Новости
24 марта 2011

Юрий Белоус: «Наш футбол губит отсутствие экономической основы»

Факультет «Менеджмент в игровых видах спорта» RMA объявляет о старте нового проекта. Назовем его «Профессиональный разговор». Суть проста и понятна: наши студенты, будущие спортивные менеджеры, приобретают в некотором роде и журналистские навыки, интервьюируя тех, кто в спортивном менеджменте уже состоялся. На первый раз представляем вашему вниманию подробнейшее интервью, взятое слушателем группы «С-21» Юрием Куприяшкиным у президента группы компаний Football Market, бывшего президента футбольного клуба «Москва» и вице-президента «Локомотива» Юрия Белоуса.

«Байдачный – тренер не хуже, а может быть, даже и значительно лучше, чем Гуллит»

Какие трансферы, осуществленные на нашем футбольном рынке перед началом сезона 2011/12, Вам кажутся наиболее значимыми?

- Назову прежде всего Мисимовича, перешедшего в «Динамо»: он очень хорошо проявил себя в первой же игре, хотя провел на поле всего пятнадцать минут. Из Узбекистана в «Анжи» приехал Одил Ахмедов – я его видел на Кубке Азии в Катаре: очень хороший футболист, универсальный, способный сыграть практически на любой позиции.

Мне лично интересен еще ряд фигур, за которыми я пристально наблюдал ранее. Вот в «Кубань» пришел Лаосина Траоре, интересный парень. Хороший потенциал у Мбонга, центрального полузащитника «Терека».

Впрочем, понятно, что одно дело – это уровень футболистов, и совсем другое – как этот уровень, пусть даже очень высокий, сумеют использовать клубы, в которых они оказались.

Как, на Ваш взгляд, трансфер Роберто Карлоса в «Анжи» – это просто удачный PR или он действительно способен усилить команду?

- Вы знаете, когда я был президентом «Москвы», мне предлагали Роберто Карлоса – это было в 2006 году, он тогда как раз собирался уходить из «Реала». Мы тогда посчитали, что его карьера клонится к закату, и он нам пользы принести не сможет. Но когда еще два года спустя, в 2008-м, я увидел, как он играет за «Фенербахче» в Лиге Чемпионов против «Севильи», я очень пожалел о том, что мы его не подписали: он по сути вел всю игру своей команды. Согласитесь, будучи крайним защитником, выступать в таком качестве очень сложно, и тем не менее: он успевал в обороне, очень умело действовал в отборе, был конструктивен в атакующих действиях, поддерживал хороший темп.

Насколько он сейчас может соответствовать высочайшему уровню, который он сам для себя установил в прежние годы, сказать сложно – посмотрим. А что касается PR, да, безусловно: вы видите, какой там интерес к его персоне. И бурки ему дарят, и фотографируются, и автографы берут. Об «Анжи» пишут все СМИ. И, учитывая, что в Дагестан приехал такой футболист, в республику потянулись и другие бразильцы. А это безусловно очень важно.

А что скажете о приходе Гуллита в «Терек»?

- Я считаю, что Анатолий Николаевич Байдачный тренер не хуже, а может быть, даже и значительно лучше, чем Гуллит. Но достаточно авторитарным руководителям «Терека», наверное, история с приглашением голландца может пойти на пользу. Может быть, увидев и сравнив работу Гуллита с работой его предшественников, они поблагодарят его и цивилизованно с ним расстанутся, а заодно избавятся от стремления к такого рода звездности.

«Главное приобретение «Локомотива» – Красножан»

В целом: оправдались ли Ваши ожидания от трансферных приобретений российских клубов накануне сезона?

- Селекция, безусловно, могла бы быть и получше. «Спартак» почти никого не купил. То же самое можно сказать о «Зените». «Локомотив» не приобрел тех, кого хотел. Но тут нет худа без добра: не став покупать никого в спешке, клуб оставил для себя хороший резерв, большой запас возможностей для усиления состава в летнее трансферное окно.

Но уход из «Локомотива» Семина, Родолфо, Асатиани, Алиева - это серьезный удар по клубу?

- Что касается «Локомотива», тут сложная ситуация. Надо иметь в виде не только то, что потеряно, но и то, что привнесено. Эпоха Семина в клубе, по всей видимости, закончилась. Хотя – «никогда не говори никогда». Юрий Павлович сыграл большую роль в становлении клуба – был и президентом, и тренером. «Локомотив» при нем вышел на европейский уровень, перестал быть «пятым колесом» в телеге московского футбола. С другой стороны, понятно, что когда человек долгое время находится в одном клубе, то у него, что называется, глаз замыливается.

