Новости
22 января 2014

Приглашаем на мастер-класс Екатерины Беляковой

В субботу, 25 января, арт-директор клубов Fabrique и "Ферма Дэнс" Екатерина Белякова проведет мастер -класс для слушателей факультета "Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений" бизнес-школы RMA. Тема: "Организация клубных и танцевальных мероприятий". Занятие пройдет в клубе "Ферма Дэнс" (Большой Спасоголенищевский переулок, дом 3, строение 5). Начало в 14.00. Приглашаются учащиеся групп "ШБ-25" и "ШБ-26". При подготовке к мастер-классу рекомендуем ознакомиться с отчетом о занятии, которое г-жа Белякова провела для слушателей RMA в марте 2008 года.

Фабричная девчонка

В клубе Fabrique прошло выездное занятие для слушателей программы профессиональной переподготовки «Менеджмент в музыкальной индестрии». Его провела арт – директор клуба Екатерина Белякова. Ниже приведены наиболее интересные фрагменты ее выступления.

Екатерина Белякова о старте проекта Fabrique: «Наши учредители, пятеро друзей – партнеров по бизнесу, открыли Fabrique в 2003 году. Клуб появился на очень выгодном месте – совсем неподалеку находились «Лето» (проект Алексея Горобия и Синиши Лазаревича ) и First, так что та публика, которую по каким – либо причинам не пускали в эти клубы, направлялась прямиком к нам. Правда, такое «центровое» местоположение Fabrique гарантировало нам не одни только преимущества, но и проблемы. Во- первых, мы находимся в здании Института Дизайна (что создает определенные трудности в работе с табачными и алкогольными спонсорами, поскольку закон запрещает торговлю такого рода продукцией и ее рекламу в непосредственной близости от учебных заведений). Во- вторых, по соседству с Fabrique расположены гостиница Министерства атомной энергетики и несколько жилых домов, жильцы которых, бывало, высказывали претензии по поводу звучавшей у нас громкой музыки. Впрочем, эти вопросы мы урегулировали.

С 2003 года чисто внешне клуб изменился незначительно. Как и тогда, в нем действуют два уровня – верхний, где расположен подиум, ресторанная зона с отдельными кабинетами, небольшой бар и летняя терраса, которая зимой переоборудуется в каток с прокатом коньков. И нижняя – с танцполом, диванной зоной и опять – таки баром (правда, сейчас мы усовершенствовали нижний уровень, сделав его более комфортным - разместили там вместо диванов "в ряд" удобные кабинки-ниши, рассчитанные на компании, плюс внесли некоторые изменения в дизайн). Как и тогда, клуб способен единовременно вместить 1, 5 – 2 тысячи посетителей. Как и в 2003 году он работает два раза в неделю – в пятницу и субботу с девяти вечера до семи утра.

Вход, как и прежде, преимущественно бесплатный, плату – от 500 до 1000 тысячи рублей мы взимаем только в дни крупных вечеринок, эвентов, которых в последнее время хоть и стало меньше, но проходят они также, с размахом и всегда на ура.. Основную выручку нам приносят ресторан и бары, действующие по депозитной системе. Вы не сможете сесть за столик, не внеся в кассу заведения от 3 до 4 тысяч рублей: потом эти деньги будут учитываться при заказе меню.

Кроме того, Fabrique поддерживает отношения с нашими постоянными партнерами - табачными и алкогольными брендами, состав которых по сравнению с периодом пятилетней давности также не претерпел значительных изменений. Bacardi, Martini, Miller, British American Tobacco: их продукция продается в Fabrique на эксклюзивных правах и, согласно условиям контрактов, мы не имеем права торговать алкоголем и сигаретами, произведенными компаниями – конкурентами.

Впрочем, говорить о том, что Fabrique остался тем же, чем был в первые годы своего существования, нельзя. Потому что в клубе за это время изменилось главное. Изменилась музыкальная политика, и, соответственно, идеология клуба, который теперь позиционирует себя как крупное танцевальное заведение, в котором играе "диско" и вокальный хаус во всех направлениях, и где нет места музы5кальным экспериментам, как это бывало раньше, когда у нас играли и транс, и электро, и тех-хаус.

Екатерина Белякова об изменениях в составе аудитории Fabrique: «Когда мы только начинали, то позиционировали себя как музыкальный клуб. У нас играла самая актуальная, самая новомодная по тем временам музыка –  techno, очень навороченный house, ноты транса. Нашими резидентами были почти все известные российские диджеи, у нас играли многие зарубежные звезды, такие как Мауро Пикотто, Ceballos & Chus, Marco V, Феликс да Хаускэт, Funkstar Deluxe, Роджер Санчес.

