировать, что у многих современных футболистов есть проблемы с характером. Причем до такой степени, что, заключив приличный контракт, некоторые из них перестают вообще к чему - либо стремится и готовы просто сидеть на лавке. Вы понимаете, им все равно, играть или не играть: Вот это действительно плохо».
 
Константин Сарсания о планировании карьеры футболиста: «Есть еще одна вещь, которую просто обязан уметь делать хороший футбольный агент - он должен планировать карьеру своего подопечного. Осознавать его потенциальный уровень. Четко понимать, на каком этапе своей карьеры тот находится. Представлять, в каком клубе и когда тот должен оказаться, а в каком - не должен оказаться никогда и ни при каких обстоятельствах. Например, если молодой игрок объективно созрел для того, чтобы выступать в основном составе, но в его клубе этого места не находится, поскольку оно занято более опытным и не менее классным футболистом, агент может договориться, скажем, об аренде. Впрочем, и это сделать очень нелегко. Приведу вам пример Ильи Максимова. Очень талантливый игрок, но времени на поле, игровой практики в «Зените» у него нет. При этом парня хотели бы видеть у себя «Локомотив» и «Москва». Но «Зенит», по крайней мере в этом сезоне, Максимова не отпустил. Потому, что зачем же усиливать конкурентов?»
 
Константин Сарсания об опасностях, подстерегающих футбольного агента, работающего в России: «Те вещи, о которых я сейчас скажу, они в большей степени уже остались в прошлом, в 90 - х годах, хотя рецидивы случаются до сих пор. Я имею в виду то, что специфика России такова, что за отечественными игроками, особенно очень молодыми, помимо агентов иногда стоят, скажем так, криминальные элементы. Юридически эти люди не имеют на игроков никаких прав, просто они им, как правило, когда - то «помогли». Родителям талантливого мальчишки денег подкинули, в какой - нибудь институт его пристроили. И все, на этом основании они уже считают этого мальчишку «своим» и, как только дело доходит до подписания им профессиональных контрактов, требуют свои проценты. Повторюсь, юридически эти люди не имеют к футболистам никакого отношения. И поэтому многие агенты полагают, что с ними можно вовсе не считаться. Однако, бывает, что в реальной жизни пренебрежительное отношение к подобным требованиям заканчивается трагедией. Все вы помните убийство Юрия Тишкова. Я, конечно, не хочу сказать, что в том случае все развивалось точно по обрисованной мною схеме, но факт остается фактом: Тишков был футбольным агентом, очень неплохим, стремящимся действовать исключительно по закону. И его убили. Поэтому в случае если у вас, не дай Бог, случится такая ситуация, то лучше договориться. Футбольный агент вообще должен уметь договариваться с самыми разными людьми.
 
Кстати, последним делом такого рода был сорвавшийся трансфер Савина из «Амкара» в ЦСКА. Насколько мне известно, руководители команд, агент футболиста, сам игрок обо всем договорились. Савин, как вам известно, уже тренировался с армейцами. Но в последний момент на сцену из - за кулис вышли некие люди и предложили дать им определенную сумму денег. И тогда Евгений Гинер закрыл вопрос».
 
Константин Сарсания о недостатках в управлении российскими футбольными
клубами и стратегии развития "Зенита" до 2012 года: «Я считаю, что лучшим российским клубом с точки зрения менеджмента в последние пять лет безоговорочно является ПФК ЦСКА. Евгений Гинер очень грамотно вкладывает деньги свои и своих партнеров. Причем в первую очередь я говорю не о покупке игроков, хотя армейская селекция, конечно, выглядит очень убедительно. Я говорю именно о клубном строительстве. Посмотрите: за пять лет ЦСКА фактически с нуля создал прекрасную детско – юношескую школу, выкупил землю, на которой находится база в Ватутинках и превратил эту базу в одну из лучших в России, получил в собственность стадион «Октябрь», на котором сейчас играет дубль. Наконец, начато строительство клубного стадиона для главной команды. Подобными успехами не может похвастаться больше ни один российский футбольный клуб. В том числе, увы, и «Зенит». Да, сейчас мы обладаем самым большим в стране бюджетом, но пока этим все и ограничивается: кроме главной команды, ее тренерского штаба и офиса на Галерной улице у нас по существу ничего нет. Даже детско – юношеские школы «Зенит» и «Смена» -- «Зениту» не принадлежат.
 
Исправить это положение вещей призвана недавно принятая советом директоров «Зенита» стратегия развития клуба на период до 2012 года. Она подразумевает, что к концу 2008 года у команды должна появиться собственная суперсовременная база, часть которой будет отдана под нужды детско – юношеской школы, а к 2009 году -- собственный стадион, «Газпром – арена» на 62 тысячи мест. В стратегии очерчены и задачи, которые ставятся перед основным и дублирующим составом команды. Например, дубль должен готовить не меньше одного – двух игроков для основного состава в год. А главная команда – в этом и следующем сезоне добиться попадания в Лигу Чемпионов, постараться преодолеть групповой этап этого турнира, а в случае неудачи – продвинуться как можно дальше в Кубке УЕФА. Разумеется, «Зенит» ориентирован и на победы в Кубке России».
 
Константин Сарсания о доходных статьях бюджета «Зенита»: «Понятно, что львиную долю бюджета клуба покрывается за счет инвестиций «Газпрома» и его дочерних компаний. Впрочем, с появлением у «Зенита» собственного стадиона мы намерены существенно пополнить его за счет продажи билетов – команда в городе одна, она очень популярна и, по нашим прогнозам, на каждом матче на «Газпром – Арене» должно собираться никак не меньше 40 тысяч зрителей. Что касается продажи прав на телетрансляции матчей, то вряд ли в обозримом будущем эта статья сможет приносить нам адекватный современным футбольным реалиям доход. В Англии или Италии даже клубы из подвала таблицы высших дивизионов имеют на этом миллионов по 15 в год. Но у России, как вы знаете, своя специфика, так что «Зенит» в нынешнем сезоне получил от продажи прав на телепоказ всего около миллиона долларов.
 
