Новости
16 июня 2011

Коробка со спонсорами

«Спросите людей на улице – а что такое хаф-пайп? Думаю, ответят немногие. А ведь на сегодня – это серьезный, олимпийский вид спорта», – говорит слушателям программы «Менеджмент в игровых видах спорта» Михаил Марголис, основатель и экс-президент Федерации настольного хоккея России, человек, когда-то решивший взяться за дело популяризации этой игры в нашей стране. – «А вот о настольном хоккее, наоборот, знают практически все. Только воспринимают его как что-то такое из детства. Это стереотип – пусть, мол, играются; мы-то все уже из этого выросли».

            

Тем не менее, Михаил уверен, что в настольном хоккее когда-нибудь появятся свои олимпийские чемпионы. Первый регулярный турнир по этому спорту прошел в Швеции в начале 1980-х; в России интерес к игре в ее современном виде стал развиваться в середине 90-х, с появлением первых иностранных, усовершенствованных игровых наборов.

Спустя 15 лет у россиян уже есть: официальное признание игры спортивными функционерами; пирамида внутренних первенств и ежегодный международный турнир на Кубок Москвы, по размаху и именам уступающий только чемпионату мира; «сборники», приносящие медали на международном уровне; опыт проведения ЧМ-2007, привлечения интереса спонсоров, ТВ, прессы и звезд отечественной поп- и рок-сцены к турнирам различного уровня.

Надежда на включение в число олимпийских видов, пожалуй, не лишена оснований. Более того, перед глазами пример другой быстро прогрессирующей настольной игры. «Получил же признание настольный теннис; сегодня игра в него считается вполне взрослым занятием», – отмечает Михаил. – «Хотя чем был это спорт еще несколько десятков лет назад? Столы для него стояли в любом НИИ, и люди на досуге выбирали между настольным теннисом и шашками».

«Детской» не назовешь и игру в шайбу в миниатюре – средний возраст игрока составляет 25-30 лет. «Настольный хоккей уже давно ушел от советских наборов, которые помнят многие из нас, –тех, где площадка заканчивалась сразу за воротами», – рассказывает Михаил. – «На площадке, которая признана стандартом международных соревнований, не осталось мертвых зон, «постоять» с шайбой там попросту негде. Соответственно, возрос и уровень нагрузок. Ведущие спортсмены всерьез готовятся, просматривают матчи соперников; бывает, на соревнованиях они теряют несколько килограмм – за турнир игрок может провести несколько десятков матчей».

И, конечно, в прошлом остались плоские фигурки. Современные модели разработаны с учетом «физики» реальных хоккеистов – так что игрок даже может делать финты. После рассказа о таких возможностях настольного хоккея Марголис, похоже, убедил слушателей RMA, что аудитория игры не ограничивается детьми. Значит, спорт может быть интересен коммерческим структурам. Собственно, так оно и есть.

Привлечение спонсоров

«Если вы беретесь развивать какой-то спорт в России, пути обычно два: либо собирать документы, ходить по кабинетам и водить дружбу с чиновниками – тогда есть шанс попасть в реестр видов спорта и получить финансирование; либо идти к коммерческим структурам», – говорит Марголис. Но в случае с настольным хоккеем события развивались по третьему варианту – бизнес в лице сети «Спортмастер» сам пришел к Михаилу и его коллегам. <./p>

А в 2009 году настольный хоккей все-таки был включен в реестр Росспорта. «Ты можешь не называться шахматистом; но если обыграешь всех, отношение к тебе изменится. К тому времени, когда настольный хоккей признали официально, мы функционировали лучше доброй половины видов, находившихся в списке. И все потому, что решили развивать настольный хоккей де-факто. Иначе, подозреваю, до сих пор могли собирать необходимые бумаги, а не работали бы со спортсменами», – отмечает Михаил.

С первым же турниром будущие основатели федерации настольного хоккея решили громко заявить о себе. Они задумали международное соревнование на Кубок Москвы. Но тут встал вопрос об интернациональном статусе проекта. «Чтобы назвать турнир международным, нужно было заполучить хотя бы кого-то из иностранных команд. Спасибо латышам, что откликнулись. Кстати, в мировой табели о рангах они занимали далеко не последнее место», – делится Михаил. Следом за спортсменами из Латвии о желании принять участие в Кубке Москвы заявили представители еще трех стран.

«Вскоре после первого Кубка Москвы мы сформировали сборную и впервые отправились с ней на Чемпионат мира по настольному хоккею. Конечно, тот состав можно было назвать «ученическим»; но мы смогли найти деньги на экипировку для ребят, аренду автобуса…. А на турнире в Чехии за нами уже следил представитель «Спортмастера». Как оказалось, тогда компания как раз закупила пробную партию игровых площадок производства Stiga и искала каналы популяризации игры», – вспоминает Михаил.