Что касается ухода ряда футболистов. Да, Алиев, без сомнения, очень сильный игрок. Его статистика говорит сама за себя. То, что он столько забил, отдал столько голевых передач, свидетельствует о том, что это игрок очень серьезного уровня. Но вот Асатиани, Сенников – это уже другая история. Я не хочу обижать этих футболистов, но не думаю, что они – серьезная потеря для «Локомотива». Просто пришло время расставаться. Тот же Сенников, он хороший парень, он многое сделал для клуба, но – возраст, ничего не поделаешь, его карьера заканчивается. Кто еще? Ушел недавно купленный Вагнер, отдан в аренду Шарлес…

Но нужно смотреть не только на то, кто ушел, но и на то, кто появился. И понимать, что эти вновь пришедшие приобретались под концепцию тренера, а этот тренер, Красножан, и есть, на мой взгляд, самое большое приобретение «Локомотива». Могу сказать, что когда решался вопрос о его приглашении, это была моя кандидатура, я на ней всячески настаивал – просто потому, что знал его возможности. И хоть некоторые иногда и называют Красножана «учителем физкультуры», но на самом деле это очень вдумчивый тренер, тренер с правильным подходом: у него есть свой квалифицированный штаб, серьезные аналитики.

Как у него получится в «Локомотиве»? Думаю, если не будут мешать, получится.

«Наверное, «Газпрому» под силу купить кого-то и подороже Данни, но дальше-то что?!»

По поводу «Спартака»: приходилось слышать такое мнение, что клуб не держится за собственных воспитанников. Из команды ушли Баженов, Сабитов, Песьяков, Павленко, Малоян. И вот результат: 0 – 4 в Ростове. Можно ли выводить одно из другого?

- Нет, нельзя. Наоборот, можно говорить о том, что школа «Спартака» работает очень эффективно. Там много талантливых выпускников, но ведь место –то на поле всем сразу найти невозможно. Но «Спартак» своих людей все равно удерживает, и удерживает достаточно грамотно: возвращение Дзюбы и Яковлева из аренды говорит о многом. Другое дело, что «Спартаку» нужно выстраивать четкую концепцию развития клуба. В том числе должны быть сформулированы критерии отбора кандидатов на должность главного тренера.

А вообще, на Ваш взгляд, уровень российского чемпионата растет?

- Безусловно. То, что Аршавин, Погребняк, Билялетдинов, Жирков, Павлюченко, Домингес из нашего чемпионата уехали в сильные европейские клубы – одно это уже говорит о многом. То, что бразильские клубы стремятся вернуть на родину Вагнера Лава, того же Шарлеса, это тоже свидетельство силы нашего внутреннего первенства. То, что четыре наших клуба добрались до весенней стадии розыгрыша еврокубков, это все говорит в нашу пользу. И мы видим, что уже в самом начале чемпионата у нас было несколько очень хороших, очень содержательных матчей: «Локомотив» - «Динамо», «Ростов» - «Спартак», некоторые другие. Очень качественный футбол, я считаю, показал «ЦСКА» в первой игре с «Порту» в Лиге Европы.

Если бы Вас попросили определить самого ценного россиянина, играющего в отечественном чемпионате, и самого ценного легионера, кого бы Вы назвали?

- Я бы вообще не рассматривал отдельно взятого футболиста. Можно, безусловно, считать, что Данни - самый ценный легионер, просто потому, что за него было заплачено больше всего денег, но дальше-то что?!

Наверное, «Газпрому» по силам перекрыть и этот трансфер, но пока нужно смотреть, чего добился «Зенит», имея в составе и Данни, и многих других очень недешевых футболистов: вылет от «Осера» в Лиге Чемпионов и 0:3 от «Твенте», вот, по большому счету, и все. Я уже говорил и еще повторюсь: не так важен потенциал футболиста, как то, каким образом этот потенциал используется клубом.

Для меня ценный футболист – это тот, кто может самостоятельно, индивидуально решить судьбу матча, который играет тем лучше, чем его команде труднее, чем сложнее у нее соперник. Таким в свое время был Аршавин, а теперь - Вагнер Лав. Сейчас он переживает не лучший этап в карьере, но он всегда может добавить в играх с сильными командами.

«Главным возмутителем спокойствия в чемпионате будет «Ростов»

Если перейти к теме сборной, то, на Ваш взгляд, главным тренером должен быть россиянин или иностранный специалист, работающий под конкретную задачу?

- Я считаю, что Дик Адвокат сейчас как раз на своем месте.

