Новости
14 апреля 2011

Джон Макилдоуи: «Никогда не платите менеджеру зарплату»

За месяц до начала главного европейского фестиваля новой музыки Great Escape (Брайтон, Великобритания) в Москву по приглашению компании RMA прибыл его учредитель и организатор Джон Макилдоуи. В центре современной культуры «Гараж» он встретился со студентами факультета «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений», провел для них мастер – класс и ответил на возникшие вопросы.

Несколько слов о Great Escape, пожалуйста. Какова идея фестиваля, кто его участники, сколько их?

- В нынешнем году мы будем этот фестиваль проводить в шестой раз. Основная идея за это время не сильно изменилась. Мы хотим дать возможность как можно большему количеству новых групп проявить себя. Да, ну и вторая мысль: свести на одной сцене совсем новичков и… нет, не суперзвезд, таких здесь нет, может быть, только потенциальные, но – по крайней мере тех, кто уже более или менее известен. Чтобы новички могли почувствовать уверенность и понять, что все настроены доброжелательно, все в одинаковом положении находятся, что у всех есть шанс.

Фестиваль проходит в три дня. У нас в этом году будет 22 площадки, очень разных – как на несколько сотен, так и на несколько тысяч зрителей, в зависимости от популярности, от статуса артистов. Это официально, это то, что уже нами арендовано в Брайтоне. Но, думаю, что в процессе что – то еще добавится, площадок, может быть, пятнадцать или шестнадцать.

Что касается участников: 350–400 групп и сольных исполнителей мы ожидаем в этом году. И еще примерно 12 тысяч человек приедет для участия в музыкальных конференциях, круглых столах, семинарах: у нас же тут не только концерты, у нас большая деловая программа, одних спикеров будет 300 человек. Очень, кстати, рекомендую: отличная возможность завязать полезные связи, знакомства, просто пообщаться с коллегами, с профессионалами.

А сколько будет тех, кто просто приедет послушать музыку?

- Думаю, что не меньше 10 тысяч человек в день. В первый год, когда мы только начинали, было шесть тысяч. Но тогда и артистов было поменьше, что-то около трехсот. А в прошлом году, на последнем Great Escape, как раз около тридцати тысяч человек за три дня побывало. В основном, мы считали, англичане. Иностранцев всего 6 процентов. Японцев при этом какое –то неимоверное количество, прямо не знаю, откуда их тут столько взялось. Но я не против – пусть снова приезжают, если нравится.

За какой период времени до фестиваля вы утверждаете программу?

- В этом году мы начинаем 12 мая. И вот, только пару дней назад все более или менее утвердили, да и то не сказать, чтобы окончательно. Вот поэтому я такой уставший…

Каким стилям, жанрам вы отдаете предпочтение?

- Тут нет ничего постоянного, все меняется. Опять же, если возвращаться в 2006-й, тогда основная масса у нас была – гитарные группы, такой типичный инди – рок. А вот сейчас, если посмотреть, то очень много заявлено танцевальной музыки, электроники, фолка. У нас есть даже современная классическая музыка. Есть абсолютный авангард, на прошлом фестивале Макс Рихтер выступал со своим шоу. В общем, мы стараемся работать с любой музыкой, у которой есть хоть какой–то рыночный потенциал.

А как происходит отбор исполнителей?

- О, очень непросто. На наш сайт ежегодно приходит около 10 тысяч заявок, а ангажируем мы, как я уже говорил, не больше 400 групп и сольных исполнителей. Просто уши пухнут от прослушиваний. И при этом, конечно, дело не ограничивается одними только заявками, приходящими на сайт. Вот вы, например, можете мне сейчас передать ваше демо, если оно у вас есть, можете сбросить мне на мэйл свои ссылки. И кроме того, хочу вам сказать, что у нас есть специальная команда людей, ответственных за прослушивание и подбор участников Great Escape: они последние лет пятнадцать только и делают, что слушают музыку, ищут таланты, не только с записями работают, но и по фестивалям ездят, по живым концертам. Очень опытные ребята, и мы ими дорожим: мы знаем, что они смогут отобрать для нас то, что нам нужно, ту музыку, которая будет соответствовать фирменному звучанию Great Escape. Это сложно, это не отбор на основе каких-то математически заданных характеристик, алгоритмов здесь нет. Но все же могу сказать, что шансы быть приглашенными на Great Escape имеют те артисты, кто пишет мелодичную музыку, кто может создавать интересные ритмические рисунки.