«Спортмастер» стал постоянным спонсором соревнований по настольному хоккею, проводившихся в России, и оставался им до 2009 года, когда сотрудничество прекратилось по инициативе федерации. Михаил утверждает: «То, что компания сама обратилась к нам, позволило говорить с ней на равных. Во-первых, мы договорились о системности в работе: составили план, определили свои на пару лет вперед. И понимали, во что вкладывать деньги в этом, а во что – в следующем сезоне. Во-вторых, что важно, мы добились, чтобы финансирование шло не из одной, а из нескольких статей бюджета компании».

Коммерция и спорт

Отдельный бюджет получен на турнир для посетителей «Спортмастера». В определенные дни столы с миниатюрными хоккейными полями выставлялись прямо в магазинах сети: сражаться за ними могли все желающие; там же можно было пообщаться с мастерами игры, которых федерация регулярно отправляла от себя на такие акции. Компания смогла развивать идею настольного хоккея как нового, в том числе семейного, хобби; а федерация привлекала новых игроков.

«Через несколько лет нам увеличили финансирование, т.к. деятельность федерации помогла «Спортмастеру» увеличить оборот», – говорит Марголис. – «Статус этого товара внутри компании повысился, и на его маркетинг выделили дополнительные средства».

            

После этого, по договоренности с компанией, федерация стала привлекать новых спонсоров. В качестве рекламных носителей использовалось даже «ледовое покрытие» – как и в большом хоккее, логотип партнера наносился на игровое поле. «Представьте, что при вбрасывании шайбы на площадке все взгляды на символику вашей компании; и таких площадок – сотни. Чем не возможность для бизнеса», – спрашивает Михаил. – «Дело пошло – нам удалось показать спонсорам новые возможности, скрытые в обычной, казалось бы, коробке».

Параллельно рос интерес к корпоративному настольному хоккею. «Году в 2004-м мы спокойно могли перевести свою деятельность на чисто коммерческие рельсы: нам ежедневно звонили, просили провести игры на каком-либо мероприятии или организовать целый турнир, скажем, для сотрудников банка. Но мы не хотели целиком отказываться от того, с чего начинали, – развития спортивной составляющей», – рассказывает Марголис.

Чтобы вид развивался, была поставлена новая цель – привезти в Москву ЧМ-2007. И вот, столица России выиграла в борьбе с городами-организаторами из США, Румынии и Словакии. Вместе с подготовкой спортивной составляющей на новый виток вышла история с привлечением спонсоров. «Тогда еще не была запрещена реклама пива на спортивных сооружениях, и это давало стабильность», – поясняет Михаил. Так среди спонсоров турнира появились марки Gosser и «Старый Мельник». Известными пивными брендами дело, конечно, не ограничивалось – в частности, партнером соревнований выступила автомобильная компания Citroen.

Работа с аудиторией

            

«Когда мы взялись за первый Кубок Москвы, то, чтобы привлечь людей и внимание СМИ, заявили его как некое превью перед стартом регулярного чемпионата. Честно, тогда еще была неопределенность по многим вопросам; но не хотелось, чтобы турнир канул в лету», – признается Михаил. – «А люди подходили к нам, интересовались чемпионатом. И мы нашли, куда их отправить, пока сезон не стартовал. Договорились с несколькими муниципалитетами о выделении помещений, нашли мастеров, которые были готовы проводить занятия. Получилось что-то вроде секций или клубов, куда любой желающий мог просто прийти и поиграть».

Чуть позже появилась серия турниров, а также был сформирован общенациональный рейтинг. По итогам сезона спортсмены получали повышение в классе – это стало важным элементом удержания их интереса к игре.

«Для каждого турнира была разработана символика; мы также стали определять фирменные цвета нового сезона, в которых должны были выступать спортсмены», – говорит Марголис. – «Нашли позиционирование, чтобы люди ощущали некую общность и то, что имеют шанс реализовать себя. Сумели донести идею, что в настольном хоккее нет ограничений ни по возрасту, ни по физическим параметрам, а также сделали акцент на распространение сленга – игровой терминологии, понятной только «посвященным».

Развитие интереса к российскому настольному хоккею пределами страны не ограничилось. «Нам хотелось, чтобы московские соревнования попали в серию Мирового Тура по настольному хоккею. Повышение статуса турнира подстегнуло бы и наших игроков. Человек знал, что, выиграв чемпионат условного Козельска, он сможет поехать в столицу на топ-матчи и подняться в рейтинге. Нужно было как-то завлечь именитых западных игроков. Чтобы они стали приезжать к нам, мы выделили крупные международные соревнования, проходившие незадолго до Кубка Москвы, и распространяли свои листовки там», – делится опытом Михаил.