Каков Ваш прогноз на итог отборочной кампании Евро -2012, и что Вы думаете о ближайшей игре сборной, с Арменией в Ереване?

- В Ереване будет тяжелейший матч. У Армении очень хорошая сборная, сбалансированная. Можно прежде всего отметить Мхитаряна, который играет в «Шахтере», Мовсесьяна из «Краснодара». Армения – именно та команда, которая может преподнести России очень неприятный сюрприз.

Спрогнозируете призовую тройку начавшегося чемпионата?

- Прогнозов делать не хочу, но команды, которые будут бороться за место в Еврокубках назвать могу, это: «Зенит», ЦСКА, «Спартак», «Рубин», «Динамо», «Локомотив», «Ростов». И вот «Ростов»-то как раз и будет главным возмутителем спокойствия.

«В идеале у клуба должен быть не один акционер, а четыре – пять»

Перед началом нынешнего первенства долго оставался открытым вопрос: примет ли в нем участие «Амкар»? Еще до того обанкротился раменский «Сатурн». Что губит наши клубы: непосильные трансферные сделки, высокие зарплаты игроков?

- Губят не зарплаты, а отсутствие в футболе экономической основы. У нас вообще, как известно, экономика в стране не развита. Наша страна сейчас, как принято выражаться, сидит на нефтяной игле и прочих полезных ископаемых, и во многом поэтому о существовании самоокупаемых и прибыльных футбольных клубов у нас говорить сложно. Потому, что существует в России энное количество топливно-энергетических и металлургических компаний, которые готовы финансировать клубы. И вот пока у них желание и интерес есть – клуб развивается, а как только желание пропадает – клуб разваливается. Так, в частности, произошло с футбольным клубом «Москва».

Еще у нас есть клубы, которые фактически финансируются из госбюджета – такого больше нигде в мире нет. За границей за счет госбюджета финансируется детский футбол, может быть какая –то инфраструктура, но не более того. А футбольные клубы там деньги на свое содержание зарабатывают сами. У нас такие заработки тоже есть, но по сравнению с западными они ничтожно малы. Скажем, в ведущих западных чемпионатах одна из главных статей дохода – продажа телевизионных прав. Но те 60 миллионов долларов, которые заплатит нашим клубам наше телевидение за ближайшие полтора года, это, по сути дела, ничто. Это годовой бюджет одного не самого богатого западного клуба.

Что еще? Там, на Западе, клубы получают огромные доходы от продажи билетов. Лондонский «Арсенал», к примеру, за одну игру имеет на этом в разы больше, чем большинство наших клубов за весь сезон. И происходит это в том числе и потому, что у нас очень плохо развит средний класс: мы не можем выставлять на билеты такой ценник, как в той же Англии.

Реально ли, на Ваш взгляд, создать в России самоокупаемый футбольный клуб? И имеют ли право на существование клубы, функционирующие как «социальные проекты», вроде той же «Томи»?

- Думаю, пока говорить о самоокупаемости, а тем более о прибыльности не приходится. Только те отечественные клубы, которые выходят в весенние стадии еврокубков, которые продвигаются там достаточно далеко, как, например, ЦСКА в Лиге Чемпионов в прошлом году, только они могут как-то приближаться к уровню самоокупаемости. А прибыльность, она придет тогда, когда наши команды будут регулярно играть в весенней стадии Лиги Чемпионов и когда наше телевидение сможет платить нормальные деньги за приобретение прав на показ матчей.

Что касается второй части вопроса: из социального проекта, если в него только постоянно закачивать деньги и больше ничего не делать, из него тоже ничего хорошего не выйдет. Я считаю, что и «Томь», и другие подобные клубы сами должны активно работать в том направлении, чтобы хоть что –то зарабатывать. Ведь есть же, как я его называю, «молдавский путь развития» футбола. Есть в Молдавии такой клуб, «Дачия», у него бюджет 1,5 миллиона евро: и вот они сами себе этот бюджет обеспечивают, в том числе за счет продаж футболистов, и только на эти деньги и живут. Я считаю, это честный, справедливый путь.

- В свое время Вам удалось практически с нуля раскрутить бренд «Футбольный клуб «Москва». За счет чего?

- Во-первых, мы создали четкую концепцию развития клуба. В ней была спортивная составляющая, алгоритм ведения селекционной работы, были определены критерии выбора главного тренера. Точно такие же концепции были разработаны и в области маркетинга, и в сфере работы с болельщиками. Кроме того, были правильно подобраны кадры.