Соответственно, и главной нашей аудиторией были люди, которые ходили в клуб не только ради самого Fabrique, а ещё и ради музыки. Эта аудитория сформировалась в течение первого года существования клуба, причем «сформировалась» это, пожалуй, не самое правильное слово. Вернее будет сказать, что она «сама себя сформировала». Дело в том, что ни тогда, ни сейчас мы не прибегали к платной рекламе, а информация обо всех происходящих у нас событиях распространялась преимущественно методом «сарафанного радио», за счёт друзей - журналистов, рекламщиков: мы давали им хорошие новостные поводы - интересных гостей вечеринок, а они брали у них интервью, выпускали их в новостях и просто дружили. Спасибо им за это (сейчас мы тоже очень дружим)! Кроме того, еще перед основным открытием Fabrique постоянные посетители создали на сайте клуба форум его друзей, благодаря которому наша аудитория  значительно расширилась.

Потом однако случилось то, что, видимо, должно было случится. Те наши посетители, кто ходил в Fabrique едва ли не с первого дня его существования, повзрослели и ходить к нам перестали, тех людей теперь остались единицы. Для многих других клубов это бы означало начало конца. Тем более, что перед глазами у нас были примеры довольно многочисленных проектов тех же Горобия и Лазаревича, действующих всегда по одной и той же схеме: вложились – отбились – заработали – закрылись – переехали на новое место для запуска нового проекта.

Однако в случае с Fabrique такого не случилось. И, главным образом, потому, что на смену прежней аудитории пришла новая. Четко охарактеризовать ее я не возьмусь – слишком разная она, и по возрасту, и по роду занятий и даже по уровню благосостояния, хотя людей ниже крепкого «среднего» уровня среди них, разумеется, нет.

Совсем молодые люди и мужчины лет сорока – пятидесяти, клерки и менеджеры, что называется, среднего звена, работающие в России сотрудники иностранных компаний – все это наша нынешняя аудитория. Что объединяет этих людей? Определить сложно. Может,  интерес к модной танцевальной музыке или каким – то конкретным шоу-программам, может, вовсе и нет. Я бы даже сказала, что большинству из них все равно, какая музыка звучит в клубе, какой диджей играет, главное - придя сюда они слышат то же, что было и в прошлую пятницу и субботу - выдержанную легкую хаус-музыку. Никаких сбивок на режущий слух этой публики транс и прогрессив у нас не бывает, и они приходят к нам снова и снова. Приходят не за тем, чтобы потанцевать, а чтобы элементарно выпить, поесть, пообщаться: об это свидетельствуют и показатели продаж алкоголя, в последнее время каждый уикэнд одного только виски у нас уходит 50 литров.

Те же из посетителей, кто все – таки обращает внимание на музыку, предпочитают не нечто радикальное и остромодное, а вполне себе средненький, чисто коммерческий house.

Между тем, все те западные ди джеи, один или два хита, которых мы слышим по радио или видим по телевизору, везут в Москву самый новомодный багаж пластинок с энергией той, западной музыки - достаточно жесткой и ритмичной. Что же в итоге происходит? Публика ждёт от них те самые "два хита", а они зачастую срываются на другую, непривычную здешней аудитории музыку. Представьте себе такую ситуацию: вы приглашаете, например, Gaudino, он отыграл вои известные композиции, потом начал экспериментировать, а люди в его музыку "не входят", танцпол переминается, все ждут стандартного легкого хауса. И ведь не скажешь ему: "Знаешь, Алекс, поиграй-ка что-нибудь попроще, а то народ не понимает". Поэтому к выбору музыки и привозам западных звезд мы относимся очень разборчиво!

Впрочем, в работе с диджеями существуют и другие проблемы. Главная из них связана с тем, что многие российские клубы попросту взрывают рынок, предлагая иностранцам те деньги, которых у себя на родине они никогда не заработают. Средняя цена выступления диджея, даже звездного, на Западе составляет 10-15 тысяч долларов. А у нас – кто-то предлагает ему сорок. И это далеко не предел. «Рай» в свое время заплатил одному ди-джею  50 тысяч условных единиц. Естественно, что другие знаменитости, прознав об этом, ориентируются именно на эту цифру, и ехать в Россию за меньшие деньги не торопятся.

Довольно распространенной ошибкой клубных промоутеров в работе с диджеями является также и то, что они зачастую прибегают к посредничеству букинговых контор, которые их попросту обманывают. Как правило, цены такие посредники накручивают, выдавая себя за эксклюзивных представителей Ministry of Sound (MOS, лидер мирового музыкально – развлекательного движения с офисами в Лондоне, Берлине, Сиднее и Стокгольме и «столицей» на Ибице, где вечеринки MOS каждую пятницу проходят в легендарном клубе Pacha. Организатор более чем 500 ежегодных клубных мероприятий во всем мире) и заявляя о том, что они уполномочены вести переговоры от лица работающих с MOS диджеев.