Работа с ТВ

Что обещать спонсору? Попадание в телеэфир? Это, как считает Михаил, довольно зыбкая возможность. Тележурналистам тоже не стоит предлагать «кота в мешке» – они должны сразу понимать, что «картинка» получится интересной. Немного фактов: первый же Кубок Москвы привлек внимание сразу четырех федеральных каналов; в 2006-08 годах «7ТВ» ежедневно ставил в сетку трансляций до трех матчей (по 5 минут) по настольному хоккею; а съемку на московском Чемпионате мира вели бригады японского и польского телевидения.

Кстати, присутствие зарубежного ТВ – случай особый. Как выйти на иностранных репортеров? Оказывается, схема проста. На ЧМ-2007 собрались команды из 22 стран – и в посольство каждого из представленных государств организаторы отправили письмо с информацией о турнире. «А поскольку посольства должны участвовать в мероприятиях, но собственных поводов у них немного, они с радостью откликнулись, отправили свои ТВ-бригады», – рассказывает Марголис.

«Представьте себе первый день больших соревнований. Сто столов, вбрасывание за которыми происходит одновременно. За 30 секунд до старта звучит предварительный сигнал, и игроки застывают на своих местах», – Михаил рисует картинку, вполне вписывающуюся в телевизионный формат. – «Вы сможете передать эту атмосферу, имея одного собственного оператора, который что-то там снимет с трибуны?»

«Золотое время» для Федерации наступило, когда матчи стали показывать по каналу «7ТВ». «Если мы говорим о новом виде, мало просто договориться с телевидением. Вот вам пример: бригаде, до этого работавшей на биатлоне, дают снимать парусный спорт. Что они скорее всего сделают? Выберут парусник и будут показывать его, а общую картинку гонки – от случая к случаю», – рассказывает Марголис. – «Для «7ТВ» снималось много, и только самые интересные ролики шли в эфир. Кстати, от прямых трансляций мы отказались: сложно было найти грамотного комментатора, так что голос накладывался уже в студии».

В продвижении игры помогло и журналистское прошлое Марголиса. Статьи о настольном хоккее на регулярной основе стали выходить в «Советском Спорте», «Спорт-Экспрессе». А то, о чем стали рассказывать крупные газеты, с еще большим интересом подхватили издания поменьше.

«Со временем мы открыли для себя новый тип СМИ, которым был интересен наш вид спорта. Публикации в центральной спортивной прессе мы получали постоянно, но речь шла обычно о соревнованиях. А молодежные издания, посвященные досугу и развлечениям, рассказывали о настольном хоккее не как игре, а как о модном тренде. Вы могли видеть в таких статьях фотографии звезд НХЛ, играющих за столом со своими детьми, и понять, что настольный хоккей, – это, скажем так, модно», – говорит Михаил.

Работа со звездами

            

Параллельно шла работа по «персонализации» настольного хоккея. «Давайте признаемся – немногие из нас бывали на соревнованиях по гимнастике или большому теннису. Но Кабаеву и Шарапову знают все. Вот поэтому любому спорту нужны знаковые фигуры», – считает Михаил.

Первыми звездами российского настольного хоккея стали братья Захаровы. В игру их привел отец, когда ребятам было 11. Через несколько лет о них писали газеты, они регулярно бывали со сборной за границей, наконец, у братьев появились знакомые из совершенно других сфер. «В общем, Захаровы вышли за пределы своего родного Жулебино», – улыбается Марголис. – «Наш спорт получил медийность», – продолжает он. – «Общаясь со спонсорами, мы теперь слышали: «Захаровы у вас играют? Ну, почему бы не помочь. Шансы на победу есть».

А когда «внутренних» звезд не хватало, Марголис обращался к представителям шоу-бизнеса. Автор статей и книг о музыке и эксперт музыкально-развлекательных телепередач, он знаком со многими известными рок- и поп-исполнителями.

«Мы привлекали звезд эстрады к продвижению ЧМ-2007. Так, «лицом» турнира стала певица Валерия. Вместе с продюсером Иосифом Пригожиным она посетила и сами соревнования; также пришли Армен Григорян («Крематорий»), Сергей Галанин… Последний, кстати, подарил одну из своих гитар самому молодому члену нашей сборной. В общем, были все звезды, кто в тот момент находился в Москве», – рассказывает Марголис. – «А площадку для турнира, кстати, оборудовала компания, ставившая сцену для Metallica на большой арене «Лужников».

Помогло ли ободрение со стороны звезд, родные стены или что-то другое, но на том турнире россияне стали первыми в общекомандном зачете.

Все новости >