Кавер–версии могут быть востребованы?

- Думаю, нет. Зачем они нужны? Нужен оригинальный материал.

Относительно языка: петь на английском обязательно?

- Нет, таких условий мы никогда не выдвигаем. Мне кажется, это совершенно все равно, на каком языке вы поете. Главное, собственно музыка, ваши чувства, ваши эмоции. Вот, например, Crystal Fighters, они не на английском поют, и это их успеху совершенно не помешало.

Питание, проживание артистам во время фестиваля кто оплачивает?

- Оплачивают пригласившие их организаторы за счет спонсорских средств, за счет каких-то благотворительных организаций, поддерживающих культуру, например – Британского совета. Но речь не идет только о том, что музыкантов в эти три дня накормят, напоят и где-то поселят. Тех, кто нам понравился, мы стараемся продвигать и дальше. Мы организуем их контакты с прессой, с промоутерами, с рекорд-лейблами, предоставляем им возможность сыграть на каких-то других фестивалях, не только на нашем.

Что касается затрат на организацию Great Escape, откуда берутся деньги на их покрытие?

- Думаю, все происходит примерно так. 50 процентов окупается за счет реализации билетов. Процентов 25 дают различные фонды, спонсоры, что – то мы зарабатываем сами, например – на продаже рекламы на концертных площадках. Есть, конечно, заемные средства – я вот, например, до сих пор должен банку еще за самый первый фестиваль: и все потому, что у нас огромные налоги, гораздо больше, чем были в 80-е.

Другие трудности тоже имеются: скажем, в работе со спонсорами, они связаны прежде всего с тем, что в Англии запрещена реклама табака в общественных местах. Соответственно, целый пласт спонсоров, причем традиционных для музыкальных фестивалей, сейчас лишен возможности сотрудничать с нами. С рекламой алкоголя тоже ситуация сложная – настолько категоричного запрета, как с табаком, пока нет, но никто не может поручиться за то, что этого не произойдет в самое ближайшее время – если это случится, это, конечно, будет для нас серьезным ударом.

Впрочем, это не означает, что мы сейчас готовы хвататься за любое спонсорское предложение. Нет, если к нам придет, условно говоря, банк, и в обмен на очень большие деньги попросит сделать что –то такое, что мы сочтем очевидно глупым или просто не соответствующим духу фестиваля, у нас хватит решимости ответить: «Нет».

Тем не менее, если говорить о спонсорах, кто из них оказывает фестивалю наибольшую поддержку?

- Mama Group, это компания, в которой я работаю уже 11 лет и которую я, когда –то создавал вместе с четырьмя другими соучредителями. Веселое было время! У нас был инвестор, но, понятно, первое время не было никакой прибыли, и год мы работали вообще без зарплаты. Повторюсь, это было забавное приключение: когда вы молоды, такая ерунда, как отсутствие денег, воспринимается достаточно легко. Да, тогда у нас был годовой оборот в 250 тысяч фунтов и пять сотрудников. Но с тех пор мы здорово выросли, вышли на IPO, продались HMV Group, и вот результат – сейчас у нас работают три тысячи человек, а годовой оборот составляет 50 миллионов.

Каковы основные направления деятельности Mama Group?

- Начинали мы именно как промоутерское агентство, но потом все росли, росли. В общем, был такой период, когда мы занимались практически всем, так или иначе связанным с поп – музыкой: организацией концертов, продюсированием, менеджментом артистов. У нас был собственный рекорд-лейбл, собственное билетное агентство. Мы работали с Кайли Миноуг, с Franz Ferdinand, с The Cure, с Razorlight, с The Libertines.

