Новости
17 июня 2011

Наталья Чайковская: «Канал КХЛ ТВ мы запустили за три недели»

Руководитель департамента телевизионных проектов Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) Наталья Чайковская – человек, во многом благодаря которому в нашей стране произошла самая настоящая революция. Суть перемен, если вкратце, сводится к тому, что раньше хоккей платил телевидению за то, чтобы на этом самом телевидении показаться. А теперь – наоборот. О том, как готовились и происходили революционные преобразования, Наталья рассказала во время лекции для слушателей программы «Менеджмент в игровых видах спорта» RMA. Ниже мы приводим ключевые моменты ее выступления.

Наталья Чайковская о ситуации на рынке спортивных телетрансляций до появления нам нем КХЛ: «Спортивное телевидение у нас, как и во всем мире, базируется на двух китах: правах и производстве. Однако в России до определенного момента действовала совершенно уникальная модель взаимоотношений спортивных федераций с телевидением. В общем и целом сформировалась она в 2004-2005 годах, вскоре после афинской Олимпиады, так что я могла наблюдать за ее возникновением и развитием во всех подробностях, поскольку сама примерно с этого времени и работала на канале «Спорт».

Согласно этой модели, спортивные федерации, заинтересованные в том, чтобы их виды были представлены на телевидении, вынуждены были очень недорого, зачастую просто за бесценок, буквально за 100 рублей, уступать права на свои турниры «Спорту» да еще и оплачивать производство трансляций. Это, кстати, очень большие деньги: производство одной трансляции обходилось тогда примерно в 20 тысяч долларов.

Разумеется, такой порядок был выгоден исключительно телеканалу и им же и диктовался, а федерациям приходилось соглашаться на предложенные условия, поскольку они понимали, что если их спорта нет в телевизоре, это равносильно тому, что спорта этого как будто вовсе не существует. Больше того, они даже радовались тому, что могут появляться на телевидении хотя бы даже на таких условиях: «О, это круто, нас показывают!» Мало кто задумывался о том, что вся эта ситуация в буквальном смысле слова перевернута с ног на голову, ведь во всем остальном мире не федерации и лиги платят телевидению за то, что те их показывают, а наоборот, и продажа телевизионных прав там, на Западе – один из главных источников заработка спортивных клубов, объединенных в эти самые лиги.

Понятно, что телеканал «Спорт» в таких условиях чувствовал себя превосходно, он был абсолютным хозяином положения. И положение это омрачалось лишь периодически возникающими конфликтами с региональными телерадиокомпаниями, которые, собственно, и производили большую часть трансляций, но за производство от ВГТРК и «Спорта» денег практически не получали. С другой стороны, собрав у себя права на показ почти всех крупнейших соревнований в России, руководство канала испытывало серьезные трудности с тем, чтобы развести соответствующие трансляции по сетке вещания: не секрет ведь, что подавляющее большинство спортивных матчей проходят вечерами, практически в одно и то же время. Понятно, что в такой ситуации кто-то попадал в прайм-тайм, кто-то транслировался в прямом эфире, а кто-то – уходил в глубокую ночь.

И это, конечно, периодически вызывало недовольство руководителей федераций».


О первом сезоне КХЛ и начале «телевизионной революции»: «Дебютный сезон КХЛ был сыгран в 2008/09 годах. Я работала в Лиге практически с первых дней, меня пригласили на должность продюсера департамента телевизионных проектов, структурное подразделение компании «КХЛ–Маркетинг». И я согласилась, потому что это была новая ступень в карьере и потому, что я надеялась доказать, что в нашей стране на телетрансляциях хоккея можно заработать. Причем заработать не только телевидению, но и самому хоккею. События разворачивались следующим образом.

Само руководство «Спорта» до определенного момента, видимо, думало, что и на этот раз все будет, как прежде: ну, может придется немного подороже заплатить за права, поскольку продукт вроде новый, все-таки – целая Континентальная лига. И действительно, вскоре они прислали нам стандартный договор – предусматривающий уступку им прав на показ чемпионата и нашу обязанность оплатить производство всех трансляций.

Подписывать такой договор мы, естественно, не стали. Исходили из того, что они чемпионат и так показывать будут, а об условиях мы договоримся как-нибудь по ходу. Тут, конечно, сыграло свою роль то, что нам очень повезло с видом спорта. Просто взять и исключить хоккей из сетки вещания «Спорт» даже теоретически не мог, поскольку популярность его, особенно в регионах, настолько велика, что людям от хоккея далеким представить себе трудно. «Ак Барс» в Казани – это объект всеобщего обожания, никакой «Рубин» в этом смысле с ним даже рядом не стоит. «Авангард» для Омска – то же самое. А Магнитка, а Челябинск! Да во время этого дерби, «Металлург»«Трактор», все улицы городов за Уралом просто вымирают!..