Поверьте мне, все это абсолютная чепуха, рассчитанная на слишком доверчивых людей. Работать напрямую с агентами диджеев, координаты которых легко выяснить на их интернет – сайтах, гораздо привлекательнее. И, скорее всего, вы получите их по вполне приемлемым ценам, хотя и не под маркой MOS. Помню, в 2004-2005 годах Fabrique буквально заваливали предложениями о проведении вечеринок Ministry of Sound, ссылаясь на владение правами бренда. Но зачем нам это нужно? Ведь ди-джей может приехать и отыграть совершенно самостоятельно».

Екатерина Белякова об источниках заработка Fabrique: «К тому, что я уже сказала на эту тему, могу добавить только то, что одним из важнейших источников нашего заработка является проведение всевозможных корпоративных мероприятий, акций, презентаций. Их пик, в связи с новогодними и рождественскими праздниками, приходится на период с 4 декабря по 20 января. Среднее количество участников каждого такого корпоратива – 400-800 человек. Средняя стоимость предварительного заказа, например, в прошлом году составляла  от 180 до 280 долларов на одну персону. Приблизительную выручку, таким образом, вы можете подсчитать сами.

Хочу также отметить, что корпоративные мероприятия ни в коем случае не подменяют собой работу клуба в обычном режиме. Договоренности об их проведении предусматривают начало в шесть часов вечера и завершение в полночь в дни работы Fabrique. После этого те из участников корпоратива, кто пожелает остаться и, главное, будет в состоянии продолжить вечер, смогут сделать это - вместе с другими гостями».

Екатерина Белякова о современных тенденциях в клубной жизни: «Для меня совершенно очевидно то, что в Москве сейчас царит мода на дорогие гламурные клубы. И царит она во многом потому, что большая часть инвесторов ничего в этих клубах не понимает. Они просто смотрят на проекты Горобия, Лазаревича и уже с ними и думают: «О, это круто, я тоже так хочу, я тоже хочу, чтобы у меня все блестело и переливалось, и ром с колой по 800 рублей за порцию продавались!» Между тем, старательно «передрать» какой – то успешный проект и выставить безумный ценник в общем – то не штука. Сложнее другое – начать на этом проекте зарабатывать. А вот с этим – то большинство владельцев дорогих гламурных клубов испытывают большие проблемы.

Объясняется это в первую очередь тем, что аудитория, на которую рассчитаны такого рода заведения изначально весьма и весьма узка, так что на вновь и вновь открывающиеся клубы ее попросту не хватает. К тому же тусовщик сейчас пошел не тот, что в конце 90 –х – начале 2000 –х годов: тенденция состоит в том, что если раньше завсегдатаи клубов имели обыкновение менять по два – три места за ночь, то теперь, приехав в одно, они, как правило, остаются там уже до самого утра. Чем – то удивить эту избалованную публику, заставить ее сменить место привычной дислокации представляется почти невозможным.

В то же самое время в Москве остро не хватает демократичных клубов для представителей среднего класса. В гламурные заведения они почти не заглядывают: там дорого, публика уж больно специфическая, рядом с такой будешь чувствовать себя не в своей тарелке, да и фейс-контроль можно не пройти. А больше отправится особо некуда.

Это довольно странно, но при очень большом спросе на демократичные клубы, клубы-рестораны, клубы-кафе эта рыночная ниша, несмотря на свою более чем очевидную перспективность, заполняется очень медленно. Есть Real McCoy, Che- со своей энергетикой, есть Fabrique, как "клуб-клуб", но  есть «Зона», куда пускают практически всякого, способного заплатить 500 рублей (при том, что водка в этом заведении стоит по 100 рублей за порцию, такая цена за вход вовсе не кажется заоблачной). Все эти заведения в экономическом плане чувствуют себя вполне успешно и с гостями проблем не испытывают. Проблема, как я уже говорила, заключается в другом, в том, что таких клубов пока очень мало. Вот взяли бы и открыли огромное демократичное заведение с платным входом, рассчитанное на людей в возрасте от 25 до 35 лет!!!

Исходя из всего вышесказанного, позволю себе дать вам один совет. Если когда – нибудь вы решите открыть собственный клуб, слово "гламур" - может выступать как ваше стремление к определенному стилю жизни, определенному уровню благосостояния и т.п.ж Но гламурных клубов не должно быть тысячи!!! Это - бесперспективное занятие для тех, кто в этом ничего не смыслит. Оставьте это профи! Лучше откройте демократичное заведение гостей на 500, а то и 1500. С минимальной шоу – программой. С модной, но не заумной музыкой. С недорогим алкоголем. И не выбирайте центр! Уверена, что гораздо больший доход вам принесет клуб, скажем, в Алтуфьево или Бутово! Там же сотни молодых людей, которым некуда ходить. Увидите, дело пойдет».

Читайте также:

В предвкушении Амнезии (отчет о занятии, которое в марте 2011 года провел для слушателей факультета "Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений" генеральный директор компании GLOBALCLUBBING Тарас Козюра).

Все новости >