А сейчас, можно сказать, мы все больше возвращаемся к корням. И связано это с изменениями в индустрии, происшедшими за последние несколько лет. Не секрет, что рынок музыки, выпускаемой на физических носителях, практически прекратил свое существование. И артисты теперь основные заработки получают не от продажи пластинок, а именно от живых выступлений, от концертов. А мы, соответственно, главные свои силы тратим на организацию этих выступлений, в том числе и фестивальных. Чтобы вы поняли, насколько это сейчас важно, скажу, что всего одна лондонская концертная площадка, принадлежащая HMV – Hammersmith Apollo, приносит компании больше денег, чем все остальные направления ее деятельности вместе взятые.

Возвращаясь к разговору о Great Escape, какие основные инструменты вы используете для рекламы фестиваля?

- Когда все только начиналось, главным для нас в этом смысле была реклама в журналах. Она и теперь есть: мы публикуем рекламу Great Escape’2011 в главном на сегодняшний день независимом музыкальном журнале Англии The Fly, мы даем ее на популярнейшем лондонском XFM Radio, у нас есть энное количество традиционной уличной рекламы на билбордах, есть афиши. Но, конечно, главная реклама, главное продвижение идет в интернете. Google, MySpace, Facebook, Twitter – это будущее маркетинга. Понимаю, звучит устрашающе. Но это так.

Команда, работающая на фестивале, она из кого состоит? Стейдж–менеджеры, стюарды, билетеры, откуда вы их берете?

- Все позиции, работа на которых не требует каких-то особенных навыков или опыта, закрыты волонтерами. У нас специально под Great Escape создана волонтерская программа. Дается объявление о том, что требуются люди, готовые исполнять такую-то и такую-то работу, их быстро чему-то обучают– и они отправляются по своим местам. Это, кстати, отличная система, я сам в свое время после окончания университета участвовал в нескольких волонтерских программах. Работал вообще забесплатно, но мне это помогло многое узнать, понять и много чему научиться. Прекрасный опыт.

Ну, а если вам требуется кто–то на более ответственную работу, кто–то более взрослый и опытный, тут тоже все просто: интернет перед вами. Объявление. Собеседование с соискателями. И – выбор лучшего.

Посоветуйте, как музыканту погромче заявить о себе?

- О возможностях, которые предоставляет интернет, я уже говорил. А еще – мой совет: почаще играйте живые концерты, играйте всякий раз, как представится такая возможность, играйте, не особо думая о том, сколько вам за это заплатят. И во время этих концертов раздавайте побольше своих записей. Ведь что вам нужно? Вам, для того, чтобы дела у вас пошли в гору, необходимо найти по – настоящему классного менеджера. А менеджеры или, по крайней мере их друзья, в этих маленьких клубах, где играют молодые команды, так и вьются. Играйте, раздавайте пластинки – и рано или поздно вас заметят. Если, конечно, в вас действительно есть, что–то замечательное.

Как на Ваш взгляд, менеджеру нужно платить зарплату или он должен сидеть на процентах?

- Запомните, что я вам сейчас скажу. Никогда, ни при каких обстоятельствах не платите менеджеру зарплату. Он должен получать процент с того, что вам удалось с его помощью заработать. 20 процентов – этого вполне достаточно, для Англии, по крайней мере, эта цифра общеупотребительная.

Как Вы оцениваете перспективы российских групп или исполнителей выступить на Great Escape?

- А у нас три года назад уже был российский участник. К сожалению, сейчас не вспомню его имени. Думаю, в 12-м году Россия обязательно будет представлена на Great Escape. Да и на нынешнем фестивале еще не все вакансии закрыты. Разумеется, Россия нам интересна. Это же огромный музыкальный рынок. Самый большой в Европе.

- Собственно, поэтому я и здесь.

Петр Брантов

P.S. По итогам собеседования, проведенного Джоном Макилдоуи после мастер –класса, им были отобраны три человека, которые пройдут стажировку на фестивале Great Escape’2011. Это Анна Жиганова (выпускница программы высшего образования «Менеджмент в шоу-бизнесе»), Ирина Соломоник (слушатель ШБ-20) и Олег Сахаров (слушатель ШБ-20).

P.P.S. Компания RMA и факультет «Менеджмент в музыкальном бизнесе и индустрии развлечений» благодарят администрацию Центра современного искусства «Гараж» и лично руководителя отдела образования Анастасию Митюшину за предоставленное помещение и помощь в организации мастер–класса.

Все новости >