В общем, дальше все было так: региональные телекомпании, входящие в состав ВГТРК, не подозревая о том, что прав на показ хоккея у «Спорта» нет, продолжают отдавать ему производимый сигнал. Трансляции идут как ни в чем не бывало. Но по прошествии какого-то времени мы рассылаем по регионам письмо, суть которого сводится к следующему: все права на показ матчей КХЛ принадлежат «КХЛ–Маркетинг», «Спорт» в этом сезоне правами не обладает, и, следовательно, регионалы, производя сигнал и отдавая его «Спорту», нарушают законодательство Российской Федерации.

Местные компании тогда начинают беспокоиться. Просто так взять и перестать отдавать сигнал «Спорту» они, конечно, не могут: они же зарплату в ВГТРК получают. Но все-таки голоса, что пусть «Спорт» подтвердит, что права на показ хоккея у него есть, из регионов уже начинают раздаваться. И «Спорт» это не может не беспокоить. А мы тем временем предлагаем 17 местным компаниям заключить договор на показ хоккея с нами, ООО «КХЛ–Маркетинг». Условия такие: мы не платим им за производство, они не платят нам за права. Плюс получают от нас то, чего у них раньше никогда не было: права премьерного показа хоккейных матчей, то есть, проще говоря, их прямой трансляции. Раньше ведь в режиме реального времени посмотреть хоккей можно было только на федеральном «Спорте». А местные каналы могли повторить игру в записи через два часа после ее окончания, когда игра эта никому особо уже нужна не была. Понятно, что новые условия показались им чрезвычайно выгодными и они на них согласились.


Май 2009 года – наше время. Революция продолжается: «В мае 2009 года, по окончании первого сезона, я попросила региональные компании прислать мне рейтинги своих хоккейных трансляций. И они мне их прислали, такие, какие есть – надо сказать, с их стороны это было весьма простодушно. Нет, я, конечно, и раньше догадывалась, что хоккей у нас популярен. Но даже не подозревала – насколько. А тут вижу: Казань, Уфа, Челябинск, Омск, Хабаровск показывают рейтинги хоккейных трансляций, которые превышают рейтинги прогнозов погоды. А первый финал – «Ак Барс»–«Локомотив» (Ярославль) – там доля вообще была 28-29 процентов.

Соответственно, на рекламе во время хоккея регионалы за эти восемь месяцев заработали, наверное, так, как за всю свою историю до того не зарабатывали.

В общем, ознакомилась я со всеми этими данными и начала вести с регионами переговоры на тему: «Ну как, хотите вы и дальше хоккей показывать?» «Хотим, – говорят, – конечно, хотим». «Ну, а раз хотите, то надо за права платить». И вот – они платят. А мы – зарабатываем. И параллельно развиваемся по разным направлениям.

Например, еще перед началом первого плей-офф интерес к нашему чемпионату стали проявлять иностранцы. В итоге мы заключили очень выгодный для нас трехлетний контракт с Viasat Sport: они приобрели у нас права на трансляцию матчей КХЛ на территории девяти стран, в том числе Швеции, Финляндии и Норвегии. Nova Sport заключила аналогичный контракт на показ в Чехии и Словакии.

И практически одновременно с этим у нас возникла идея создать собственный цифровой спутниковый канал: ведь возможности обычного телевидения не позволяли нам транслировать в прямую больше двух матчей за один игровой день. Так мы достигли договоренности с «НТВ Плюс»: наш канал, КХЛ ТВ, функционирует на их технической платформе. Правообладатели – мы. А они осуществляют доставку сигнала, ографляют трансляции нашей графикой, производят озвучание, заводят нашу спонсорскую рекламу. И предоставляют для хранения наших материалов свои серверы. Сейчас наш канал доступен во многих регионах России – в пакете программ «НТВ Плюс» или местных операторов. С момента возникновения идеи до выхода в эфир прошло всего три недели, ровно 21 день. Первая трансляция состоялась уже в октябре 2009 года.

Наконец, последнее на данный момент соглашение было заключено нами с агентством UFA Sports. В тендере претендентов на соглашение по реализации наших прав помимо них участвовали еще и восточно-европейские представительства таких всемирно известных компаний как IMG, Sport 5 и In Front, но мы предпочли сотрудничество именно с UFA, правообладателями Бундеслиги».

Николай Киселев

Читайте также:

Владимир Шалаев: «Без объединения у европейского хоккея будущего нет» (Отчет о лекции, которую прочитал для слушателей RMA вице-президент и исполнительный директор КХЛ Владимир Шалаев).

«Мозги хоккеисту совершенно необходимы» (Отчет о лекции, которую прочитал для слушателей RMA генеральный менеджер хоккейного клуба «Металлург» (Новокузнецк) Леонид Вайсфельд).

«Иногда приходится быть артистом. Иногда – авантюристом» (Отчет о лекции, которую прочитал для слушателей RMA хоккейный агент Станислав Романов).

«Смотреть плей-офф КХЛ интереснее, чем нынешний чемпионата мира» (ВИДЕО) (Отчет о лекции, которую для слушателей RMA прочитал директор КХЛ по организации соревнований Дмитрий Курбатов).

Все новости >