Футбол - это конкурентный вид деятельности, особенно когда ты имеешь дело с командой Премьер-Лиги: она обязана очень быстро добиваться результата. В этом смысле в «Москве» мы поработали достаточно эффективно, смогли создать определенный запас прочности. Если взять последние пять лет существования клуба, то мы в среднем по итогам сезона занимали пятое – шестое место, при том, что бюджет у нас был в лучшем случае девятый - десятый.

Что касается собственно бренда: в «Москве» мы в этом плане изначально пошли по пути создания региональной марки, и при том – абсолютно новой. То есть, хоть мы и базировались в Южном округе Москвы, в районе метро «Автозаводская», но мы сразу провозгласили, что не претендуем на наследие «Торпедо». А то до моего прихода была масса скандалов на тему «царь настоящий или нет?», какое «Торпедо» истинное – «Торпедо-Лужники» или «Торпедо – ЗИЛ», или потом уже -- «Торпедо – Металлург»? Так вот, мы ушли от всего этого и решили создавать новый бренд, и это себя полностью оправдало. Вот сколько уже лет прошло с тех пор, как «Москвы» не стало, а до сих пор ее многие вспоминают и о ней жалеют. Хотя, конечно, в конце концов все равно забудут.

Мы активно работали с болельщиками, по английской модели: конечно, привлечь на свою сторону «армию фанатов», это не одного дня дело, но мы понимали, что тренда нужно придерживаться именно такого. Мы посещали и школы, и вузы, и больницы, и госпиталя. Выпускали дневники с логотипом и фотографиями игроков «Москвы» и бесплатно раздавали их по школам. Постоянно проводились различные акции – все футболисты обязаны были ходить по школам, и был четкий перечень – кто, когда и куда идет. Любой повод мы использовали для продвижения клуба в умах и сердцах болельщиков, сами создали информационные поводы. В перерывах домашних матчей устраивали розыгрыши призов, проводили викторины, организовывали конкурсы вроде «Забей гол второму вратарю», и любой желающий мог испытать себя.

Помню, когда я только пришел в «Москву», я вдруг обнаружил, что у нас, в нашей футбольной школе бесплатно, за счет клуба занимаются около 300 детей, и они при этом на футболе не бывают. Я прямо ахнул! И вскоре им всем, в обязательном порядке было велено приходить на игры, вместе с родителями – так мы получили как минимум дополнительных 700 человек на трибунах.

На какие–то не слишком рейтинговые матчи болельщикам поначалу можно было ходить вообще бесплатно. Но потом, в 2007 году, мы приняли решение, что платить надо всем – хоть по 3 рубля, но платить.

Вопрос по поводу бюджетов футбольных клубов: должны ли они быть открытыми, прозрачными?

- Я считаю так: если клуб финансируется из госбюджета, то, конечно, эти данные должны быть открыты. А если он частный, это – на усмотрение владельца.

Бывает, что у клуба имеется лишь один частный инвестор – в качестве примеров можно привести «Анжи», «Краснодар», сочинскую «Жемчужину»? Как Вы считаете, такое положение, не таит ли оно в себе некой опасности?

- По-хорошему, конечно, у футбольного клуба должно быть несколько акционеров. В идеале, я бы сказал, больше 25 процентов акций вообще ни у кого быть не должно. Почему? А чтобы не получилось, как с той же «Москвой». Вот «Норильский никель», ее единоличный владелец: там акционеры поменялись, и все, финансирование футбольного клуба было прекращено. А было бы у «Москвы» четыре – пять акционеров, ситуация могла бы сложиться по другому: пожалуйста, продавайте свой пакет и -- выходите из бизнеса. Впрочем, как я уже говорил, проблема в том, что российский футбол бизнесом как таковым не является. Зато он дает тем, кто его финансирует, другие преимущества, ведь футбол это публичная тема. Вы на виду, все о вас говорят.

«У системы розыгрыша «осень – весна» много реальных плюсов»

Ваше отношение к переходу на систему розыгрыша «осень-весна»?

- Спокойное. Считаю, что при переходе на календарь «осень-весна» появляется много реальных плюсов. И первый - это синхронизация трансферного окна. При старой системе розыгрыша купить игрока из Европы и Америки можно было только с огромной переплатой, потому что все футболисты связаны со своими клубами контрактами именно до весны. Весной, когда контракты истекают, их можно и бесплатно взять. А даже если и нет, если контракт многолетний, все равно весной игрока его прежний клуб отпустит легче, потому что чемпионат завершается и впереди - межсезонье.