Значительно большие доходы мы планируем извлекать от продаж футболистов. Покупать молодых перспективных игроков, доводить их, что называется, до ума и затем продавать за гораздо большие деньги, чем они обошлись нам при покупке: это нормальная европейская практика, так живут очень многие клубы. Могу привести вам такой пример: в свое время мы приобрели Мартина Шкртела за 800 тысяч долларов. А сейчас у нас есть предложение от «Ливерпуля» о его покупке за 9 миллионов евро».
 
Константин Сарсания о тренерских принципах Дика Адвокта и системе премирования футболистов: «Дик хороший человек, компанейский такой, с хорошим чувством юмора. Но это не главное. Главное, он – типичный европейский тренер. В том смысле, что его интересует только то, как футболист выглядит на поле – во время игр и тренировок, и больше ничего: ни то, как он отдыхает и развлекается, ни то, как ведет себя в быту. Причем интересует его то, как футболист выглядит сейчас, в настоящий момент, а не то, как он выглядел когда – то. Из – за этого, собственно, у Дика не очень сложились отношения с Кержаковым. Саша в момент прихода Адвоката был не в лучшей форме, но все равно постоянно ходил к Дику и справлялся у него, почему тот не ставит его в состав. Смысл его речей был примерно такой: «Вы, может быть, не знаете, но я тут звезда». На что Дик отвечал следующее: «Да, я знаю, что ты классный футболист, я записи твоей игры видел, но ты мне сейчас эту игру покажи». Потом был момент, когда «Зенит» должен был лететь во Владивосток, на игру с «Лучом», а Кержаков летать боится. И вот перед самым вылетом он пожаловался на то, что у него болит нога, и команда улетела без него. Там выиграли, и потом, когда Кержаков снова пришел к Адвокату и попросил поставить его в основу на следующую игру, тот ответил: «Мы без тебя во Владивостоке победили, а победный состав не меняют». Чем все это закончилось, всем известно…. А к чему я об этом рассказываю? Опять – таки к тому, что агенты должны по мере сил воспитывать своих игроков, приучать их к мысли о том, что если в их карьере в определенный момент что – то не складывается, то причину надо искать прежде всего в себе, а не в тренерах или в ком – то или чем – то еще. К сожалению, агенты далеко не всегда ведут себя именно так. Например, мне известно, что агент Анюкова, когда тот перестал попадать в основу, вместо того, чтобы настраивать его на более серьезную работу на тренировках, напротив, стал убеждать его, что футболист – то он отличный, только в этой команде его не могут по достоинству оценить. Ну да это, дескать, не беда, мы тебе сейчас другой клуб найдем, не хуже этого. Или Погребняк. У него, как известно, тоже были проблемы с попаданием в состав. Он обижался, переживал. Однажды сказал мне: «Все, надо мне из «Зенита» уходить». А я ему ответил: «Паша, ну, допустим, уйдешь ты, допустим, купит тебя даже «Арсенал». Но там ведь у них четыре нападающих, и все классные. Вот не станешь ты и там в состав проходить, может же такое случится, и что тогда, опять уходить? Так ведь ты ведь все время на лавке и просидишь. И он меня, кажется, правильно понял.
 
По поводу премиальных за победы – у нас их, опять – таки по настоянию Адвоката, получают все 18 игроков попавших в заявку на матч, причем все – одинаковые, независимо от того, кто вышел в основе, кто – на замену, а кто так и остался на лавке. Дик считает, что такое положение вещей сплачивает команду, заставляет всех ее членов стремится к победе в каждом конкретном матче и максимально ответственно к нему готовится. Я считаю -- это правильно. А то доводилось своими глазами видеть такие команды, где запасные ни голам, ни победам своей команды даже и не радовались. А у нас помимо игроков премиальные получают и сотрудники клуба, причастные к подготовке команды: тренеры, например, в том же размере, что и футболисты, врачи – 20 процентов от этой суммы, администраторы – 10 процентов».
 
Константин Сарсания о трансфере Тимощука: «Я не понимаю, почему вокруг этого перехода столько шума. Тимощука очень хотел видеть в команде Дик Адвокат. Потому, что Тимощук – действительно классный игрок: он способен совершать и совершает огромный объем работы, он мобилен, у него хороший удар. Кроме того, у него очень сильный характер, у него психология лидера, победителя. Ему не потребовалось времени на адаптацию в российском чемпионате. Он, наконец, владеет и русским, и английским языками, что для отечественного клуба, возглавляемого иностранцем, согласитесь, очень важно. Так что он стоит тех денег, что за него заплатили. Кстати, вскоре после того, как он заиграл за «Зенит», президент «Шахтера» Ринат Ахметов в разговоре со мной сказал буквально следующее: «Костя, ты даже не думай, что вы за Тимощука переплатили. Вы его, считайте, даром взяли. Потому что у победы цены нет». А чтобы вы все окончательно поняли по поводу истинной ценности Тимощука, добавлю еще вот что: накануне старта нынешней Лиги Чемпионов «Шахтер» хотел его вернуть. Сказали: «Давайте мы вам за него символически на 2 миллиона больше заплатим, чем вы его у нас брали». Но мы ответили: «Нет, невозможно».
Все новости >