Новости
01 февраля 2011

Bad Boys Blue: "Russia In Our Hearts..."

30 января в Москве прошла пресс-конференция и автограф-сессия икон евродиско Bad Boys Blue, организованная CD Land и RMA по случаю релиза российского издания их нового альбома "25". На вопросы журналистов и студентов факультета "Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений" RMA ответили солисты группы Джон МакИнерни и Карлос Феррейра.

- Расскажите немного о последней пластинке.

Джон МакИнерни: Ну, что сказать. Она называется "25", и этим, в общем, все сказано. Два CD и DVD. На них собраны практически все наши хиты, записанные за 25 лет существования группы. Некоторые представлены в оригинальном звучании, но очень многие – в переработке, в новых аранжировках. На Западе альбом вышел в конце прошлого года, сейчас мы представляем российское издание – спасибо за сотрудничество компании CD Land. Очень надеюсь, что пластинка будет хорошо продаваться не только в Москве и Петербурге, но и по всей России. Мы знаем, что у нас здесь много, очень много фанатов.

- Вы сказали, что пластинка содержит много старого материала в новой обработке. Считаете, что оригинальные варианты уже неактуальны?

Джон МакИнерни: Нет, не то, чтобы совсем не актуальны. Просто с тех пор, как многие из них были записаны, прошло четверть века. Мы стали взрослее. Подросло новое поколение фанатов. Естественно, звучание середины восьмидесятых им кажется несколько архаичным. Ну, вот мы и сделали его более современным.

- А почему вы не играете в России концертов в поддержку нового альбома?

Джон МакИнерни: Вы знаете, завтра вечером мы улетаем из Москвы. И после этого собираемся пару недель отдохнуть. А вот потом, когда отдохнем, мы поразмыслим над такой возможностью. И, вероятно, через шесть-восемь недель вернемся и действительно сыграем концерт, и может быть даже не один.

- Вот вам уже не по двадцать лет, а в вас столько энергии. Откуда вы ее черпаете?

Карлос Феррейра: Я родился с большим запасом энергии, ее трудно вот так взять и всю сразу растратить. Ну а потом я активно занимаюсь спортом. Люблю баскетбол. Через день хожу в тренажерный зал. А бегаю так вообще каждый день. Не меньше, чем по десять километров.

Джон МакИнерни: Я, увы, про себя такого сказать не могу. У меня дочери 14 лет и все свое свободное время я посвящаю исключительно ей. Может быть, года через три – четыре, когда она подрастет, я присоединюсь к Карлосу в его занятиях.

- Двадцать пять лет вместе. Это, наверное, утомительно. Вы не устали друг от друга?

Джон МакИнерни: Устали, еще как устали. Но что поделаешь. Шучу, шучу...

Карлос Ферейра: Мы – семья. И этим все сказано. Конечно, как во всякой семье у нас бывают конфликты, даже ссоры, но в конце концов мы всегда находим общий язык. А в вашей семье что, все всегда гладко?

- И сколько вы еще собираетесь продолжать?

Карлос Ферейра: Ну, лет пятьдесят еще точно.

Джон МакИнерни: Вы знаете, мы столько лет выступаем, что, наверное, уже заслужили право не загадывать ничего дальше ближайшего концерта. Но думаю все-таки, что несколько недель у нас впереди еще есть. Или месяцев. Или лет.

- Когда вы только начинали, какую музыку вы слушали, кто вам нравился, кто, может быть, оказал на вас влияние? И на каких исполнителей вы бы посоветовали обратить внимание сейчас?

Джон МакИнерни: Ну, мне сложно выделить каких-то конкретных исполнителей. Музыка это ведь океан, это космос... Я слушаю любую музыку, совершенно разную. Классику, кантри энд вестерн, джаз, блюз, рок'н'ролл. Мы очень в этом отношении всеядны, открыты любым течениям и стилям. В общем, я хочу сказать, что совершенно неважно, к какому формально направлению относится музыка. Главное, чтобы она была хорошая.

- Хорошо, поставим вопрос так: какую песню вы напеваете за рулем?

Джон МакИнерни: Я просто обожаю Тома Уйэтса. Что-то из него, бывает, и напеваю.

Карлос Ферейра: А я очень люблю world music. И во время гастролей всегда покупаю народную, фольклорную музыку той страны, где мы находимся.

- Вы в Москве уже не в первый раз.