Есть такая точка зрения, что переход на систему «осень-весна» выгоден лишь пятерке клубов, играющих в еврокубках, а футбол в Первом и Втором дивизионах после этого перехода попросту умрет, поскольку у клубов не хватит ресурсов на развитие необходимой инфраструктуры. Вы с этим согласны?

- Нет. Клубы не умрут. Напротив, будет развитие, клубам будет куда стремиться. Никто же не заставляет Первую лигу начинать играть в феврале. Ей ведь не надо подстраивать свой календарь под еврокубки – там просто круги местами поменяются. А что касается инфраструктуры, то, да, действительно, согласно новым правилам, будет проводиться лицензирование. И если у клуба нет возможности соответствовать новым требованиям и развивать инфраструктуру, то его надо будет лишать профессионального статуса. Но это положение начнет действовать не сразу, и даже не в течение пяти лет.

А как Вы относитесь к нарушению спортивного принципа при определении состава участников Премьер-лиги и Первого дивизиона, когда вместо обанкротившегося «Сатурна» в Премьер-Лигу вошел «Краснодар», а в первый дивизион попал «Факел», хотя на законное повышение в классе претендовало и «Торпедо-ЗИЛ»?

- Я плохо к этому отношусь, считаю, что спортивный принцип должен соблюдаться. Однако непонятно, почему клубы, занявшие третье-четвертое место в первом дивизионе, «КАМАЗ», «Нижний Новгород», не высказали своего возмущения по поводу принятого решения. Видимо, они не очень-то и стремились в Премьер-лигу, ведь для того, чтобы там играть нужно иметь соответствующее финансирование, а у них его не было. Поэтому то, что наверх поднялся именно «Краснодар» в конечном итоге пойдет на пользу отечественному футболу.

«Если бы российских футболистов высокого класса было больше, не было бы ни таких цен на игроков, ни таких зарплат»

В чем особенности современного агентского рынка в России, каковы основные тенденции?

- Сейчас все идет к тому, что будет отменено лицензирование агентской деятельности. То есть это превратится в обычное посредничество, как в гражданской жизни. Многие вещи отпадут сами собой. Другое дело, прибавиться ли от этого стабильности и порядка? Посмотрим.

Как по Вашему, насколько завышены цены на отечественных футболистов?

- Они завышены, но тому есть объективные причины: лимит на иностранцев, достаточно малое число отечественных игроков высокого уровня и связанное с этим отсутствие реальной конкуренции, все это и порождает рост цен. Если бы российских футболистов достойного класса было бы втрое больше, чем сейчас, конечно, не было бы ни таких цен, ни таких зарплат.

Насколько, как Вам кажется, реальна оценка стоимости футболистов на сайте transfermarkt.de?

- Она абсолютно условна. И меня удивляет, когда руководители и президенты клубов пользуются этим сайтом.

Насколько в плане скаутинга полезно посещение представителями клубных селекционных служб таких турниров как Кубок Азии, Кубок Либертадорес, Кубок Африки?

- Для топ-клубов оно просто обязательно. Я не понимаю клубов, в которых тренеры и селекционеры сидят в четырех и смотрят футбол по телевизору. По телевизору увидеть ничего невозможно – можно только узнать, как развиваются события во время матча. А если нужно оценить уровень мастерства игрока, его технико-тактические возможности, его надо просматривать только вживую.

Но бывает ведь и так, что игрок отказывается приезжать на просмотр и он сам или его агент предлагает заключить контракт исключительно на основании видеоматериалов. Вы бы пошли на такие условия?

- Если бы речь шла о Месси, то да. А вообще повторюсь: футболистов надо всегда смотреть вживую.

Как, на Ваш взгляд, целесообразнее вести агентскую деятельность – в одиночку или объединяясь в агентства?

- В зависимости от обстоятельств. Конечно, у агентств, как правило, больше возможностей, чем у отдельно взятых агентов. Но агентства, на мой взгляд, имеет смысл создавать только при наличии харизматичного лидера. Такого, например, как Жорже Мендеш. Или Марсело Симонян, глава агентства Dodichi.

А чем сейчас занимается Ваша собственная компания, Football Market?

- Мы – компания многофункциональная. Занимаемся организацией и поведением футбольных турниров, в частности, международного турнира парламентов, правительств, мэрий городов и администраций областей: в мае он пройдет в Сочи уже в пятнадцатый раз. Проводим профессиональную выставку Football Market. Сейчас начинаем несколько новых проектов, связанных с крупными корпорациями, которым интересен футбол. В данном случае мы выступаем как консалтинговая компания. И в этом же качестве оказываем услуги целому ряду футбольных клубов.

Благодарю Вас за обстоятельное интервью.

- Спасибо.

Все новости >