Новости
10 января 2008

Именем Гинера

О Гинере мы знаем не так много. Он был лысоват, носил очки. Курил ли он сигары? Возможно, но утверждать не берусь. Гинер правил своим клубом в течение 19 лет, и именно при нем тот впервые отпраздновал победу в национальном первенстве. Когда Гинер умер, в его честь назвали клубный стадион. Правда, потом, много позже, решили вернуть ему историческое прозвище. У Гинера было красивое имя — Луис Казанова. Он был президентом. Президентом футбольного клуба «Валенсия».


Прощание с «Местальей»

Гинер возглавил «Валенсию» вскоре после окончания гражданской войны, в 1940 году, и начал с того, что восстановил разрушенные бомбардировками трибуны «Местальи». «Валенсия» играет здесь и по сей день, но очень скоро играм этим придет конец. Как только в ближайших окрестностях города будет возведен новый стадион, а случится это не позднее лета 2009 года, старую арену сотрут с лица земли. К слову, земля эта, центровая и потому весьма дорогостоящая, теперь уже фактически продана, а вырученные средства вложены в строительство. Пока преемница старой «Местальи» существует только в виде чертежей и эскизов, но даже в таком виде выглядит на свою заранее объявленную стоимость — 300 миллионов евро.

Трехъярусные трибуны высотой 90 метров и вместимостью 75 000 человек (вместо нынешних 55 000). Несколько вип-лож, рассчитанных в общей сложности на 17 000 непростых болельщиков (против нынешних 600). 130 скайбоксов на 12 персон каждый (при том, что на теперешней «Месталье» таких всего девять). Плюс три подземных этажа с парковками на 3 400 машин. Плюс — наконец-то! — возможность, не скупясь на квадратные метры, обустроить клубный музей (пока валенсийские трофеи, причем далеко не все, а только самые выдающиеся, выставлены в стеклянной витрине при VIP-буфете). Совершенно футуристический дизайн и невероятно-очевидные технические решения (легким движением руки оператора гидравлического оборудования новая «Месталья» может быть превращена из чисто футбольного в легкоатлетический стадион, причем первые ряды трибун уйдут под землю, а освободившееся пространство тут же займут беговые дорожки и прыжковые сектора). А еще — офисы, рестораны, магазины, отели. Все это будет построено в непосредственной близости от стадиона и наверняка принесет «Валенсии» такие деньги, каких легендарная, но допотопная «Месталья» не принесла бы во веки вечные. Новый стадион — это будущее клуба. Такое же, как его дети.


Дети, в школу собирайтесь

Сюда нельзя попасть за деньги, сколько бы их ни было у твоих родителей. Скорее, дело обстоит так: если ты сюда попал, значит, у тебя появился шанс как следует обеспечить своих стариков. Но это именно что шанс, не больше того. Из 500 детей и подростков, занимающихся в детско-юношеской школе «Валенсии», в так называемой «элитной группе» числятся лишь 65 игроков в возрасте от 14 до 17 лет. Это футболисты, чей талант и трудолюбие внушают тренерам оптимизм относительно их профессиональной карьеры.

Впрочем, не стоит думать, что гипотетическая ее возможность отменяет для перспективных юнцов всякое образование, кроме футбольного. «Если мальчик плохо учится в общеобразовательной школе, мы очень серьезно беседуем с его родителями. Если это не помогает, мы вынуждены расстаться с мальчиком, каким бы талантливым он не был», — грустно вздохнув, сказал нам спортивный директор «Валенсии» Мигель Анхель Руис, безукоризненный джентльмен средних лет, внешностью и манерами гораздо больше напоминающий профессора искусствоведения, нежели профессионального футболиста, 15 лет отыгравшего за мадридский «Атлетико».

Все члены «элитной группы» находятся на полном обеспечении «Валенсии». Проживание на тренировочной базе или в съемных квартирах (для иногородних), питание, экипировка, медицинское обслуживание — все за счет клуба. Добавьте к этому карманные деньги — от 200 до 500 евро в месяц на человека и обязательное возмещение транспортных расходов родителям, если тем вдруг вздумается навестить своих чад по месту учебы или прокатиться с ними на выездной матч. Получается, что в среднем один молодой футболист обходится клубу в 12 000 евро в год.

Если говорить об условиях проживания и тренировок, то я бы назвал их вполне сносными, но и только. Довольно тесные комнаты, где члены «элитной группы» живут по трое. Самого спартанского облика раздевалки, медицинские и массажные кабинеты. Два искусственных поля для игры семь на семь: здесь тренируются совсем крохотные, 6-7-летние футболисты. И пять естественных, вовсе не идеальных, с явственными проплешинами и жирным земляным месивом во вратарских (еще два имеющихся на базе поля предназначены исключительно для тренировок первой команды и потому священны и неприкосновенны). Впрочем, разве могут подобные пустяки омрачить ощущение причастности к судьбе великого клуба и сознание того, что ты тренируешься рядом с его главными звездами и, может быть, когда-нибудь сам станешь звездой?


Последний день Альбельды

В Валенсию, на кубковый матч с «Бетисом» Куман отбыл без Канисареса, Альбельды, Мигела и Морьентеса. С двумя первыми, едва придя в команду, он насмерть разругался, двое последних не смогли играть из-за травм. В связи с таким развитием событий, оставшись на опустевшей базе, все четверо неспешно занялись самоподготовкой. Канисарес, отмотав несколько кругов по полю в сопровождении игроков второй команды, занял место в воротах и в течение получаса снисходительно ловил все, что летело ему в руки. На то, что само в руки не давалось, он реагировал крайне индифферентно.

Тем временем Мигел, раздевшись до трусов, проворно перемещался между двумя небольшими бассейнами, попеременно прыгая то в холодную, то в горячую воду: подобная смена температур, по мнению докторов «Валенсии», должна была благотворно сказаться на его больной ноге.

Морьентес с Альбельдой, усевшись на велотренажеры, сосредоточенно крутили педали, весело болтая друг с другом. «Эй, — воскликнул Морьентес, едва завидя нас, — смотри, кто это? Да их тут много! Чего это они на меня смотрят?» «Это русские», — пояснил коллеге Альбельда, с которым мы успели сфотографироваться еще минут за десять до того. «А-а-а», — протянул в ответ Морьентес. Больше он ни о чем не спрашивал. Замолчал и Альбельда.

Судя по всему, это был один из его последних дней в «Валенсии». Возможно, что уже совсем скоро Албельда и Мануэль Фернандеш станут игроками «Эвертона». Только не спрашивайте, откуда у меня такая информация. Просто поверьте: она — из надежных источников.

Все новости >