Джон МакИнерни: Да уж, далеко не в первый. Мы ее хорошо знаем. Кремль, ГУМ, Тверская, Парк Горького.

- Планируете куда-то выбраться во время нынешнего визита? Туда, где еще не бывали?

Джон МакИнерни: Да, вот Карлос собирается сходить в какой-нибудь хороший стейк-хаус.

- А как насчет ночных клубов?

Карлос Феррейра: Знаете, как-то странно отдыхать там же, где ты практически постоянно работаешь.

- Насколько известно, знакомством с Москвой ваш российский опыт не исчерпывается. Может, вспомните какие-нибудь забавные истории, случавшиеся с вами в нашей стране.

Джон МакИнерни: Тут все дело в том, что вы подразумеваете под словом "забавные". Несколько лет назад мы путешествовали с гастролями по Сибири. Два или три дня провели в поезде. Там, в вагоне-ресторане, познакомились с какими-то русскими военными, и пили с ними водку. Вот это было забавно...

Карлос Феррейра: Ну да, мне тоже вспоминается случай, связанный с водкой. Кажется, это было в Новосибирске. В отеле спускаюсь к завтраку. Официант спрашивает: "Что будете пить?". Я отвечаю: "Чай, пожалуйста". "Нет, - говорит, - вы не поняли. Что будете пить?". "Чай", - повторяю. Ну, в общем минут пять мы так беседовали, пока не выяснилось, что он мне предлагает водку. Или виски. На выбор. В девять утра! Джизус Крайст!

Джон МакИнерни: А еще была история в Москве, в гостинице "Россия". Тоже, кажется, в начале 90-х. С нами тогда еще Тревор Тэйлор играл. И вот как-то приходит он к нам в номер в наручниках. И говорит, что его милиция задержала. Но он от них убежал. Еле-еле мы потом с него эти наручники сняли.

- А за что задержали-то?

Джон МакИнерни: А он и сам не понял. Они же ему этого объяснить не могли. Он по-русски не понимает. Но думаю, что ни за что. Так, на всякий случай. А еще мне вспоминается другой эпизод, примерно тех же времен. Тоже в Москве было. Но в другой гостинице, в "Международной". Мы там на стене в номере нарисовали свой автопортрет, всех членов группы. Я вам скажу: мы вообще-то неплохо рисуем, поэтому уровень был довольно-таки высокохудожественный. И вот когда мы уезжали, нам счет за минибар выставили – тысячу долларов, это тогда были просто огромные деньги. Плюс еще какие-то двадцать баксов. Мы спрашиваем: "За что?". Они говорят: "А вы же стену в номере испортили, так вот это на ремонт, чтобы закрасить то, что вы там намалевали". Мы говорим: "Да вы лучше не закрашивайте. Просто в рамку возьмите. И объясняйте постояльцам, что это номер Bad Boys Blue, это вам же реклама". Но они так и не согласились, пришлось им все-таки заплатить. Странные ребята...

- Как вы относитесь к тому, что большая часть ваших записей в России реализуется нелегально, пиратским способом? Вас это огорчает, или вам все равно?

Джон МакИнерни: А что нам огорчаться по поводу того, на что мы никак повлиять не можем? Вот если бы лейблы продавали пластинки по 5 долларов, а не по двадцать пять, так, наверное, и пиратов бы никаких не было.

- Можете рассказать о своих увлечениях, не связанных с музыкой?

Джон МакИнерни: Я люблю читать. Хорошая, интересная книга всегда доставляет мне удовольствие. Еще я небезразличен к политике, всегда слежу за событиями в мире по газетам, по интернету. Ну, вот примерно так. Наверное, это не слишком оригинально, но уж извините: заниматься на досуге расщеплением атома – это не мое.

Карлос Феррейра: А мне нравится писать стихи. Не тексты песен, а именно стихи. Правда, мне сложно судить, насколько они удачны, ведь я никому еще их не показывал. Вот не знаю, может быть скоро все-таки покажу.

- В свое время у вас была песня Russia In My Eyes. Что-нибудь еще о нашей стране написать планируете?

Джон МакИнери: Следующая песня будет называться Russia In My Heart. Но вы нам все какие-то легкие вопросы задаете. Давайте уже что-нибудь посложнее.

- В чем смысл жизни?

Джон МакИнери: "Ответ – сорок два". Кто смотрел "Автостопом по Галактике", тот меня поймет. Так что и этот вопрос сложным назвать нельзя.

Николай КИСЕЛЕВ

Все новости >